Новости, деловые новости - Известия
Вторник,
28 июня
2016 года

Что же ты нас не любишь, Дед?

Писатель и политик Эдуард Лимонов — о причинах своих разногласий с лидерами Болотной площади

Эдуард Лимонов. Фото: ИЗВЕСТИЯ/Владимир Суворов

На меня посыпались открытые письма. Олег Кашин написал, Мария Баронова написала.

На открытые письма ко мне появились комментарии. Вот политолог Борис Межуев написал «Лимонов как воспитатель». Где-то перед глазами мелькнул комментарий Кононенко, который Паркер. И блогеры навалились.

Возникла тема: Дед.

Поразмыслив над с виду скабрезным, но в конечном счёте милым посланием Марии Бароновой и упрёками в мой адрес Кашина, я понял смысл посланий.

А смысл простой: что же ты нас не любишь, Дед?

Почему ругаешь и поносишь?

Ответ мой такой: а я люблю вас, только вы отбились от рук и ушли за Крысоловами.

А потом, поправка: это не вас я целый год поношу и изругиваю.

Я изругиваю и желаю морально уничтожить не вас. Речь идет о 13 или 15 типчиках из числа «болотных вождей». Вы-то «неболотные вожди», заметные молодые люди, но не из числа Крысоловов.

В декабре честно и яростно поднялась московская интеллигенция. Извините, может быть, это плохо видно, но нацболы своим героическим поведением в года 2000-е были чуть ли не единственной оппозиционной группой. И в том, что московская интеллигенция перестала бояться оппонировать власти, огромная заслуга нацболов. Нас судили на глазах у всех, мы шли в тюрьмы и выходили из тюрем, мы организовывали марши несогласных и нас винтили на акциях «Стратегии-31». Насмотревшись на нас, вы, ребята, перестали бояться, разве не так? Мы разрушили ваш страх.

Вы не остались со мной на площади Революции. Ушли за Крысоловами.

А я дьявольски знал в тот день 10 декабря 2011 года, что шанс даётся Историей чрезвычайно редко. Что лучше управиться в этот один день. Что второго шанса не будет, может быть, очень долго.

Я провёл малочисленный митинг на площади Революции в окружении лишь моих сторонников, как я их стал после называть «триста спартанцев». Я потерпел поражение в тот день, но я был прав.

Я это знал, а вы не знали.

После митинга на площади Революции я сидел под падающим снегом в дряхлой «Волге» и дико переживал. Ей-богу, не за себя.

Полагаю, что в этот момент я был единственным человеком в Москве и в стране, кто понимал, что произошла трагедия. Что политическая борьба оппозиции целого десятилетия была провалена. Насмарку, всё рухнуло.

Что Крысоловы, чтоб им пусто было и пусть их дети родятся беспалыми, появились тупыми зомби и увели вас.

Как я должен был поступить после 10 декабря 2011-го ?

Я обрушился на зомби, доказывая вам, что это Крысоловы и зомби.

При этом я остался и остаюсь самым последовательным и принципиальным оппозиционером моей страны.

Чтобы это понять, вам следует отказаться от высокомерной, глупой и ни на чём не основанной веры в то, что оппозиция только там, где вы стоите со своими хвалёными рассерженными горожанами.

У нас не одна оппозиция, а две. Только и всего. Моя честнее и принципиальнее, да ещё и старше вашей на полтора десятилетия.

Но верно и то, что и ваша достойна уважения. Только без болотных Крысоловов.

Да, я сознаю, что я учил вас. Больше было некому.

С самых моих первых книг я учил вас. Потом я учил вас в партии.

Русская литература и русская политика не могли вам дать ответов на ваши вопросы, они отставали от современности и продолжают отставать. Я давал вам ответы.

Десятки тысяч молодых людей прошли, с 1994 года начиная, через партию. И они разнесли мой месседж.

Я правильно обращался все эти годы к социально неудовлетворённой молодёжи, к тем, кого называют маргиналами, у нас сейчас маргиналы в большинстве, я расширил этот термин и придал ему положительный смысл.

Вы зря надрываете пупы, реанимировать цунами ни у кого никогда не получалось. Проехали.

Протест умер, да здравствует протест!

Лимонов и партия «Другая Россия» (в 2011 году партии было отказано в официальной регистрации. — «Известия») подняли новый лозунг «Отнять и поделить!», призывающий к пересмотру итогов приватизации. Пока в стране 1% населения владеет 71% национальных богатств, наша страна не может быть устойчивой страной.

Тема пересмотра итогов приватизации — главная тема страны. А почему это либералы считают себя противниками пересмотра приватизации? Либералы хотят появления и развития среднего класса, но ведь олигархический строй не даст среднему классу вырасти...

Смотрите, президент РФ только что представил в Думу проект закона о налоге на роскошь.

С чего бы это, болотные Крысоловы такого закона не добивались? Зачем же вдруг?

Президент играет на опережение. Он сам выходит с таким законом, чтобы не дождаться, когда им вооружится оппозиция.

О чём говорит эта инициатива президента страны?

О том, что Дед, сформулировавший лозунг пересмотра итогов приватизации как боевой призыв для следующих политических баталий, врезал правильно власти в её слабое место, а именно ударил по неравенству.

Крысоловы вас завели в тупик поражения.

Вы им не верите, а только терпите их. Следующим шагом должен стать отказ в доверии Крысоловам.

Но существовать без веры в руководителей, в лидеров общества ни одно политическое движение не может.

В данном случае у вас не остаётся выбора. Вы неминуемо станете верить в меня.

Другого Деда у вас нет.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции

Известия // вторник, 14 мая 2013 года

Что же ты нас не любишь, Дед?

Что же ты нас не любишь, Дед?Писатель и политик Эдуард Лимонов — о причинах своих разногласий с лидерами Болотной площади

скопируйте этот текст к себе в блог:

Новости партнеров



Новости сюжета «Оппозиция»:

реклама
Закрыть

Цитировать в комментарии
Сообщить об ошибке