Новости, деловые новости - Известия
Воскресенье,
24 июля
2016 года

«Меня выдавали за племянника министра Сердюкова»

Дмитрий Митяев, обвиняемый в покушении на мошенничество по делу «Оборонсервиса», накануне суда дал эксклюзивное интервью «Известиям»

Фото с личной страницы на сайте odnoklassniki.ru

Один из ключевых фигурантов расследования хищений в военном ведомстве — экс-топ-менеджер ООО «МИРА» Дмитрий Митяев, обвиняемый в афере на 3 млн рублей, накануне суда рассказал «Известиям» свою версию расследования резонансного дела и собственной причастности к махинациям с имуществом Минобороны.

Скандал, связанный с хищениями в «Оборонсервисе» и Минобороны, начался с арестов Николая Любутова и Дмитрия Митяева в октябре прошлого года. Они оба в разное время работали в ООО «МИРА», которое занималось продажей имущества военного ведомства.

По версии следствия, за 3 млн рублей Любутов и Митяев обещали коммерсанту Михаилу Пашкину ускорить появление директивы министра обороны Анатолия Сердюкова и помочь выиграть его фирме на аукционе по продаже здания Щелковского комбината бытового обслуживания.

И Любутова, и Митяева обвиняют в покушении на мошенничество в особо крупном размере (ст. 30, ч. 4 ст. 159 УК РФ). Любутов признал вину и пошел на сделку со следствием. Его дело в упрощенном порядке было рассмотрено на прошлой неделе, Тверской райсуд Москвы приговорил его к 2,5 годам лишения свободы.

Дмитрий Митяев свою вину не признает. Он утверждает, что стал жертвой провокации. В среду его дело будут слушать в том же Тверском суде столицы. Накануне процесса Митяев дал эксклюзивное интервью «Известиям», в котором рассказал, как работал с протеже экс-министра обороны Евгенией Васильевой и ее студенческой подругой Екатериной Сметановой — главными фигурантками дела «Оборонсервиса».

— Дмитрий, как вы устроились на работу в ООО «МИРА»?

— Я работал конкурсным управляющим на одном серьезном проекте, но потом он закончился. Почти восемь месяцев я искал работу, рассылая резюме во все кадровые агентства. Потом мне позвонили из агентства, кажется, оно называлось «Ваш выбор». Они сказали, что увидели мое резюме на HeadHunter и предложили мне пройти письменные тесты. Часть из них касалась выделения земельных участков из земель федерального значения. Я эти тесты написал, отослал, и через какое-то время меня пригласили на собеседование в ООО «МИРА». Я прошел несколько собеседований с отделом персонала, с юристами, прошел стажировку — так и попал на работу в ООО «МИРА».

— Какие задачи стояли перед вами в компании «МИРА»?

— Сначала я занимался сопровождением сделок. Я согласовывал с продавцами и покупателями проекты договоров купли-продажи, различные коммерческие условия. А в начале июля прошлого года передо мной поставили задачу выйти на Единую электронную торговую площадку. Я должен был заниматься организацией торговых процедур на ней, а также продвигать и раскручивать наш сайт в Сети. Также на мне висела и рекламная кампания. Причем нам было сказано, что мы должны создать максимально открытую и прозрачную систему продаж, чтобы исключить любые упреки в возможных махинациях.

— Много ли объектов планировалось выставить на открытые торги?

— На Единой электронной торговой площадке мы успели выставить где-то 87 лотов, там же мы разместили баннер нашей компании. Всего предстояло распродать где-то около 8 тыс. объектов.

— Знали ли вы об уголовном деле против Екатерины Сметановой?

— Я со Сметановой работал всего восемь дней. Потом по фирме прошел слух, что у нее какие-то неприятности с законом. Но это все-таки меня не касалось. Поэтому комментировать особо по этому поводу ничего не хочу. Она как-то исчезла из фирмы, и больше я о ней ничего не слышал.

