Новости, деловые новости - Известия
Четверг,
30 июня
2016 года

Год спустя после президентских выборов

Политолог Андраник Мигранян — о главных задачах, стоящих перед Владимиром Путиным

Андраник Мигранян. Фото из личного архива

Конечно, правильнее было бы подвести итоги года президентства В.В. Путина 7 мая. Но у всех есть соблазн высказаться по поводу того, что удалось и что не удалось сделать новому старому президенту после выборов 4 марта, потому что это был определенный рубеж, который должен был в большей степени прояснить властную конфигурацию в России. Если до этого мы имели формального президента и неформального лидера страны, то выборы были призваны формализовать его в качестве безоговорочного руководителя страны.

Мне приходилось подводить политические итоги ушедшего года в конце декабря 2012 на страницах «Известий», но сегодня есть повод поговорить еще о некоторых моментах, не отраженных в той публикации.

Во-первых, после президентских выборов всех политиков и аналитиков волновал вопрос, какова будет конфигурация власти после инаугурации В. Путина и формирования нового правительства. У некоторых аналитиков были ожидания, что и после инаугурации Путина сохранится тандем и дальше, на какой-то период времени, останется та же модель управления страной.

Однако очень скоро стало ясно, как я и писал сразу после выборов в марте, что нет никакого основания для сохранения тандема. И если Медведеву нужна была подпорка своей власти в лице путинского авторитета и политического опыта, присутствие Путина в качестве гаранта внутриэлитного консенсуса и консенсуса между обществом и властью, то после инаугурации новому президенту не нужен был напарник в качестве равного участника тандема, так как Медведев так и не стал обладателем личного политического ресурса даже после четырех лет президентства.

Наметившийся в 2011-м межэлитный раскол не пошел вглубь и вширь, не получил своего публичного институционального оформления. Попытки через Открытое правительство превратить Медведева в некое звено связи между системной и антисистемной оппозицией и Путиным провалились, так как оппозиция, особенно антисистемная, не сумела превратиться в серьезный фактор политики, которая могла бы сохранить в политическом пространстве, хоть на время, Медведева в качестве потенциальной альтернативы Путину.

Таким образом, сразу же стало очевидно как для элиты, так и для общества, что как до прихода на пост президента, так и после ухода с поста президента Медведев оказался в политическом отношении тотально зависимым от политического ресурса В. Путина.

Соответственно, если в обозримой перспективе правительство вдруг будет отправлено в отставку, это произойдет не по каким-то политическим соображениям, не потому что Медведев стал серьезным фактором политики и рассматривается в качестве альтернативы Путину в случае каких-то серьезных катаклизмов в обществе, а потому что оно не справилось с поставленными перед ним задачами. То есть будущее правительства зависит только от технической компетентности как премьера, так и его команды обеспечить необходимый экономический рост в непростых условиях современной экономической конъюнктуры в мире.

Второе, очень важное обстоятельство, на которое следует обратить внимание, — это беспрецедентная по своим масштабам борьба с коррупцией, которая развернулась в России сразу же после возвращения В. Путина в Кремль. Создается ощущение, что власти действительно очень серьезно настроены на то, чтобы провести всех чиновников и связанных с ними бизнесменов через процесс очищения, в результате которого кто-то, возможно, окажется в местах лишения свободы, а те, кто выдержит это испытание, создадут принципиально иную среду для жизни и хозяйственной деятельности в стране.

В. Путин обещал в ходе избирательной кампании улучшить деловой климат в стране, передвинуть Россию со 120-го на 20-е место по условиям благоприятствования ведению бизнеса. Разворачивающаяся кампания по борьбе с коррупцией вовлекает всё новых и новых чиновников и связанные с ними бизнес-структуры в этот водоворот, и создается впечатление, что действительно в этой борьбе не останется неприкасаемых. Громкие дела, возбужденные против бывших и действующих чиновников у всех на слуху.

