Воскресенье, 30 апреля 2017
Политика 2 ноября 2012, 00:01 Михаил Романов

«Не исключаю, что грузинские вина скоро появятся в России»

Интервью

Главный государственный санитарный врач России Геннадий Онищенко рассказал «Известиям» о перспективах ввоза в страну грузинской продукции

Фото: ИЗВЕСТИЯ/Анна Исакова

— В Грузии поменялась власть. Я не имею в виду лидера страны, но политическая конфигурация совсем иная, чем прежде. Может, пора уже отменить эмбарго?

— Когда я запрещал так называемые ножки Буша, претензий к США у российской власти не было, тем не менее мы на это пошли. В этом плане меня восхищает прагматизм американцев. Америка — это не квазинациональное территориальное образование, карликовое, а огромная страна. Мы вели сложные переговоры, и дважды у меня здесь был посол США. Только-только президенты США и России подписали договор о стратегических вооружениях. И посол сказал: «Теперь твоя тема для меня — самая главная в России». И это говорит посол великой страны! А не лидер карликового квазигосударства!

Когда мы запрещали молдавские вина, у нас были экспертные заключения о том, что их виноградари производят 23 млн декалитров вина.  Декалитр — это 10 л, то есть ведро. А в обороте на российском рынке находилось до 45 млн декалиторов. В два раза больше! Понимаете, что это фальшак?

Что касается Грузии, я в пределах своих полномочий не контролирую их власть. Продукты (а вино является пищевым продуктом) были некачественные. Мы запретили, потому что у грузинов отказали тормоза: фальшивого вина оказалось столько, что можно было затопить всю округу. В этот бизнес приходили люди с деньгами, делали еще большие деньги и исчезали. Больше всего страдали и в Молдавии, и в Грузии истинные виноделы. К ним претензий у нас нет и никогда не было. Они всю жизнь эту культуру возделывали и передавали по наследству.  

Сегодня грузинский бизнес — не правительство! — многое сделали для того, чтобы уничтожить фальсификат. Это хорошо. При прочих таких же условиях я не исключаю, что скоро грузинские вина могут поступить в продажу на территории России. Если нам предъявят соответствующие документы, то почему нет? В последний год идет интенсивная работа с бизнесменами Грузии. Но грузинский лидер сам этого не хочет! Говорит бизнесменам: «Ни в коем случае! Мы вас всех тогда передушим!» Могу привести пример: наши грузины, граждане России, приехали в Тбилиси и приходили к лидеру. Он: «Да, да, да». На следующий день: «Нет, нет, нет». У него какое-то извращенное понимание роли правителя своего народа.

Был во всей этой истории элемент политики?

— Сегодняшний лидер маленького квазигосударства не перестал быть лидером де-факто. Но де-юре он перестал был лидером. Это показали парламентские выборы.

— Так как и когда разрешится проблема?

— С нашей стороны мы все свои условия озвучили.Если нам дадут возможность побывать на их предприятиях,  вполне может быть, что вино появится в нашей стране. Почему нет? Пожалуйста, пусть торгуют! И будет не такой безумный и неконтролируемый объем, какой был. Будет всё разумно.

Тем более что, слава Богу, живо еще то поколение, которое стало заложниками бренда. В советское время же вздыхали: «Ах, грузинское вино!». Но не может в каждом захолустном магазине продаваться редчайшее «Киндзмараули»! Это вино выпускается ограниченно! Да, мера была драконовская, но вынужденная.

— Откуда у вас такая контрабанда в виде двух бутылок «Боржоми»?

— Где?

— За вашей спиной, на полке.

— А, это когда мы белорусов обвиняли… Одна бутылка сугубо национальная, грузинская, вторая из Белоруссии. Это образцы! Вот этот образец, грузинский, пришел ко мне еще до запрета. Вот, с тех пор и остались.

— Вы обратились к Владимиру Путину с просьбой ограничить допуск детей в Церковь и запретить обряд крещения до достижения совершеннолетия. Вам не кажется, что вы тем самым оскорбляете чувства православных верующих?

— Это гнусная ложь! Я этого не говорил! Я Путина ни о чем таком не просил!

— Ну как же? Вот ваша цитата: «К сожалению, в православных церквях всё еще царит антисанитария. Воду в купелях не кипятят, кресты и иконы не дезинфицируют. Кроме того, там причащают вином, чего я категорически не одобряю».

— Это всё вымыслы журналистов! Одно дело, когда я вам сейчас под диктофон даю интервью, другое, когда общаюсь с вами кулуарно. На бытовом уровне я могу с вами на эту тему пообщаться. Официально я такого ни одному журналисту не говорил!

— Так откуда информация?

