Новости, деловые новости - Известия
Четверг,
24 апреля
2014 года

Сергей Собянин: «Работа мэра интереснее премьерства»

Столичный градоначальник на встрече с журналистами «Известий» рассказал, как относится к работе правительства, почему трудно справиться с пробками и на кого будет опираться во время предвыборной гонки

Сергей Собянин: «Работа мэра интереснее премьерства»

Фото: ИЗВЕСТИЯ/Алексей Голенищев

Сергей Собянин соберет подписи москвичей. И.о. мэра Москвы считает такой способ выдвижения своей кандидатуры трудным, но честным. За три месяца до выборов столичный градоначальник посетил редакцию газеты «Известия» и рассказал журналистам о планах по обустройству Москвы, методах борьбы с пробками, развитии парков. Большинство вопросов, естественно, касались будущих выборов на пост мэра. Основной претендент на кресло градоначальника объяснил, почему пока не планирует дебатов с оппонентами, кого считает главным конкурентом в предвыборной гонке и почему не хочет становиться новым премьер-министром России.

Алексей Голенищев/ИЗВЕСТИЯ


Перед дебатами надо посмотреть на противников

— Самое правильное — опираться на мнение москвичей. Собрать подписи — трудный процесс (нужно более 70 тыс. — «Известия»), но я считаю это правильным, — начал беседу Сергей Собянин. — Мэр Москвы — не абстрактная политическая фигура, а хозяйственная должность. Градоначальник должен консолидировать общественные организации, множество партий для решения серьезных проблем. Без этой консолидации мы можем утонуть в бесконечных разборках, спорах. Нужно выдвигаться самому, заручаться поддержкой избирателей.

— Выборы перенесли на два года, зачем такая спешка? Вы боитесь, что ваш рейтинг будет падать?

— Москвичи 10 лет были лишены права избирать мэра. Можно было еще 2,5 года подождать, конечно. Мы проводили опросы, и две трети москвичей говорили, что поддерживают идею проведения выборов, но считают, что это не первоочередная задача. Я тоже не чувствовал востребованности проведения выборов.

Тем не менее в 2013 году выборы проводятся в Подмосковье, во многих других регионах, в том числе и досрочные. И ситуация начала меняться. С кем бы я ни встречался, сразу возникали вопросы, когда будут выборы, почему в других регионах они идут, а у нас нет. Я каждый раз оправдывался, что время не пришло. Но мне не хотелось бы, чтобы у жителей столицы складывалось ощущение, что я чего-то боюсь: в Москве есть возможность избирать, а я торможу процесс, не даю возможности реализовывать избирательное право. И когда мы снова задали вопрос, когда в Москве должны пройти выборы, большинство горожан заявили, что хотят, чтобы голосование прошло не позднее, чем в области, либо одновременно с выборами в Мосгордуму (но за последний вариант высказалось гораздо меньше людей).

— И вы решились на досрочное голосование?

— Есть еще и личные мотивы, связанные с тем, что я нахожусь в должности 2,5 года и москвичи достаточно хорошо знают, что и как я делаю. Они уже могут дать адекватную и объективную оценку действиям властей. С другой стороны, мы разворачиваем огромный спектр сложнейших программ. И они продвигаются не всегда без конфликтов. И политическое решение, поддерживают ли мои идеи москвичи или нет, невозможно получить, кроме как на выборах. Реальную политическую поддержку можно получить только на выборах.

— Кого из будущих конкурентов опасаетесь больше всего?

— Надо посмотреть, кто зарегистрируется, тогда это будут соперники, о которых уже можно говорить. На мой взгляд, главным соперником в этой борьбе являются не конкуренты, а реальные проблемы, которые есть в городе. От того, как мы их решаем, во многом будет зависеть и результаты выборов.

— Если о своем решении участвовать заявит экс-мэр Юрий Лужков?

— Юрий Михайлович может принять любое решение, к любому его решению буду относиться уважительно.

— Вы говорите, что уверены в своих силах. В таком случае вы будете участвовать в дебатах со своими оппонентами?

— Я уже говорил, сначала должны появиться противники, зарегистрироваться. Мы должны посмотреть, что это за люди, стоит ли с ними дебатировать, есть ли у них конструктивная программа, о чем с ними дискутировать.

