Новости, деловые новости - Известия
Четверг,
8 декабря
2016 года

«ОТР выйти в эфир может, но показать нечего. Нет концепции»

Владимир Соловьев не понимает, кому нужно Общественное телевидение России

Фото: ИЗВЕСТИЯ/Дамир Булатов

Министерство юстиции зарегистрировало Общественное телевидение России (ОТР). Корреспондент «Известий» обратилась к члену Совета ОРТ, писателю и телеведущему Владимиру Соловьеву с просьбой рассказать, как идет подготовка к запуску канала. 

1 января 2013 года ОТР начнет вещание, как было задумано?

— Выйти в эфир может, но показать нечего. Нет концепции. Общество не сформулировало свои задачи. Пусть тот же Медведев, нынешний премьер-министр, выскажет свое мнение и скажет: я хотел бы видеть то и то. Или Открытое правительство, Общественная палата скажут свое слово.

— Вы, как член совета, участвуете в разработке концепции канала?

— Я до сих пор не видел ни одного документа. Никому в голову даже не пришла идея об этом поговорить. Телеканал «Звезда» отбился (за каналом будут сохранены частоты, которые ранее предлагалось передать ОТР. — «Известия»), и где теперь вещать? На мощном кабеле?

— Вы встречались с кем-то из своих коллег по совету, обсуждали тему?

— Я был бы рад, но нет. Скажем, Тимура Кизякова слышал и видел последний раз лет 15 назад.

— Но вы же знаете людей, которых назначили в совет?

— Я в газете прочитал. В очередной раз удивился, что о телевидении могут рассуждать все. То есть люди, которые ни разу не были на съемках и процесса не понимают.

— Вы считаете, что в совет должны входить только профессиональные телевизионщики?

— Смотря какая задача стоит перед советом. Придумали орган управления, но не сказали для чего. Совсем не понимаю, по какому принципу туда отбирали людей, что от них хотят. Я, когда вижу какие-то непрозрачные решения и не понимаю их мотивацию, очень сильно огорчаюсь. Я знаю, что Познер — фанат идеи Общественного телевидения. Так я бы ему его и отдал.

— А он хочет его возглавить?

— Не знаю, хотел ли он его возглавить, но он был промоутером этой идеи и хотел ее продвигать. Но получилось-то как: деньги государственные, руководителя назначает президент. Чем это отличается по структуре от ВГТРК? Наличием совета? Совет будет делать вид, что он некий цензор? Мы должны быть худсоветом? Это уже какие-то комические куплеты, а не Общественное телевидение.

— В беседе с «Известиями» гендиректор ОТР Анатолий Лысенко четко сформулировал задачу: Общественное телевидение должно помочь становлению  гражданского общества в стране.

— Ну как можно сформировать гражданское общество усилиями какого-то канала? Делать всем инъекцию либеральных взглядов? Почему либеральных, а не государственных? Это же очень специфический вопрос. Получается, что это канал пропаганды? Если он будет скучный, то это вообще беда. Потому что скучное телевидение не выполняет ни одной функции. Или мы будем людей к стулу приклеивать, чтобы смотрели?

Сначала все-таки надо понять, какое телевидение обществу нужно. Общественные запросы прочувствовать. Чего не хватает? Ведь уже есть каналы практически на любой вкус. Сегодня производителей меньше, чем каналов. Поэтому, если мы вдруг говорим: давайте сделаем новое телевидение и оно общественное, и назначаем туда человека, очень уважаемого, но не являющегося действующим активным телевизионщиком с креативными идеями — возникает вопрос: для кого мы делаем телевидение?

Давайте вообще сделаем Общественное телевидение как телевидение Общественной палаты. А чем народ виноват? Мы же не заставим людей смотреть трансляции из Общественной палаты. Оно, очевидно, должно быть ярким, профессиональным и активным. Общественное телевидение должно решать задачи, которые ставятся перед обществом. Поэтому мне кажется странным, когда сначала создается совет этого ТВ, долго решают на какой частоте вещать, какие программы будут. Вы сначала сформулируйте задачи: чего вы хотите. 