— Из интернета. Появилась какая-то моя личная якобы страничка в социальных сетях. Ответственно через вашу газету заявляю: меня в интернете нет!

— От журналистов вам достается…

— Да зачем бред комментировать? Вот история с кефиром. Однажды после поручения Медведева найти иные пути борьбы с пьянством мы собрались в Общественной палате. Ваши коллеги там присутствовали. Я выступил и сказал, что ратую за то, чтобы изымалось орудие убийства. Вот я пьяный иду по тротуару: самое страшное, что я могу сделать, — ударить прохожего. А если этот пьяный негодяй на машине, как тот, который сбил детишек детдомовских на остановке? И я сказал, что для меня машина является орудием убийства. Мне начали возражать, что в семье и другие люди пользуются автомобилем. Мое выступление не понравилось представителю движения «Синие ведерки», который сказал: «Ну вот я пью кефир, и у меня промилле обнаруживаются». Я ему отвечаю: «Молодой человек, если у вас такая особенность метаболизма, не пейте вы этот несчастный кефир!» И понеслось: «Онищенко запрещает автомобилистам пить кефир!» Ну для чего это делается? Для того, чтобы отвлечь внимание от насущных проблем. Специально делается!

— Надвигается сезонная эпидемия гриппа. Готовы ли медики предотвратить критическую ситуацию?

— Москва — проблемный город в том плане, что это центр сосредоточения всего мира. Mосква под ударом. Появилась в Европе корь — пришла к нам,  появился в Таджикистане полиомиелит — пришел к нам. Появился у птиц в юго-восточной Азии новый штамм — появится у нас. Нам нужно не стенать, а наоборот, в этих новых условиях адаптироваться. Сейчас превышение эпидемпорога зафиксировано в четырех регионах страны. Но в целом ситуация стабильная.

— В рамках нацпроекта «Здоровье» бесплатно прививают целые категории россиян — школьников, пенсионеров, бюджетников. Но насколько эта бесплатная вакцина эффективна? Иные граждане покупают дорогие препараты

— Без прививки сегодня не может быть человека как homo sapiens. Сейчас меня пытаются прижучить СМИ: «Ах, негодяй какой Онищенко! Пытается всю страну насильно привить». Давайте рассуждать. Да, это ваш ребенок, да, это вы ему дали жизнь. Но это уже личность, гражданин этого государства! Мы же защищаем ребенка, когда в семье над ним издеваются, не кормят. Прививка — это такой же элемент государственной защиты! И я скажу, кто распространяет слухи о неэффективности бесплатной вакцины: это фармакологические корпорации-конкуренты.

— В России не любят носить защитные маски, почему?

— Низкий уровень культуры. В Азии каждый второй ходит в защитной маске. Потому что азиаты знают, что если они заболеют, они потратят  кучу денег на лечение и пропустят свой реальный заработок, не выходя на работу. В России такой культуры нет. Щегольство пустое. Несколько лет назад мы провели эксперимент c журналистами одной газеты: они ходили по улице и в метро в масках. Так вот: многие им вслед крутили пальцем у виска.

— Что делать, чтобы изменить в корне ситуацию, когда в России нигилизмом страдают нерадивые продавцы контрафакта, фальшивки и откровенно некачественной продукции, вредящей покупателям?

— Посмотрите, какая интересная у меня есть книжка. Называется «Свод действующих санитарно-уголовных узаконений и правительственных распоряжений, касающихся фальсификаций пищевых напитков и продуктов». Свод написан медицинской полицией России в позапрошлом веке, чьими преемниками мы и являемся. Что, по вашему мнению, согласно этому документу, является отягощающим обстоятельством?

— Умысел?

— Правильно. А еще?

— Не знаю, Геннадий Григорьевич

— Вот слушайте, что было на первом месте в 1885 году. Статья 14: «Обстоятельством, увеличивающим вину подсудимого, преимущественно признаются степень его образованности и более или менее высокое положение его в обществе». У нас же сейчас абсолютно все по-другому: чем выше положение в обществе, тем больше человеку разрешено. И речь идет не о подрыве государственных устоев! Речь идет о продуктах питания! Вот сейчас кричат: «Права человека! Все равны!» Да не равны. Когда опять будет наоборот, тогда жить в нашей стране станет намного лучше. И надо… жаловаться. Требовать! Когда продают просроченные продукты, когда холодильник в магазине еле работает, когда работники за прилавком не имеют специальной формы. Да по любому поводу. А то тут некоторые наряжаются в хрюшек, качают права и пляшут в супермаркетах. Полиция же может и привлечь за хулиганство. Это не метод. Нужна правовая грамотность.

Наверх

Мнения

Наверх