Новости, деловые новости - Известия
Четверг,
25 августа
2016 года

«Чаще всего хороший ученый — плохой хозяйственник»

Член-корреспондент РАН Анатолий Кулаков рассказал «Известиям» о реформе РАН, имущественном вопросе и конфликте поколений

фото: Владимир Суворов/ИЗВЕСТИЯ

Согласно законопроекту о реформе РАН, три академии, в том числе Российская академия наук, будут ликвидированы, а затем на их основе будет создана одна общественно-государственная организация «Российская академия наук». Все нынешние академики и члены-корреспонденты трех академий станут действительными членами новой академии. Соответствующий законопроект уже принят Госдумой в двух чтениях. Законопроект уже вызвал протест со сторон многих академиков. Особенно их возмутило, что управление имуществом и институтами «старой» РАН будет передано в новое госагентство. Член-корреспондент РАН Анатолий Кулаков в интервью «Известиям» рассказал, почему реформа Академии натолкнулась на столь ожесточенное сопротивление. 

— Анатолий Васильевич, действительно ли РАН находится в настолько плачевном состоянии, что необходима жесткая реорганизация?

— Реорганизация РАН — очень нужный и своевременный шаг. Она, конечно, запоздала, но она необходима. Техническая картина мира, как и политическая, меняется каждые тридцать лет. Сейчас мир входит в так называемую шестую технологическую волну. Посмотрите, какие задачи ставят перед собой ученые США — это просто фантастика. Наша же академия в нынешнем варианте не делает ничего подобного.

Мы крайне редко о ней слышим, РАН появляется в новостях, когда поднимается вопрос о ее собственности, это неправильно. У нас люди не знают имен академиков и что они делают.

Академия должна постоянно помогать государству. В кризис 2008 года она была обязана оказать посильную помощь, но этого не было.

Многие говорят, что научную деятельность определяет число публикаций. У Королева, Келдыша было мало работ, зато какие они были по качеству! Они действительно меняли мир, технику и жизнь людей. В этом смысле РАН, по существу, ничего не делает. Поэтому реформа необходима.

Много лет поднимался вопрос, что РАН нужно изменить. В результате финансирование академии увеличилось в 10 раз, а очевидных результатов нет.

— В чем причина такого бездействия?

— РАН разбита на две группы — академики и члены-корреспонденты. Вторые, как правило, значительнее квалифицированнее первых. Член-корреспонденты — люди более молодые (разница может составлять 20–30 лет) и более энергичные. Они больше разбираются в новых сферах науки, чем академики. Есть много прекрасных молодых ученых. Они уже по-другому думают. В них сочетается прекрасное знание науки и бизнеса.

К сожалению, член-корреспондент РАН может занять место академика только когда последний уходит из жизни. Сейчас получается так, что деньги распределяются среди старшего поколения, которое было выучено давно и не понимает, как двигаться дальше. Такое разделение приводит к «дедовщине» и «диктатуре» со стороны академиков. А ведь это губительно для Академии наук. То, что сейчас предлагается, это не вопрос материальных благ, а прежде всего уравнивание в правах.

Кстати, многие руководители РАН говорили, что «хозяйственный вопрос» их тяготит. Ведь чаще всего хороший ученый — плохой хозяйственник.

— Вопрос имущества также важен, не считаете? Сейчас 55% имущества академии вообще не зарегистрировано и находится неизвестно у кого.

— Конечно. И непонятно, как эти люди находят возможность участвовать в процессе, который, скажу помягче, направлен «не на общие нужды». Было больно видеть уважаемых людей из президиума и наблюдать, как их «волнует» обсуждение этого вопроса.

Сейчас имуществом будет заниматься специальное агентство. И его специалисты, которые более сведущи в данном вопросе, будут взаимодействовать с академическим сообществом.

— Президент РАН Владимир Фортов, единственный из всех глав академий, отрицательно отреагировал на данное решение. С чем это связано, на ваш взгляд?

— Я знаю Фортова уже много лет и не могу объяснить почему он так реагирует. Я просто не понимаю. Те вещи, которые приходят на ум, не хотелось бы обсуждать. Он должен понимать, что мы находимся у последней черты — распада Академии наук. О чем еще говорить?

Когда были выборы нового главы РАН, Фортов представлял свою программу, и там уже было много вопросов. Он обещал, что зарплата каждого академика будет 100 тыс. рублей. А когда его спросили, откуда возьмутся такие деньги, он просто не смог ответить.

Стать президентом академии — большой почет. Но успех может вскружить голову — и это очень важный вопрос. Здесь всё покажет работа. Сейчас государство поставит цели перед академией, и через какое-то время мы поймем, сможет он выполнить поручение или нет. Если нет, то уже можно будет что-то решать.

На мой взгляд, нужно придерживаться схемы, когда глава академии назначается сверху. Человек должен быть извне, не заинтересованный в каких-то определенных отраслях и не создающий себе любимчиков.

— А какие сейчас настроения среди сотрудников РАН?

— Настроения совершенно различные, но нужно понимать одно: объединение трех академий пойдет всем только на пользу. Люди думают, что изменения как-то ухудшат их жизнь — это неправильно. Уровень жизни улучшится, поскольку то, что «лежало» 25 лет, начнет работать.

— Некоторые академики уже заявили, что не будут вступать в новую Академию наук.

— Какая разница, в какой структуре они будут состоять? Нужный человек будет востребован везде. За его результатами люди будут сами приходить, а не он будет за кем-то бегать. В этом предназначение науки.

— Глава Минобрнауки Дмитрий Ливанов упоминал о возможном вводе «критической планки» возраста — по ее достижении академика будут просить уйти на заслуженную пенсию. Как вы считаете, разумный ли это подход?

— Вопрос очень индивидуальный. Кто-то и в 80 лет соображает очень сильно, а кто-то и в 60 уже ничего не может. Но понимание проблемы правильное. Было предложение, немного странное, «старую часть» академии, учитывая их заслуги и научное признание, выделить в особое отделение. Ведь понятно, что у более молодого поколения больше желания работать и что-то сделать, получая от этого удовольствие.

Я думаю, что они будут в стенах академии, но это будет некий «пенсион». Ведь они много сделали, и нужно создать для них условия. Главное, чтобы их действия не были помехой для работы академии, а сейчас это помеха, и это признают все.

Известия // понедельник, 8 июля 2013 года

«Чаще всего хороший ученый — плохой хозяйственник»

«Чаще всего хороший ученый — плохой хозяйственник»Член-корреспондент РАН Анатолий Кулаков рассказал «Известиям» о реформе РАН, имущественном вопросе и конфликте поколений

скопируйте этот текст к себе в блог:

Новости партнеров




Новости сюжета «Реформа РАН»:

реклама
Закрыть

Цитировать в комментарии
Сообщить об ошибке