— То есть вы будете выборочно подходить к дебатам?

— Начнем с того, что сначала должны появиться другие кандидаты.

— Вы намекаете, что никого не допустите к выборам?

— Шутка, как говорят, прошла. Но это вы сказали. Я таких намеков не делал.

 Не важно, в каком туре достанется победа

— Многие оппозиционеры, славящиеся порой любовью к скандальным акциям, заявили о желании участвовать в предвыборной гонке. Вероятно, что в момент предвыборной кампании будут несанкционированные шествия и митинги. Соответствующие службы города готовы к этому?

— Как оппозиция, сразу беспорядки! Ну что вы говорите?! Мы уже два года к этому готовы. Такого количества митингов, такого количества участников различных акций не было за всё предыдущее десятилетие. Мы привыкли к такому режиму, считаю, что это нормальный режим для большого города.

— Если вы победите, но не в первом туре, это вас расстроит?

— По большому счету не имеет значения, в каком туре. Главное, чтобы выборы прошли честно и открыто.

— Продолжая тему митингов: в мэрию поступила заявка о проведении пикета в поддержку Николая Цискаридзе. Есть ли шансы на удовлетворение этой просьбы?

— Мы удовлетворяем все заявки. Главное, чтобы не мешало прохожим, движению, горожанам. А так — никаких проблем.

— Ваши предшественники вели активную политическую деятельность. Считаете ли вы для себя возможным как-то более активно проявиться на политическом поле, включиться в партстроительство?

— Сказать, что я абстрагируюсь от политики, неверно. Буду поддерживать тесные связи со всеми действующими партиями. Мы с ними регулярно встречаемся, проводим консультации, берем их предложения для проработки. Конечно, буду более активно работать в «Единой России», будем взаимодействовать с «Народным фронтом». Но кидаться с головой в политику в ущерб городским делам точно не буду. По характеру мне это не очень интересно. Считаю, что в городе огромное количество нерешенных проблем, и сегодня заниматься чистой политикой — уверен, это не понравится москвичам.

— Нужна ли России двухпартийная система?

— Если она будет эффективной системой, реально будет борьба между этими двумя структурами — вполне возможно. Есть положительные примеры — та же Америка. Но есть и примеры европейских стран, в которых действует определенный набор партий и это тоже работает эффективно. Это вопрос исторической ситуации, которая сложилась в той или иной стране. И так смахнуть со стола и сказать, что теперь будет двухпартийная система, малореально. Хотя теоретически прийти к этому (двухпартийной системе. — «Известия») было бы неплохо.

— Ваше имя называется в числе основных претендентов на пост будущего премьер-министра. Вам лично было бы интересно занять этот пост?

— Я много лет работал а администрации президента, в правительстве. Я представляю, что это за работа. На самом деле мне бы не хотелось идти в правительство. Считаю, что должность мэра Москвы одна из самых интересных. Здесь есть конкретные проблемы, ресурсы и есть конкретные возможности решить эти проблемы. Удовлетворение в жизни ведь что приносит? Постановка задачи и ее решение, а не бесконечный процесс, который ни к чему не приводит.

Правительство — большой маховик, где принимается много решений и нормативных актов. И в большинстве случаев ты не видишь края, где кончаются проблемы, не видишь результата своей работы. Это очень сложная и неблагодарная работа.

 Переходы должны быть очищены от торговцев

— За последнее время в московском метро много ЧП. Загорелся кабель, через несколько дней остановился поезд. Не исчерпался ли лимит происшествий, не требуется ли экстренное вмешательство?

— Ничего подобного нет. Если возьмем простую статистику остановок метро за последние годы, то увидим, что в 2010 году было девять остановок, за два последние года тоже девять — подчеркиваю, за два года. В этом году три. Каждая такая остановка — большая неприятность. Каждый сбой должен быть проанализирован. Например, задымление — в чем была причина? Не было нормального контакта между кабелем и переключающимся устройством. Все такие устройства будут заменены. Кроме того, будет проведена техническая ревизия всего электрохозяйства, возможно, мы изменим график замены кабельного хозяйства.