Неожиданным образом эта борьба обрела новое измерение на фоне принятия конгрессом США «акта Магнитского», в соответствии с которым российским чиновникам разного уровня может быть отказано во въезде в США при наличии сведений, что они каким-то образом причастны к нарушениям прав человека. Но положения этого закона настолько широко и туманно сформулированы, что туда могут попасть любые чиновники любого уровня и их активы в американских банках могут быть заморожены. Это придало новый оборот разворачивающейся борьбе с коррупцией. Российская Дума близка к принятию закона о том, чтобы государственные чиновники не имели ни акций, ни вкладов в иностранных банках и декларировали сведения о своей недвижимости, находящейся за рубежом. Принятие США подобного закона и угроза принятия аналогичных актов другими западными странами, скорее всего, подтолкнет к тому, что российские чиновники и связанные с ними бизнес-структуры вернут свои активы или их значительную часть в Россию. Многие комментаторы воспринимают этот закон как попытку Путина поставить под контроль государства российскую элиту. Политику властей по возвращению денег чиновников некоторые считают попыткой властей национализировать российскую элиту. Думаю, что шаги властей в этом направлении являются неотъемлемой частью общей борьбы с коррупцией, что поможет сделать российскую власть более прозрачной. Но мой взгляд, это не попытка национализации элиты, а скорее начало мучительного процесса формирования реальной национальной элиты, это попытка искоренить желание богатых и могущественных людей смотреть на свою страну как на пространство, а на народ — как на человеческий материал, откуда следует извлекать богатства для себя и для своих близких и использовать их за пределами России. Это давно назревший шаг на пути формирования ответственной перед страной национальной элиты, для которой Родина — это сообщество людей, объединенных общей историей, культурой, языком и традициями, за настоящее и будущее которой они несут огромную ответственность.

В связи с этим в политических и экспертных кругах идет много разговоров о том, что, если Путин пойдет на отмену неприкасаемости чиновников самого высокого ранга, это может повлечь за собой громкие разоблачениями высокопоставленных лиц вплоть до министров, вице-премьеров, вовлеченных в коррупционные схемы, возможно, и с посадкой некоторых из них. Не приведет ли это к серьезному расколу в элитных кругах и ослаблению политической базы действующего президента?

Традиционно предполагается, что опорой власти в таких переходных обществах, как Россия, в значительной степени являются консолидированные элиты. Но в случае с Путиным мы знаем, что с самого начала его президентства опорой его власти никогда не были экономические элиты или тем более коррумпированные чиновники. У Путина уже есть опыт очень серьезной борьбы с такой «опорой» власти. В качестве опоры власти в ельцинский период рассматривались олигархи и региональные руководители. И, ведя одновременную и очень успешную борьбу с этими могущественными силами, в нулевые годы Путин опирался на тогда еще очень слабые институты власти — на правоохранительную систему и, конечно же, в первую очередь на массовую поддержку населения. В сегодняшних условиях институты власти гораздо более эффективны и могущественны для того, чтобы быть опорой Путина в этой новой борьбе. А та часть элиты, которая потенциально может выступить против борьбы с коррупцией, проводимой президентом, по своим ресурсам и возможностям несопоставима с возможностями и ресурсами, которыми в нулевые годы обладали олигархи и региональные руководители.

Поэтому мне кажется, что последовательная борьба Путина и его команды за очищение российской власти от всепроникающей коррупции в нынешних условиях может быть более эффективной и успешной и вряд ли создаст реальные опасности для действующей власти.

