Четверг, 30 марта 2017
Общество 11 марта 2013, 00:01 Гайдар Батырханов, Александра Сопова

Иеромонаха Илию, сбившего двух человек, лишают автопарка

Родственники погибших просят арестовать несколько дорогих иномарок священника, чтобы они смогли получить достойную компенсацию

Павел Семин (Илия). Фото: ИЗВЕСТИЯ

Адвокат Игорь Трунов, который сейчас в суде представляет интересы родственников двух рабочих, погибших в ДТП на столичном Кутузовском проспекте летом 2012 года, просит суд арестовать автопарк иномарок иеромонаха Илии (в миру Павла Семина), обвиняемого в этой аварии. Это имущество могло бы стать обеспечением по гражданским искам. Помимо белого внедорожника Mersedes G500, на котором, по версии следствия, иеромонах Илия совершил ДТП, в его собственности нашлись автомобили BMW 750i и купе Mersedes SL500. Общая стоимость автопарка священнослужителя составляет около 15 млн рублей.

Чтобы найти имущество иеромонаха Илии, адвокат Трунов провел целое расследование. Как выяснилось, священник оказался весьма обеспеченным человеком. В его собственности находятся три дорогих иномарки, а также несколько объектов недвижимости в Москве.

— Я получил справку из ГИБДД о наличии у Павла Семина трех автомобилей: помимо Mersedes G500, на котором он попал в аварию, это Mersedes SL500 и BMW 750i, — рассказал «Известиям» Игорь Трунов. — Мы намерены обратится к следствию с ходатайством об их аресте для обеспечения гражданских исков.

Он обратил внимание, что на всех автомобилях священнослужителя стоят регистрационные номера «» серий, в том числе и А-МР, которые обычно выдают руководству правоохранительных органов и спецслужб.

— На G500 стоят номера а918мо77, у SL500 — о277мр77, у BMW — а558мр, — рассказал «Известиям» адвокат. — Автомобили с такими номерами сотрудники ГИБДД не останавливают. Их нельзя просто так получить, только если есть связи на самом высоком уровне.

По словам Трунова, у 25-летнего священнослужителя нашлась и карта элитного фитнес-клуба в гостинице «Украина», где годовой абонемент обходится в 1 млн рублей.

По информации защитника, у Семина в Москве также есть и несколько квартир. В этой связи он намерен обратится к регистрирующим органам с запросом об установлении недвижимости, принадлежащей иеромонаху Илие.

Вопросы у потерпевших вызывает и нежелание следствия найти видеозапись ДТП: по сведениям Игоря Трунова, место происшествия находилось в зоне видимости шести камер ГИБДД и двух камер ФСО. Именно отсутствие твердых доказательств стало причиной того, что Павел Семин, поначалу признававший вину, стал отказываться от данных ранее показаний и настаивать на своей полной невиновности.

Процесс по делу о громком ДТП на Кутузовском проспекте сейчас идет в Дорогомиловском райсуде Москвы. На первом по существу заседании родственники двух погибших заявили к Павлу Семину иски о возмещении морального вреда, который они оценили в 6 млн рублей —по 3 млн на каждую семью.

Но Игорь Трунов уверяет, эти иски к Павлу Семину от потерпевших далеко не последние. В дальнейшем он намерен подать заявления о взыскании со священника компенсации по утрате кормильца.

В ночь на 16 августа 2012 года на Кутузовском проспекте произошло ДТП, в котором погибли два человека. Mersedes G500 несся по дороге на большой скорости, его водитель не справился с управлением, и тяжелая машина сбила пластиковые заградительные блоки, врезалась в группу рабочих и стоявшую «Газель», а затем и в движущуюся в попутном направлении «Шкоду». Обе машины перевернулись, а водитель Mersedes скрылся. За рулем джипа предположительно находился иеромонах Илия (Павел Семин). На следующий день после ДТП он явился в полицию с повинной.

В октябре 2012 года, судья мирового участка № 206 лишила иеромонах Илию водительских прав сроком на 1,5 года за то, что он оставил место ДТП.

Несмотря на то что монахи дают обет нестяжательства, в современной практике это не означает, что у них вовсе нет личной собственности.

— Когда-то Семин оправдывался тем, что он покупает дорогие машины не на церковные деньги, что у него свой бизнес. Но с монашескими обетами это всё равно несовместимо. Хотелось бы, чтобы более честное переживание монашеского обета нестяжания вернулось в церковную жизнь, — говорит протодиакон Андрей Кураев. Он предполагает, что со временем в РПЦ будут созданы разнообразные монашеские братства и ордена с разными уставами, где форма монашеской жизни вне монастыря будет упорядочена.

— Сама суть монашества в том, что я соглашаюсь стать социальным трупом и моя воля воспринимается мной только как препятствие на пути к спасению. Я полностью доверяю Богу, и мне не нужен Пенсионный фонд и запасные аэродромы в миру, — пояснил Кураев «Известиям».

Наверх
Реклама

Мнения

Наверх