Новости, деловые новости - Известия
Вторник,
26 июля
2016 года

«Белгородский стрелок» сорвался из-за давления отца

Психиатры поставили убийце шести человек Сергею Помазуну предварительный диагноз — аффективное расстройство личности с навязчивыми повторяющимися идеями

Фото: ИЗВЕСТИЯ

«Белгородского стрелка» Сергея Помазуна, расстрелявшего 22 апреля в центре города шестерых человек, в ближайшие дни отправят на психолого-психиатрическую экспертизу. Обычно белгородских убийц, в чьей вменяемости специалисты сомневаются, психиатры изучают на месте, но Помазуна, скорее всего отвезут на экспертизу в Москву, в ГНЦ имени Сербского, говорят источники в правоохранительных органах. Местные психиатры уже поставили убийце предварительный диагноз и предположили, что расстройство его психики связано с многолетним давлением со стороны отца.

Психологический портрет Помазуна был составлен еще во время его поисков. Уже тогда эксперты предположили наличие у него психического заболевания. Предварительный диагноз, как выяснили «Известия», — «аффективное расстройство личности с навязчивыми повторяющимися идеями». Это одна из форм так называемого биполярного расстройства, которое может протекать с большими амплитудами — глубокими депрессиями и настоящими маниакальными состояниями, когда человек не способен контролировать свое поведение.

После зверского расстрела людей в магазине «Охота» и последовавшей затем стрельбы на площади у Помазуна наступила фаза ремиссии. Поэтому-то его дальнейшие действия — попытка скрыться с места преступления на BMW X5 и последующая отсидка среди камышей в болоте — выглядят вполне логичными.

— После аффективной разрядки его эмоциональное состояние вступило в фазу ремиссии, поведение стало разумным и логичным, что вполне вписывается в клинику болезни, — считают психиатры.

Еще во время поисков «стрелка» эксперты предположили, что Помазун вряд ли покончит с собой или уедет в другую область, а отсидится пару-тройку суток в укромном местечке.

— Эмоциональный всплеск и агрессия возможны лишь при ощущении опасности или угрозы, — предупреждали они искавших Помазуна полицейских.

Аффективные расстройства личности проявляются в нарушении настроения, уровня моторной активности, психосенсорных расстройствах. Клиника выражается в виде эпизодов (маниакальных, депрессивных) повторяющихся расстройств, а также в форме хронических расстройств настроения. Аффективные расстройства почти всегда отражаются в соматической сфере — например, Сергей Помазун, по словам его родных, последние два месяца ничего не ел и только пил воду.

В ходе расследования всегда составляется психологический портрет обвиняемого. По мнению экспертов, несмотря на три срока за преступления (все — за автоугоны, первый срок был условный), главным для Помазуна были не деньги или реализация латентной агрессии, а «получение драйва». В его личном деле так и написано: склонен к риску, агрессивен, в юношеские годы не раз получал черепно-мозговые травмы.

В СИЗО-1 города Белгорода, где Помазун сидел с 2004 года, его прозвали Гонщиком.

— Это был неуравновешенный, неуверенный в себе человек, уже тогда у него была мания преследования, твердил, что его хотят убить, — рассказывает Сергей, сидевший с Помазуном в одной камере. — Иногда он писал романтичные стихи, общий смысл которых, что он никому не нужен.

7 января 2005 года, утверждает Сергей, они поздравляли с Рождеством соседей по камере — криком и стуками. В ответ тюремщики сильно избили их дубинками.

— Лупили не глядя, в основном по головам, Помазуну сильно досталось. После этого он замкнулся в себе и вообще перестал с остальными разговаривать, — вспоминает экс-сосед «стрелка».

В ИК-7 города Валуйки Белгородской области Помазуна привезли из ИК-5 поселка Сосновка осенью 2010 года. Это была его вторая ходка на зону.

— Распределили его во второй отряд, я тоже там был, — рассказывает Валерий Анатольев. — Я подошел к нему поздороваться, но он меня долго не узнавал, хотя мы сидели с ним в одной камере в 2004–2005 годах в СИЗО Белгорода. Говорить с ним было тяжело, он срывался на разговор о космосе и инопланетянах. Был вспыльчив, агрессивен, груб. В отряде был месяца два, потом его отправили в СУС (строгие условия содержания. — «Известия»).

По словам Анатольева, Помазун почти два года находился в так называемом безопасном месте, оттуда и вышел на свободу в декабре 2012 года.

— Администрация его там вроде не трогала. Хотя когда приезжал спецназ, который здесь почти каждую неделю бывает, его избивали очень сильно, — утверждает сиделец.

По его данным, в 2008 году Сергей Помазун совершил из зоны побег.

— В 2008-м его арестовали за угон и кражу, дали 2,2 года общего режима и отправили в ИК-4 общего режима, в Алексеевку Белгородской области. Вскоре ему изменили режим на колонию-поселение, откуда он сбежал, — говорит Анатольев. — В итоге ему увеличили срок и отправили в ИК-5 строго режима для рецидивистов. Но вместо ИК-5, в нарушение всех инструкций, он почему-то оказался в ИК-7 для «первоходов» (впервые оказавшихся на зоне. — «Известия»).