Общественное телевидение было идеей Дмитрия Медведева. Проволочки в нынешнем становлении ОТР многие связывают с приходом Владимира Путина и его нежеланием иметь эту структуру. Так ли это?

— Я вообще не понимаю, кому оно нужно. Руководитель канала гордо заявляет, что возьмет на работу того же Навального. Ну, я рад за него. А мы тут причем? Причем тут совет? Как соотносится совет и руководитель канала? Нас взяли и назначили, дальше что? Я за свою жизнь сделал несколько телевизионных передач, благодаря фантастической команде, в которой работаю. Я выпускал их на разных каналах. Я не очень могу себе представить, как можно пойти туда, непонятно куда, и сделать непонятно что. Если телевидение не получается сделать интересным, оно неэффективно. 

— А если г-н Лысенко пригласит вас на канал уже в качестве ведущего и автора,  пойдете?

— Я вообще-то работаю на канале «Россия». Нет, зачем? На кабельное телевидение — нет. Делать интересную, важную передачу — конечно. На скучном канале —  нет. 

— Тогда имидж ОТР будут делать новые лица. Г-н Лысенко надеется на приход людей из провинции.

— Кто сказал, что новые лица захотят смотреть?

Ну, есть же телаканал «Дождь», его смотрят. На нем много новых лиц.

— Кто смотрит? Очень маленький процент людей. Для этого надо тратить общественные деньги? На «Дожде» и так работает огромное количество людей, которые не смогли себя проявить на больших каналах. 

— Г-н Лысенко говорит, что одна из задач ОТР — научить людей слышать друг друга. 

— То есть сделать замечательные скучные шоу, где никто не кричит и все друг друга слушают? Но вы посмотрите, как люди друг с другом в Думе спорят, думаете, они там мирно разговаривают? Телевидение должно быть интересным. Это синергетическое искусство, которое использует аудиовизуальный ряд, совершенно иной уровень эмоционального проникновения. Современное телевидение должно идти не вниз, а вверх. 

— Но люди устали от желтизны, попсы и крика, почему бы не создать негромкий, интеллигентный канал, который будет просвещать и разъяснять?

— Телеканал «Культура» уже есть. Там замечательные программы, интеллигентные, глубокие, умные беседы. Зачем для этого еще Общественное телевидение? Ах, мы сделаем канал «Культура» по-другому. Ну, давайте.

Тогда получается, что 1 января будет пшик?

В России? Ну, почему же, сейчас нагоним гастарбайтеров, поставим задачу. 1 января выйдем, а 10-го закроем на ремонт. Как у нас водится в стране.

Подытожим вашу мысль: общественное ТВ — это провальная идея?

— Нет, просто я считаю, прежде чем что-то строить, нужно иметь план. Когда я услышу от руководителя канала, что он имеет в виду, что хочет общество, что такое Общественное телевидение, кто формирует на него запрос, тогда можно понять, что делать. 

Вообще телевидение — это такой infant terrible общества, о нем все знают, его понимают, судят, телевизионной критики вообще не существует. Люди выдают свои политические воззрения за телевизионную критику, и все недовольны нашей профессией. О том, как делать программы, рассуждают все. Ну, сделайте, покажите. Мы с интересом посмотрим. При этом все рассуждают, что телевидение умирает и приходит время интернета. Пишут об этом статьи, цокают, но ничего такого не происходит. Да, все сидят в интернете, у него есть своя ниша, но все также смотрят телевизор. Потому что экран телевизора приятнее для глаза, чем монитор. Потому что 80% людей пассивны в своем восприятии, они не хотят ничего думать, ничего выбирать. Вот есть какое-то число каналов, они по ним и щелкают. И если спросить, какую программу вы хотите, они не скажут. А если покажешь, они скажут — о, клево!

Известия // четверг, 20 сентября 2012 года

«ОТР выйти в эфир может, но показать нечего. Нет концепции»

«ОТР выйти в эфир может, но показать нечего. Нет концепции»Владимир Соловьев не понимает, кому нужно Общественное телевидение России

скопируйте этот текст к себе в блог:


Новости сюжета «Телевидение»:

реклама
Закрыть

Цитировать в комментарии
Сообщить об ошибке