Новости, деловые новости - Известия
Понедельник,
26 сентября
2016 года

Самоубийство либеральной оппозиции

Писатель и политик Эдуард Лимонов — о главном итоге уходящего года

Эдуард Лимонов. Фото: ИЗВЕСТИЯ/Владимир Суворов

Год иссякает. Последние песчинки в песочных часах из верхней чаши досыпаются к 360 песчинкам в нижней чаше.

Что было неожиданного?

С моей точки зрения, случилось самое-самое что ни на есть историческое событие — самоубийство либеральной оппозиции...

После выборов случились, ну назовём их по аналогии с «соляными бунтами», — назовём это «выборными бунтами». На улицы вышли рассерженные горожане. Там были всякой твари по паре, всякие люди.

Благодаря тому, что вовремя подсуетились и украли протест у всех остальных политических сил, либералы, назвавшие себя «креативным классом», чтобы скрыть свою буржуазную суть, на некоторое время стали ведущим классом оппозиции. Благодаря набору многих факторов. Благодаря своей финансовой мощи, мощи информационной, благодаря обилию в их рядах журналистов и деятелей культуры, благодаря их главенствующему преобладанию в интернете.

Другие оппозиционные силы под таким агрессивным напором стушевались и вынуждены были всего лишь примкнуть к либералам на неравных условиях, на условиях подчинения. Примкнув, националисты Тор и Крылов стали очень сильно разбавленными националистами, а левый Удальцов потерял свою левую суть. Зато они пополнили ассортимент в либеральной витрине и позволили последним называть себя Оппозицией с большой буквы. (Единственные, кто отказался прийти в их лагерь, — нацболы.)

Бунты не превратились в революцию.

Революционного класса из либералов не получилось.

Поводив рассерженных горожан по московским площадям и проспектам, либералы  замучали, затаскали, уморили протест, и тот издох бесславно только что у Соловецкого камня 15 декабря в младенческом возрасте одного года и 11 дней.

Могла ли удастся в 2012 году буржуазная революция?

Нет, не могла, поскольку буржуазная революция против режима, пришедшего к власти в результате буржуазной же революции августа 1991 года, ни теоретически, ни практически произойти не могла.

Либералов на самом деле отлично устроил бы государственный переворот, но для такового у них не было ни нужных средств, ни нужных людей, ни нужного влияния.

Угробив протест, не дав им воспользоваться другим политическим силам, «ни себе ни людям», в досаде они совершают теперь чудовищные ошибки, словно стремясь побыстрее покончить с собой как с политической силой, да и дело с концом. Покончить раз и навсегда.

Такое впечатление, что серьезные политически мыслящие лидеры покинули либералов, зато к ним прибежала вся демшиза, может быть, даже со всего мира.

Судите сами. Из грязного хулиганского поступка, из панк-перформанса в церкви маргинальных девок, группы с похабным названием Pussy Riot, либеральные вожди раздули в истерике внутринациональную вражду между либералами и традиционалистами. Чуть ли не год усердно подливали масла в огонь, вели себя нагло, агрессивно, нетерпимо, чем вызвали неприязнь и отчуждение от себя простой традиционной России, может, и не очень уж верующей в Бога, но придерживающейся исторических традиций, в церкви не гадить. (Ну обойди её, если это не твоя церковь!) В сущности восстановили против себя всех, кто не столичная интеллигенция, восстановили народ.

Свежие, ещё с пеной вокруг ртов после истерики по Pussy Riot бросились практически без перерыва в другую истерику, вошли в штопор по поводу «дела Магнитского».

Печальная судьба адвоката Магнитского, умершего в российской тюрьме, была использована Немцовым и Каспаровым для целей политической борьбы с режимом. Эти двое обратились к американским конгрессменам-республиканцам с просьбой пролоббировать принятие закона о недопущении в Соединённые Штаты российских чиновников, так или иначе замешанных в деле Магнитского судей, прокуроров и прочих. Предполагалось, что, отменив поправку Джексона–Вэника, американские законодатели примут «закон Магнитского». Так всё и произошло, поскольку республиканцы  использовали возможность нанести удар демократу Обаме.

Этически поступок Немцова и Каспарова, мягко говоря, некрасив. Или даже недопустим. Ну нельзя призывать иностранцев вмешаться в нашу внутреннюю политику.

И заметьте, я считаю, что российским прокурорам и судьям нечего вообще делать в Соединённых Штатах.

Вокруг этой провокации, инициированной буржуазными вождями (я их уже назвал), вспыхнула война истерик. На американский «список Магнитского» депутаты Государственной думы ответили принятием анти-Магнитского закона, где среди других кар и возмездий запретили усыновление российских детей гражданами Соединённых Штатов.

Как только в кадре появились дети, они тотчас же стали у либералов детьми-сиротами и детьми-инвалидами, и вокруг их судьбы поднялся такой хай, что хоть святых выноси.

И хай продолжается.

И всем, кто хочет увидеть, стало отчётливо видно, что у нас есть целый класс людей, считающих Соединённые Штаты и их интересы своими интересами. Только и всего.

Ну и кто проголосует, если вдруг случатся свободные выборы, за этих господ?! Да их линчуют, если полиция не вступится.

Были ли ещё знаменательные события в 2012 году?

Какие-то события, безусловно, были. Но все они меркнут, не выдерживают сравнения с  самоубийственной катастрофой, постигшей в уходящем году либералов.

Борис Немцов скликает уже демшизу на митинг 13 января против принятого Думой  анти-Магнитского закона. Если он случится, это будет откровенно антироссийский и проамериканский митинг. Вот до чего достукались.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции

Известия // вторник, 25 декабря 2012 года

Самоубийство либеральной оппозиции

Самоубийство либеральной оппозицииПисатель и политик Эдуард Лимонов — о главном итоге уходящего года

скопируйте этот текст к себе в блог:

Новости партнеров




Новости сюжета «Итоги 2012 года»:

реклама
Закрыть

Цитировать в комментарии
Сообщить об ошибке