То, что произошло во вторник, связано с отказом одного из вагонов. Причем он не старый, а новой серии, прошел обкатку 170 км, на линии всего несколько дней работает. Скорее всего, причина в некачественной сборке. Мы приняли решение делать обкатку в 300 км, чтобы понять, насколько надежна система.

Говорить, что физически и морально метро себя исчерпало, нельзя. Московское метро по своему графику, техническому обслуживанию остается одним и самых надежных в мире. Конечно, сбои происходят, это неизбежно, но наша задача — их минимизировать.

— Руководитель московского метрополитена Иван Беседин останется у руля метро, доверие к руководству подземки не исчезло?

— Прошлая авария была связана с человеческим фактором — не доглядели, не затянули контакт. Поэтому были приняты меры дисциплинарные характера. Но чтобы понимать, у персонала метро есть всего шесть часов ночи на обслуживание этой огромной и технически сложной системы.

Проблемы последнего сбоя во вторник — поставщик подвижного состава. Будем выставлять ему экономические санкции.

— Сейчас территорию у метро расчищают от торговых палаток. Как будут благоустраивать эти площади?

— Там не место палаткам и с точки зрения безопасности — по правилам в 25 м от входа в метро вообще не должно быть палаток. Да и пассажирам никто не должен мешать. Большую часть мы уже зачистили, осталось разрубить хитроумные схемы, выстроенные при помощи сложных договоров, заключенных предыдущим руководством метрополитена. Но мы и их подчистим.

Нужна реконструкция транспортно-пересадочных узлов, которые забиты торговыми объектами и некомфортны для пассажиров. В этом году мы обустроим порядка 150 ТПУ, они станут мини-вокзалами. Считаю это одним из приоритетов своей работы.

— А что в торговле вы предложите потребителю взамен? Появятся ли вместо лоточников сетевые структуры, где можно перекусить, купить сопутствующие товары?

— Это следующий шаг. Конечно, должны быть и какие-то магазинчики, где можно купить сопутствующие товары, элементы бытового обслуживания, но в зонах пересадки должна доминировать транспортная составляющая.

Без мигрантов Москва станет самым законопослушным городом

— Много говорилось про возможное ограничение въезда в центр города…

— Много идей рождается в городе и приписывается мэру. Ничего такого я не говорил. Таких идей не обсуждалось. Это и технически сложно, да и вряд ли необходимо.

— Большинство горожан жалуются на нелегальных мигрантов. Въездные визы будут введены в лучшем случае в 2015 году. Москва сама как-то планирует решать проблему миграции?

— Городские власти не имеют права наказывать, высылать, арестовывать. Это прерогатива федерального центра. Но мы подталкиваем наших коллег к более жестким мерам, адекватным остроте существующей проблемы. В городе около 300 тыс. нелегальных мигрантов. Если убрать преступления, совершаемые приезжими, то Москва будет самым законопослушным городом в мире. 

Для нас принципиально, чтобы в Москве не болтались люди, о которых мы ничего не знаем, которые не зарегистрированы. ФМС их задерживает, высылает. Но считаю, что было принято правильное решение, что надо не только задерживать и высылать, но и запрещать въезд в Россию тем, кто однажды приехал в страну, прожил больше трех месяцев и не заявил, где он живет и работает. Таких людей надо автоматически лишать права въезда в страну. Второй этап — въезд по загранпаспортам. Жаль, что его отложили до 2015 года, но это, скорее всего, просьба некоторых республик бывшего СССР.

Этническая преступность — одна из главных проблем в городе. Должно быть системное решение этих проблем. Например, мы установили более 120 тыс. видеокамер. Мы реально будем просматривать город лучше, чем наши коллеги в Лондоне и Париже.

— В России принят закон об ограничении курения. Запрещено, например, курение на расстоянии ближе 15 м от метро. Как понять, что вот 15 м, а вот 14. Не появится ли какая-то разметка на улицах?

— Никаких штрафов пока нет. Когда ограничительные меры будут четко прописаны, будем их исполнять.

— Поскольку мы подняли тему запрета на курение, может быть, в пешеходных зонах или парках обустроить курилки? А то пока одни запреты…

— Воспринимаю это предложение как инициативу. Поработаем над ней, посмотрим, насколько это возможно сделать. Почему бы и нет?