— А Евгения Васильева часто бывала в офисе? Вы с ней общались?

— Я видел ее несколько раз. И на меня она произвела впечатление очень требовательного и жесткого руководителя, который вникает в каждую деталь и не позволяет расслабляться подчиненным. Но в принципе моим непосредственным начальником была Динара Билялова, а не Васильева.

— Это правда, что в ООО «МИРА» занижали стоимость военных объектов под конкретных покупателей?

— Военные объекты мы не продавали, это госсобственность. Она продается по специальной процедуре, которая установлена законом о приватизации. Мы продавали только те объекты, которые были в собственности ОАО «Оборонсервис» и дочерних компаний. И лично мне о занижении стоимости объектов ничего не известно. Наоборот, цена часто была намного выше среднерыночной. Причем сами объекты, большинство из них, находились в отдаленных военных городах, и на них было очень тяжело найти покупателей. Никто не рвался брать эти развалюхи.

— Кто проводил оценку объектов?

— Мы оценкой объектов не занимались. Было несколько уполномоченных «Оборонсервисом» компаний, которые и оценивали объекты. По-моему, это были компании «Кэпитал Консалтинг» и «Аудитинформ».

— А почему цены на объекты были завышенными? Они всегда такими были?

— После того как Сметанову взяли на взятке, оценщики стали сильно перестраховываться и процентов на 30 завышать цены. Продавать было сложно — а с нас постоянно требовали результаты.

— Вас обвиняют в мошенничестве. Что вы можете сказать по существу предъявленных обвинений?

— В принципе преступление закончилось в тот момент, когда Любутов получил деньги от бизнесмена Пашкина за объект в Щелково (речь идет о комбинате бытовых услуг (КБО). — «Известия»). Моя роль в этом деле совершенно непонятна. Я уверен, что если бы полиция Любутова не задержала, то он и никаких бы денег мне не понес. Я понадобился, когда встал вопрос об уголовной ответственности, когда Любутова взяли с поличным. Тогда-то он и попытался все переложить на меня — совершенно постороннего человека. И в придуманной им схеме обмана я, в общем-то, и не был нужен. Я не признаю предварительного сговора и распределения ролей.

— Как вы познакомились с Любутовым? Что он за человек?

— Я познакомился с ним, когда устроился на работу в ООО «МИРА», он тогда еще там работал. Он боялся любой ответственности. Помню, ему пригрозили увольнением за опоздания. А он уже на следующий день снова опоздал и, чтобы руководитель его не поймала, полез через забор, через черный ход. Уволили его в начале июня, потому что он не справлялся с поставленными задачами.

— Почему он обратился именно к вам?

— Скорее всего, потому что я оставался одним из последних людей в фирме, кто его знал и с ним работал. У нас же очень сильная текучка кадров была. Потому что с нас требовали роста продаж, а мы не справлялись, и народ увольнялся пачками. Кроме того, в тот момент я оставался и за руководителя. Ну а второй мотив, наверное, в том, что он и неприязнь какую-то испытывал, а может, хотел подставить. Я же все-таки его должность занял.

— А вы могли реально влиять на стоимость зданий и сделать так, чтобы объект мог получить конкретный заказчик?

— Нет, конечно. Мы же на тот момент уже вышли на электронную торговую площадку, и вся система была выстроена так, чтобы помешать любым злоупотреблениям. Причем оценивали одни люди, за торги отвечали другие. Повлиять я не мог. Кроме того, у всех объектов были собственники, которые, наоборот, хотели получить за них максимальную цену. Также в департаменте имущества Минобороны были структуры, которые отслеживали сделки.

— Какая зарплата была у вас в ООО «МИРА»? И была ли для вас сумма в 1,5 млн рублей существенной?

— Мне не хотелось бы отвечать на этот вопрос. Но я неплохо зарабатывал. Получал около 200 тыс. рублей в месяц. Так что 1,5 млн рублей — это, конечно, сумма немалая, но и не та, ради которой надо рисковать и ставить все на кон.