Через год после выборов наблюдается некоторое снижение рейтинга президента, что объясняется не только тем, что это обычное явление во всех странах в первый год после выборов, но и тем, что российское общество действительно имеет большие ожидания от Путина по оздоровлению как моральной, так и экономической ситуации в стране. Как уже отмечалось выше, сила Путина и опора его власти — в массовой поддержке населения. Для предотвращения дальнейшего падения рейтинга президента обществу должны быть продемонстрированы наглядные результаты деятельности власти: успехи в экономике, в борьбе с коррупцией, в очищении власти, оздоровлении моральной, политической атмосферы в стране и обществе. Так как в сложившейся ситуации, при общих неблагоприятных условиях мировой экономики, сложнее будет добиться быстрых и ощутимых успехов в экономической сфере, власти могут достичь ощутимых результатов в других направлениях, в частности в антикоррупционной борьбе, что, в свою очередь, создаст более благоприятные условия для экономического роста.

В заключение я хочу остановиться  еще на одной очень важной проблеме. Недостаточно обоснованными, а иногда просто политически мотивированными были рассуждения как политиков, так и аналитиков радикал-либерального толка о том, что нынешняя власть полностью потеряла поддержку среднего класса — самого активного элемента в обществе. На самом деле ситуация со средним классом и его отношения с властью более сложные. Действительно, небольшая часть среднего класса, или, как они сами себя называют, «креативного класса», видимо, полностью потеряна для нынешних властей, да и власти могут без особого сожаления расстаться с этой частью, так как это в основном радикальные интеллектуалы, а иногда и деклассированные элементы, которые в ограниченных масштабах присутствуют в каждой современной индустриально развитой стране. Это своеобразные «большевики», революционеры-радикалы, которые требуют немедленных и радикальных преобразований всегда и везде. В обычной ситуации они не представляют угрозы и являются маргиналами, но при серьезных социально-политических кризисах могут играть роль «радикализирующего» фермента, который способствует резкому обострению политической ситуации в любом обществе. Вряд ли власти могут рассчитывать на конструктивное взаимодействие с этим сегментом населения.

Думаю, что для нынешних властей сегодня стоит задача не только сохранить свою традиционную опору. Ряд социологов утверждают, что таковой для Путина являются бюджетники, провинция, малые города. Но это не совсем верно. Администрация Путина имеет необходимый потенциал для борьбы за костяк среднего класса: предпринимателей, владельцев малого и среднего бизнеса, менеджеров высшего и среднего класса, которые, конечно, разочарованы масштабами коррупции и произволом чиновников и правоохранительных структур. Но они ориентированы вовсе не на то, чтобы бороться с государством и властью ради самой этой борьбы. Они достаточно продвинуты, чтобы понимать, что без эффективного государства никто не сможет создать цивилизованные условия жизни и ведения бизнеса, вот почему власти имеют все шансы бороться за этих людей и заслужить их доверие.

Я думаю, что усилия нынешней власти в обозримой перспективе будут направлены как на формирование национальной элиты, так и на восстановление доверия среднего класса, интеллигенции, образованных слоев, на восстановление веры в то, что власти действительно намерены осуществить радикальное очищение общества и сформировать условия, при которых жизнь сегодняшнего образованного, продвинутого, самостоятельного делового человека в собственной стране была бы комфортной.

Именно это сегодня является главной задачей нынешней власти. Нефть, газ и другие сырьевые товары сегодня составляют основу бюджета и играют значительную роль в формировании ВВП. Но не в этой сфере решается судьба сегодняшней власти и вопрос будущего действующего президента. Они зависят от того, удастся ли совершить радикальный перелом в настроениях и убедить общество, что власть реально ведет борьбу по очищению политической, моральной, психологической атмосферы в обществе, воспринимает граждан как людей, достойных уважения, восприимчива к сигналам, идущим от общества, и готова на них адекватно реагировать.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции

Известия // понедельник, 4 марта 2013 года

Год спустя после президентских выборов

Год спустя после президентских выборов  Политолог Андраник Мигранян — о главных задачах, стоящих перед Владимиром Путиным

скопируйте этот текст к себе в блог:

Новости партнеров



Новости сюжета «Путин»:

реклама
Закрыть

Цитировать в комментарии
Сообщить об ошибке