Новости, деловые новости - Известия
Четверг,
30 июня
2016 года

В Кремле объявляют поход против клановости

Администрация президента озабочена новыми примерами семейственности во власти

Фото: ИЗВЕСТИЯ/Александр Матвеев

Назначение сына экс-главы Мордовии, ныне губернатора Самарской области Николая Меркушкина вице-премьером Республики Мордовия вызвало неудовольствие в администрации президента. Всей вертикали власти был еще раз дан наказ бороться с клановостью, сообщил источник «Известий» в Кремле.

— Дети или другие близкие родственники могут занимать высокие посты, но руководящие лица, назначающие или лоббирующие такого кандидата, должны обосновать его преимущества. Если назначение полезно для государства, то вопросов не будет, — подчеркнул чиновник.

По его словам, назначение сына Меркушкина, который до этого не имел серьезного опыта работы на госслужбе, на должность вице-премьера важной республики стало последней каплей.

До переезда в Самару Меркушкин-старший занимал пост главы Республики Мордовия, а его 34-летний сын до своего назначения никогда не работал в госструктурах: последняя должность новоиспеченного вице-премьера — гендиректор ОАО «Ламзурь С» и председатель совета директоров КБ «Мордовпромстройбанк».

— Принято решение взять под особый контроль администрации президента все назначения на руководящие посты как в центре, так и в регионах родственников чиновников, — рассказал источник «Известий». — Кроме того, кадровым службам всех министерств и ведомств будет дано указание проверять при назначениях на любой ответственный пост родственные связи, как шутят в Кремле, «аж до седьмого колена».

Пресс-секретарь главы государства Дмитрий Песков заявил «Известиям», что считает клановость одной из причин коррупции, но всё же она имеет более глубокие корни.

— Можно сказать, что существенной проблемы клановости в нашей власти нет, проблема не слишком остра, — говорит Песков.

Первый замруководителя фракции «Единая Россия» Вячеслав Тимченко в разговоре с изданием заявил, что не встречал в Госдуме проявления клановости.

— Я даже не припомню случаи, когда чей-то родственник занимал высокую должность. Хотя не вижу в таких примерах ничего плохого. Со старых советских времен пошла фраза «Сын за отца не отвечает». В мире много примеров потомственных политиков международного уровня, — говорит Тимченко.

Первый зампред комитета ГД по промышленности Владимир Гутенев уверен, что семейная преемственность не всегда носит негативный характер.

— Если человек достойный, то почему должно быть препоной то обстоятельство, что его отец достиг каких-то вершин. Почему сталевар может быть потомственным, а чиновник не может? — спрашивает Гутенев.

Сенатор и член «Единой России» Руслан Гаттаров убежден, что в политических вопросах семейные связи не имеют решающего влияния.

— Любой высокопоставленный отец или родитель десять раз подумает, чтобы сделать сына управленцем. А если сделал, то, значит, имел основания, — говорит он.

Депутат Госдумы от КПРФ Вадим Соловьев полагает, что кланы в госструктурах возможно истребить только благодаря законодательным механизмам.

— Клан собирает людей своего круга, которые не занимаются политикой, а решают личные проблемы. Рука руку моет, от этого качество работы страдает, коррупционная составляющая увеличивается. Президент прав. В СССР в Трудовом кодексе было прописано, что нельзя брать на работу родственников, и это правильно, — подчеркнул он.

Случай с сыном Николая Меркушкина — далеко не первый пример семейственности в российской политике. Так, бывшего министра обороны Анатолия Сердюкова упрекали за то, что в управленческие структуры Минобороны он привел своих коллег по Федеральной налоговой службе. Да и сам Сердюков был зятем весомого государственного деятеля Виктора Зубкова.

Успешную карьеру строят дети высокопоставленных чиновников. Например, сын директора Службы внешней разведки Михаила Фрадкова Петр Фрадков возглавляет Российское агентство по страхованию экспортных кредитов и инвестиций, акционером которого является ВЭБ. Другой сын экс-премьера, Павел Фрадков в прошлом году назначен заместителем руководителя Федерального агентства по управлению государственным имуществом.

Дочь министра обороны Сергея Шойгу Юлия Шойгу возглавляет Центр экстренной психологической помощи МЧС. Туда она пришла работать психологом в 1999 году и уже через два года стала заместителем директора центра.

Сын губернатора Кемеровской области Амана Тулеева Дмитрий Тулеев руководит федеральным управлением автомобильных дорог «Сибирь» при Минтрансе России.

Свои династии сложились и в Государственной думе. Так, сын лидера ЛДПР Владимира Жириновского Игорь Лебедев также является депутатом уже нескольких созывов нижней палаты парламента. Членами одной фракции были бывшие «эсеры» Дмитрий и Геннадий Гудковы. У другого депутата от «Справедливой России» — Ильи Пономарева мать Лариса Пономарева является сенатором.

— Центр, безусловно, должен влиять на вопиющие назначения, хотя в случае с членами заксобрания согласие на семейственность дает избиратель своим голосом, но сдвигать дело с мертвой точки надо, это одно из слабых мест нашей политической системы, а элита будет сопротивляться, — полагает завкафедрой общей политологии НИУ ВШЭ Леонид Поляков.

Семейственность встречается и в других политических системах. Лидерами США были Джордж Буш-старший и Джордж Буш-младший. Американский президент Джон Кеннеди назначал родственников на видные государственные посты. 

Инфографика © Наталья Ренская

Известия // среда, 20 марта 2013 года

В Кремле объявляют поход против клановости

В Кремле объявляют поход против клановостиАдминистрация президента озабочена новыми примерами семейственности во власти

скопируйте этот текст к себе в блог:

Новости партнеров



Новости сюжета «Кремль»:

реклама
Закрыть

Цитировать в комментарии
Сообщить об ошибке