— Но вы все-таки взяли эти деньги?

— Это была продуманная провокация со стороны Любутова. Он же на самом деле еще за два дня до ареста мне названивать стал. А я даже трубку не снимал, некогда было с ним говорить. А тут он сам подъехал и согласился меня подвезти до дома. Вот здесь-то и начался этот странный разговор, который меня в замешательство привел. Я же его вообще всерьез не воспринимал. Любутов постоянно сочинял сказки про какие-то свои связи, про инвесторов, которых, как оказалось, вообще не было.

И тут среди этого потока слов он вдруг вытаскивает пакет с деньгами. Я просто опешил. И стал от них отказываться. Говорю ему: «Я ж ничего не сделал, за что деньги брать?» Повторял, что мне ничего не надо, это, кстати, есть всё на записи (процесс передачи денег Любутова Митяеву проводился под контролем оперативников МВД, все переговоры фиксировались. — «Известия»). Но он нес чепуху, что я обязан взять, иначе подведу его. Что он уже себе половину взял и ему нужно памятник на могилу матери поставить, поэтому он не может отказаться от денег. Вы просто не представляете, как он меня уговаривал взять деньги. И, наверное, это моя вина — смалодушничал, не послал его подальше.

— Но зачем ему нужно было это всё?

— Когда его взяли полицейские, он им наговорил с три короба. Говорил, что готов на сотрудничество и поможет им взять большого чиновника в Минобороны. Он же меня выдавал за родного племянника министра Сердюкова! Наверное, полицейские и вправду, задерживая меня, рассчитывали, что выйдут на каких-то серьезных людей — ну, конечно, если у них «племянник» министра обороны на крючке! Ну а в итоге оказалось все совершенно не так. Конечно, я не племянник, да и самого Сердюкова в глаза не видел. Просто на том этапе Любутов ввел в заблуждение всех, включая полицейских.

— Вы должны были нести деньги дальше наверх?

— Да, полицейские хотели, чтобы я понес их дальше, в Минобороны. Я отказался, потому что некому мне было их нести! И только после моего отказа и было возбуждено против меня уголовное дело.

— То есть ваше дело все-таки связано с делом «Оборонсервиса»?

— Скорее всего, да. Возможно, требовались какие-то показания. Мое же задержание по телевизору было представлено как раскрытие крупномасштабных хищений в Минобороны. К тому же, согласно материалам уголовного дела, Любутов в поле зрения полицейских попал еще в марте, до того как я устроился на работу. Он тогда еще начал пытаться «разводить» бизнесмена Пашкина и хвастаться своими связями в Минобороны.

— Вы четыре месяца были в СИЗО, а потом вас выпустили под подписку. Почему вам изменили меру пресечения?

— Это заслуга моих адвокатов, думаю, и следствие разобралось, что, по меньшей мере, роль моя в этом деле незначительна. Поэтому меня и отпустили до суда на свободу.

— Вам задавали вопросы насчет непосредственного участия Анатолия Сердюкова в распродажах ООО «МИРА»?

— Спрашивали, конечно. Но это секрет Полишинеля — в соответствии с постановлением правительства № 787, для голосования совета директоров структур «Оборонсервиса» выпускается директива министра обороны. Добавить мне к этому нечего.

Известия // среда, 10 апреля 2013 года

«Меня выдавали за племянника министра Сердюкова»

«Меня выдавали за племянника министра Сердюкова»Дмитрий Митяев, обвиняемый в покушении на мошенничество по делу «Оборонсервиса», накануне суда дал эксклюзивное интервью «Известиям»

скопируйте этот текст к себе в блог:

Новости партнеров




Новости сюжета «Дело «Оборонсервиса»»:

реклама
Закрыть

Цитировать в комментарии
Сообщить об ошибке