— Продолжая тему запретов. В столице периодически запрещаются гей-парады. А будет ли запрет на пропаганду гомосексуализма целиком?

— В Госдуме обсуждаются законопроекты, запрещающие пропаганду гомосексуализма среди несовершеннолетних. Мы это поддерживаем.

Совхоз в Калуге не нужен — помидорами заниматься не будем

— В ваш адрес и в адрес ваших предшественника звучали обвинения, что застройка города не соответствует европейским аналогам, что к городу относятся небрежно. Возможно ли создание координационного совета, в который войдут и архитекторы, и застройщики? Смогут ли они усесться за круглый стол?

— В городе уже есть две такие структуры, в которые входит общественность и всего два чиновника — главный архитектор и глава Москомархитектуры. Что касается историко-культурного наследия, у нас создана спецкомиссия из общественных организаций, в том числе «Архнадзора». И эксперты там не пушистые, а с жесткой позицией. Например, комиссия по решениям о сносе в исторической застройке проводится чуть ли не в прямом эфире, и дискуссии там напряженные. Необходимые механизмы созданы, их надо поддерживать и делать всё, чтобы они были востребованы.

— Будут ли выноситься промышленные предприятия за пределы города?

— Никаких программ по переносу московских предприятий нет. Большинство московских предприятий — это предприятия ВПК. Мне кажется, что не нужно их переносить. Выводить нужно экологически вредные производства. Точнее, не переносить, а закрывать. Куда переедут — их проблемы. Так мы закрыли в Печатниках цементный завод. Что касается таких предприятий, как МНПЗ, который являлся источником загрязнений номер один в городе, там идет крупная реконструкция стоимостью в миллиарды. Первый этап завершен. Запахов стало меньше, выбросов тоже. По окончании реконструкции завод будет на уровне лучших мировых образцов. Например, в Вене есть подобный завод.

— А жив ли проект «новой Москвы» по переносу за МКАД органов госвласти?

— Эти решения не за нами. Может, в этом что-то и есть. Мы сегодня занимаемся созданием транспортной инфраструктуры, прорабатываем вопрос о создании медицинского, образовательного, офисного кластера. Когда территория будет обжитой, может, проще будет принять решение. Кстати, новая территория будет одной из главных площадок по созданию рабочих мест. На юге, юго-западе проживают миллионы, но рабочих мест там мало.

— Но если правительство решит переезжать, нужно же место зарезервировать.

— У нас много таких мест!

— Валентина Матвиенко высказала предложение о переводе компаний в регионы, с ними уйдут и поступления в бюджет. Есть ли в Москве источники восполнения потерь?

— Такой процесс перманентно происходит. Часть офисов переехали в Московскую область, часть — в другие регионы. Но кардинального переезда не ожидается. Это ведь тысячи людей, квалифицированные кадры, и просто взять перетащить их на новую территорию — маловероятно. К тому же крупные нефтяные и газовые компании сегодня уже по-иному платят налоги — в первую очередь там, где есть производство.

— А есть ли в столице новые источники поступления доходов?

— Торговля должна больше доходов приносить. В столице огромный товарооборот, но некоторые торговые центры платят практически нулевой налог на прибыль. И не потому что у них нет прибыли, а потому что создают серые схемы, офшоры. Мне кажется, что администрирование в этой сфере должно быть более жестким, а налоги — более адекватными.

— Принесет ли Москве доход продажа долей в имуществе? Приватизация?

— Это разовые доходы. Но если сделки происходят, все они должны идти на инвестиции, а не на проедание. Иначе продавать бессмысленно!

Есть часть активов, которые просто городу не нужны. Они являются избыточными с точки зрения управления и функционала. Например, плодоовощной совхоз в Кабардино-Балкарии или агропромышленный комплекс в Калуге (сельскохозяйственные предприятия в Медыни Калужской области были одним из любимых детищ экс-мэра. — «Известия»). Такие активы не нужны, мы ими не можем эффективно управлять. Нам осталось только сельским хозяйством и помидорами заниматься. Это ни к чему.

Парковки в день выборов могут стать бесплатными

— Вы уже говорили о развитии рекреационных зон. Поясните, что будет с ВДНХ?

