Воскресенье, 28 мая 2017
Мир 2 апреля 2013, 13:28 Константин Волков

Северная Корея разрешила себе атомную бомбу и космос

На приход в Южную Корею американского эсминца КНДР ответила обещанием запустить ядерный реактор в Йонбене

Фото: REUTERS/Yonhap/Files

На прошедшей 1 апреля в Пхеньяне сессии Верховного народного собрания КНДР были приняты два очень важных решения. Первое — в Конституцию внесено изменение, согласно которому, КНДР теперь официально становится ядерной державой. Также был принят закон о развитии космоса.

— Пхеньян законодательно разрешил себе развивать ядерные и космические программы, как гражданские, так и военные, — пояснил замдиректора ИМЭМО Василий Михеев.

Первые шаги не заставили себя ждать. Уже 2 апреля департамент атомной энергии КНДР заявил, что собирается немедленно перезапустить 5-мегаваттный графитовый ядерный реактор в Йонбене «с целью развития экономики». О более точных сроках не сообщается. Но, по словам Михеева, вероятность запуска весьма высока, поскольку Северу надо подтвердить делами законодательные изменения.

Реактор может быть использован как для выработки электричества, так и в военных целях. В частности, для наработки оружейного плутония из отработанного ядерного топлива. По подсчетам экспертов, за год он способен изготовить около 7 кг плутония, чего в принципе достаточно для одной атомной бомбы.

Установка в Йонбене была заглушена в 2007 году после шестисторонних переговоров по урегулированию на Корейском полуострове. Тогда Пхеньян согласился выключить реактор и разрушить его охладительную башню в обмен на международную продовольственную помощь. Однако в Южной Корее подозревают, что именно наработанный в нем радиоактивный металл был использован при подземных ядерных взрывах в 2006 и 2009 годах. Что касается последнего взрыва, произведенного в феврале, у экспертов пока нет уверенности, был ли там использован плутоний или уран.

— Пхеньян законами и запуском реактора продемонстрировал, что у него лишь два союзника — атомная и космическая программы, — считает сотрудник Корейского центра Института Дальнего Востока РАН Константин Асмолов.

Оппоненты КНДР не стали сидеть сложа руки. 1 апреля США привели к юго-западному побережью Южной Кореи эсминец, оснащенный противоракетной системой Aegis. Его предполагается использовать в качестве защиты от возможных запусков ракет из КНДР. В данном случае речи не идет об участии корабля в совместных американо-южнокорейских военных учениях, как то было с бомбардировщиками B-2. Главная задача у эсминца одна — противодействие агрессии Пхеньяна.

Президент Южной Кореи Пак Кын Хе, в свою очередь, приказала военным «оставить политику в стороне, чтобы быстро и жестко реагировать на любые провокации Севера».

— Теперь армия может принимать решения, не дожидаясь реакции политиков, — пояснил Михеев. — Ответственность у них становится выше, но зато они выигрывают в плане оперативности.

Президент Пак заявила 1 апреля, что минобороны Южной Кореи в июле подготовит план «индивидуальной стратегии сдерживания», который будет использован Сеулом и Вашингтоном против Пхеньяна. Окончательно он должен быть согласован в октябре на ежегодных консультациях по безопасности. В плане будут варианты действий для трех ситуаций: угроза использовать ядерное оружие, высокая вероятность его применения и, наконец, применение ОМУ. Военные проработают сценарий кибервойны. Кроме того, Сеул до конца июня планирует выбрать подрядчика для создания собственного современного истребителя. Плюс к 2016 году Юг намерен закупить порядка 60 боевых самолетов.

Как и планировалось ранее, к 2015 году Сеул вернет себе оперативное управление военными действиями в случае открытия боевых действий на Корейском полуострове. Сейчас командование при начале войны автоматически переходит к Пентагону, в соответствии с договоренностями двух стран 1953–1990 годов.

В Южной Корее многие военные выступают против передачи им полного контроля, — рассказал Асмолов. — Они не хотят брать на себя ответственность. Сегодня за боевое планирование, размещение частей, логистику и прочее отвечают США, у южан просто не хватает стратегов.

В 2009 году из Конституции КНДР убрали упоминания о коммунизме. Зато в нее внесли слова, что председатель Государственного комитета обороны (этот пост занимает сейчас Ким Чен Ын) является высшим руководителем страны. 

Наверх

Мнения

Наверх