Владимир Осечкин, руководитель Gulagu.net, считает, что просто так, без высокого покровительства, перевестись из «строгой» зоны туда, где содержатся «первоходы», невозможно. Во ФСИНе оперативно прокомментировать эту информацию не смогли.

Сергей Помазун по-прежнему отказывается от официальных показаний, обещая раскрыть мотив жестокого убийства шестерых человек (в том числе двух девочек 12 и 16 лет) в центре Белгорода. Стрелял он разрывными пулями на поражение в голову или грудь и лишь одному — в спину, когда тот попытался сбежать из магазина «Охота».

— У Помазуна есть свое видение тех событий, но озвучивать его сейчас он не хочет, — говорит его адвокат (по назначению) Виктор Еремеев. — У него большой тюремный опыт, и он хочет сам изучить все материалы дела и выработать линию защиты. По-моему, Помазун вполне адекватный и здравомыслящий человек, который отдает отчет в своих поступках и всё осознает.

По мнению психологов, спусковым механизмом для совершения массового убийства для Помазуна стал «отказ в получении многих важных для него вещей».

— После выхода из тюрьмы он никуда не мог устроиться на работу, любимая девушка вышла замуж за другого, он трижды сдавал на права и не сдал, его упрекали в несамостоятельности и неспособности, при этом полная финансовая зависимость от родителей, — говорит психолог, близко знакомый с его делом. — Но во всех своих неудачах Помазун винил не себя, а систему — полицию, чиновников, родителей, тюремщиков, бросившую его девушку и т.д. Возможно, он с подросткового возраста очень хотел походить на отца. А давление со стороны отца, мнение о «никчемности» принижали его достоинство. То есть он всеми своими силами пытался доказать отцу и всем остальным, что «тоже чего-то стоит».

Родители Помазуна, в свою очередь, винят в случившемся правоохранительные органы. Они не раз обращались за помощью в полицию и к психиатрам и жаловались на неадекватное и агрессивное поведение сына, но им там ничем не помогли.

— Психиатрам предстоит большая работа, в ходе экспертизы они должны выяснить, страдает ли Помазун психическим расстройством и каким и мог ли он в момент совершения этих действий понимать их фактический характер, осознавать общественную опасность своих действий и руководить ими, — говорит психиатр Любовь Виноградова. — Надо изучить свидетельские показания и медицинские документы, опросить самого Помазуна. И принимать решение о его вменяемости именно на момент совершения преступления. От этого зависит приговор — пожизненное заключение или принудительные меры медицинского характера.

На практике, замечает адвокат Александр Островский, даже если врачам и удается впоследствии стабилизировать состояние больного, признанного невменяемым, и они ходатайствуют за него, осужденного всё равно оставляют в закрытой психиатрической больнице.

— Если врачи обращаются в суд и просят об изменении меры — например, о переводе на амбулаторное лечение, им обычно отказывают, исходя из того, что срок принудительного лечения должен быть сопоставим со сроком наказания, — говорит Островский.

Психиатр Виноградова поясняет, что врачи часто сталкиваются с тем, что суды отказывают врачам, как раз когда идет речь о серийных убийцах или насильниках, признанных невменяемыми.

— Если удается стабилизировать их состояние и они становятся неопасными для окружающих, их всё равно не отпускают, — констатирует Виноградова.

Специалисты не исключают, что после экспертизы «белгородский стрелок» будет признан «ограниченно вменяемым» — таким специалисты ГНЦ имени Сербского признали «русского Брейвика» Дмитрия Виноградова, расстрелявшего в ноябре 2012 года  шестерых сослуживцев.

Понятие «ограниченно вменяемый» — это когда эксперты пишут, что человек не мог в полной мере осознавать свои действия. В итоге его признают вменяемым, но назначают более мягкое наказание — так было в теории, когда в закон вводилась эта формулировка. Но фактически, отмечают специалисты, этого не произошло, и на практике суды наказание никогда не смягчают.

Если Помазуна признают ограниченно вменяемым, то ему грозит принудительное лечение в условиях заключения. В любом случае, считают эксперты, на свободу «белгородский стрелок» вряд ли когда-нибудь выйдет — и неважно, болен он был психически или нет, когда неделю назад взломал отцовский сейф и отправился в магазин «Охота».

Известия // вторник, 30 апреля 2013 года

«Белгородский стрелок» сорвался из-за давления отца

«Белгородский стрелок» сорвался из-за давления отцаПсихиатры поставили убийце шести человек Сергею Помазуну предварительный диагноз — аффективное расстройство личности с навязчивыми повторяющимися идеями

скопируйте этот текст к себе в блог:

Новости партнеров




Новости сюжета «Стрельба в Белгороде»:

реклама
Закрыть

Цитировать в комментарии
Сообщить об ошибке