Новости, деловые новости - Известия
Среда,
23 апреля
2014 года

Николай Фоменко: «Марусе» нужно объединиться с Петровым

Руководитель единственной российской гоночной команды в «Формуле-1» призвал к объединению россиян, выступающих в «Королевских гонках»

Николай Фоменко: «Марусе» нужно объединиться с Петровым

фото: архив редакции

Президент компании «Маруся-Моторс» Николай Фоменко рассказал в интервью «Известиям» о желании сотрудничать с Виталием Петровым и о том, почему работает в самой престижной гоночной серии, несмотря на расходы.

Также Фоменко назвал имя гонщика, который займет место основного пилота «Маруси» после ухода Шарля Пика, и поностальгировал по временам Жака Вильнева и Хуана Пабло Монтойи.

— По данным британской прессы, общий долг компании в этом году в совокупности с командой «Ф-1» составил порядка $125 млн…

— Это финансовый отчет. У нас нет прибыли, только расходы. Не долг, а именно расходы. Это важный момент. Если учитывать, что в «Формуле-1» мы до последнего боролись за десятое место без KERS и в целом ехали быстрее «Катерхэма», то за два года добились колоссального прогресса. Такого не бывает. А почему Шарль Пик пропустил Виталия Петрова — это отдельная история. Я даже не хотел бы об этом вспоминать. Да, пока это затратно. Но могу с гордостью сказать, что эти цифры несколько преувеличены. Тем не менее эта цифра практически ничто по сравнению с расходами, которые несут наши коллеги по цеху, а результаты, в общем, близкие.

Мы показываем, что можно эффективно работать, имея небольшие деньги. В частности, компания потратила огромные деньги на модернизацию базы. Конечно, нам хочется, чтобы в России на нас все-таки обратили внимание и чтобы появились спонсоры, а может, и совладельцы компании. Нам тяжело ее тащить в одиночестве. К тому же команда, по большому счету, выполнила все свои функции: мы открыли нужные двери и получили все, что необходимо для развития бренда. Сейчас мы стараемся из последних сил, чтобы удержаться в «Формуле». Я хочу, чтобы бренд, который мы делаем, ассоциировался с нашей страной. И не хочу, чтобы про Россию говорили так, как говорят сейчас.

— Вы не думали отказаться от команды «Ф-1» в пользу дорожного автомобиля, если она несет одни расходы, а все задачи выполнены?

— Думали и думаем до сих пор. Мы могли бы отказаться, и нам действительно было бы легче. В 2014 году случится Гран-при в Сочи, хотим мы этого или не хотим. Если мы сейчас закроемся, в лучшем случае страна будет представлена российским гонщиком, а это тоже под вопросом. И что? Нам придется купить место в «Феррари» на один этап? Мы постараемся держаться до Сочи, чтобы российская команда была представлена на российском Гран-при.

— Помимо «Маруси» и Виталия Петрова в «Формуле-1» представлен еще один российский бренд — «Лаборатория Касперского». Что мешает сотрудничать с ними? Не лучше ли объединить усилия и работать всем вместе?

— Мы с ними в прекрасных отношениях, но, когда мы пришли в «Формулу», у них уже был контракт с «Феррари». Поначалу Евгению Касперскому было неинтересно работать с нами. На сегодняшний день картина выглядит совершенно по-другому. Не все сегодня видят возможности «Ф-1». Для чего он повесил рекламу на болид? Через «Ф-1» можно подписать огромное количество контрактов. Его интересовало много западных позиций, куда можно внедрить свои компьютерные технологии. И он добился этого. Пока наши соотечественники не до конца понимают, как устроена система. Им кажется, что, работая на Западе, в своем бизнесе они знают все, всех и могут решать любые вопросы. На самом деле все не совсем так. Мы могли бы многим помочь конкретно Касперскому. И мы работаем над этим. Пока особенного успеха нет. Никто к нам не пришел и не сказал, что мы хотим быть вашим спонсором или совладельцем. Виталий Петров сделал головокружительную карьеру в «Формуле» и сейчас находится в великолепной форме. Мы могли бы все это скрестить, но у нас не получается.

— Кто будет партнером Глока после перехода Шарля Пика в «Катерхэм»?