— У нас есть миноритарный пакет, но это федеральная собственность. Правительство приняло решение о передаче нам своего пакета. Как только передадут, мы активно приступим к наведению порядка.

— От ВДНХ что-то останется? Его первозданность?

— Конечно! Там огромное количество памятников, все они должны быть сохранены. А любая застройка должна быть максимальна щадящей и в первую очередь направлена на досуг горожан.

Кстати, процесс передачи в собственность Москвы ВВЦ займет минимум 3–4 месяца. Но я заинтересован в том, чтобы он был как можно короче — чем быстрее передадут, тем лучше. Лучше для ВВЦ.

— Есть идея сделать парковки в центре бесплатными, например, для доноров или в день выборов.

— Можно придумать много причин для бесплатной парковки. Сейчас мы прорабатываем схему бесплатной стоянки для электромобилей как наиболее экологически чистого транспорта, рассматриваем вопрос о предоставлении бесплатной парковки для мотоциклистов. Остальные предложения — по мере внедрения этой системы. Надо смотреть, как будут заполняться места. А по поводу бесплатный парковки в день голосования надо подумать. Я не против.

— Что станет с «Лужниками»? Перед ЧМ эта тема волнует полстраны. На их месте появится новый стадион?

— Мы сделаем всё возможное, чтобы сноса действующей арены не было. Ведем переговоры с ФИФА, чтобы минимизировать проект реконструкции. Считаем, что всё возможно оставить в существующих архитектурных решениях. Ведь арена является символом Олимпийского движения в России. Да, есть требования ФИФА к стадиону, который должен будет открывать и закрывать чемпионат мира по футболу: по количеству мест, VIP-трибунам, наклону трибун. Большинству из них «Лужники» не соответствуют. Но думаю, что можно их учесть без большой реконструкции.

— Последний вопрос. Когда вы только стали мэром, говорили, что одна из главных проблем — пробки. Прошло 2,5 года, но создается ощущение, что ничего исправить не удалось.

— Это одна из самых серьезных проблем для города. За 2–3 года такие проблемы не решаются. Нужно быть объективным. Для ее решения необходимо создавать другой общественный транспорт, другое метро, другое пригородное сообщение, другой наземный транспорт. Метро должно быть в полтора раза больше, дойти до всех микрорайонов, оно не должно быть таким перегруженным.

Кстати, в области строительства метрополитена мы сделали столько, сколько не было сделано за предыдущие 15 лет. Мы начали строить такими темпами, которых не было в советские времена. Сегодня 20 проходческих щитов работает, это в два с лишним раза больше, чем в лучшие советские годы. Мы создали новую программу реконструкции малого железнодорожного кольца и пригородного сообщения — это строительство новых 240 км путей, которые позволят пригородным электричкам работать в таком же режиме, как и метро.

Реконструируются и вылетные магистрали, чтобы по ним быстрее двигался общественный транспорт. Плюс наводим порядок с парковками. Когда все задумки будут реализованы, уверен, проблем с передвижением в городе будет меньше.

Между прочим, наши программы в этой сфере являются одними их крупнейших в мире. Двигаться еще быстрее в этом направлении невозможно! Вот Лондонское метро — говорят Бог знает сколько лет, что будут расширять. Но ничего не происходит. Парижское метро — 15 лет об этом говорят, ни кола не вбито. Мы два года назад сказали — и уже набрали такие темпы. В этом году будет введено 14 км новых линий метро. Мы делаем всё возможное и невозможное при существующих ресурсах, чтобы как можно быстрее решить проблему пробок, мучающих москвичей.

Известия // четверг, 13 июня 2013 года

Сергей Собянин: «Работа мэра интереснее премьерства»

Сергей Собянин: «Работа мэра интереснее премьерства»Столичный градоначальник на встрече с журналистами «Известий» рассказал, как относится к работе правительства, почему трудно справиться с пробками и на кого будет опираться во время предвыборной гонки

скопируйте этот текст к себе в блог:
реклама

Интервью

Михаил Абызов

министр Открытого правительства

Интервью

Ираклий Хинтба

замминистра иностранных дел Абхазии

Интервью

Максим Григорьев

директор Фонда исследования проблем демократии

реклама