— Резервный пилот — Макс Чилтон.

— В следующем сезоне «Маруся» будет использовать систему KERS. В связи с этим появятся ли новые задачи?

— Наше шасси продемонстрировало весь объем возможностей. В ближайшее время мы будем встречаться с претендентами на создание нового KERS. У меня намечено много встреч по этому вопросу — думаю, что в ближайшее время этот вопрос решится в положительную сторону. С точки зрения аэродинамики у нас нет проблем, машина, как говорят, «едет». Теперь надо заняться двигателем. В предстоящем сезоне мы сконцентрируемся на скорости, и я рассчитываю, что наша команда сделает серьезный шаг вперед. Отметим, что к предсезонным тестам будет готов новый болид.

— У вас нет мысли вывести «Марусю» за пределы «Формулы-1», например спроектировать машину для ралли?

— Рассчитываем, что наш наш новый проект — автомобиль B4 — войдет в серию «24 часа Ле-Мана», в так называемый чемпионат Endurance (FIA World Endurance Championship). Это очень прогрессирующий чемпионат, в котором мы надеемся поучаствовать. Команда будет готова примерно через год.   

— Подведите итоги сезона в «Формуле-1»? Чем остались довольны, а чем — нет?

— Мы заняли одиннадцатое место... Конечно, для нас это большой финансовый удар. В последней гонке Глок мог набрать очки, но получил атаку в заднее антикрыло и выбыл из гонки. Рад, что именно Виталий Петров отобрал у нас десятое место. Все-таки он россиянин. Думаю, нам с Петровым нужно объединиться. В следующем сезоне мы постараемся сделать существенный прорыв, чтобы перестать бороться за десятую позицию. Наша цель — седьмое-восьмое место.

— Если бы у вас была возможность поменять один пункт в правилах «Формулы-1», что бы вы изменили?

— Я бы с удовольствием вернулся к правилам 1997 года, когда каждый зритель понимал, насколько опасен этот вид спорта. Сейчас дистанция между GP2 и «Ф-1» практически неразличима для публики. Скорости те же самые. Мы сейчас очень стерильны. Обычный человек, желающий стать фанатом «Формулы», им не становится по целому ряду причин. Новое поколение болельщиков не вливается в «Ф-1», их нечем увлечь. Нужна свежая кровь. Со своей стороны «Маруся» делает все, чтобы привлечь потенциального зрителя. Мы предлагаем новое трансляционное решение гонок, если оно пройдет, то будет очень здорово. Это будет связано с интернетом. Хотим, чтобы какая-нибудь российская компания появилась у нас на борту. К сожалению, на нас смотрят как на граждан мира. Немцев поддерживают немцы, итальянцев — итальянцы, а у нас российского спонсора нет.

— Кто является сильнейшим гонщиком «Формулы-1», на ваш взгляд?

— Алонсо. Сейчас его талант сочетается с опытом и возрастом. У Феттеля есть еще аспекты молодого человека, которые не всегда позволяют ему справляться со сложными ситуациями. Я скучаю по временам Жака Вильнева и Хуана Пабло Монтойи. Сейчас в «Формуле» нет таких драйвовых пилотов, и гонки от этого, конечно, теряют. Также я бы отметил Нико Розберга. 

— Что для вас значит уход Михаэля Шумахера из «Формулы»?

— Уход целой эпохи, которую он сам и построил. Его возвращение на три сезона было величайшим шагом в демонстрации огромной пропасти между двумя поколениями. Он вернулся в гонки и всегда ездил в первой десятке, на машине, которая не была слишком надежной. Я отношусь к нему как к легенде. В этом поколении такого пилота, как Шумахер, не будет. Айртон Сенна, Ален Прост, Шумахер — самые великие гонщики за всю историю «Ф-1».

Известия // воскресенье, 16 декабря 2012 года

Николай Фоменко: «Марусе» нужно объединиться с Петровым

Николай Фоменко: «Марусе» нужно объединиться с ПетровымРуководитель единственной российской гоночной команды в «Формуле-1» призвал к объединению россиян, выступающих в «Королевских гонках»

скопируйте этот текст к себе в блог:

Новости сюжета «Формула-1»:

реклама
реклама