Новости, деловые новости - Известия
Среда,
28 сентября
2016 года

Коэффициент полезного действия

Журналист Максим Кононенко — о том, каких целей добивается «РосПил»

Максим Кононенко. Фото: ИЗВЕСТИЯ/Александр Давашкин

Департамент по конкурсной политике Москвы проанализировал жалобы фонда Алексея Навального «РосПил», касающиеся столичных закупок. «Российская газета» публикует результаты анализа: всего было подано 120 жалоб на общую сумму 3,5 млрд рублей. За это же время Москва закупила на триллион. То есть жалобы касались трех десятых (0,3) процента от всего заказа. Из этого количества Федеральная антимонопольная служба удовлетворила 14 жалоб на сумму 66 млн рублей, причем в пяти случаях документацию доработали и конкурсы провели заново.

Я не знаю, достоверны все эти цифры или же нет. Вполне возможно, что Навальный с присущим ему грубоватым изяществом высмеет результаты и окажется, что отменили значительно больше. Однако мне очень хотелось бы прояснить вот какой интересный вопрос. А что, собственно, является целью деятельности фонда «РосПил»?

Да что тут гадать, идем на сайт фонда и читаем: «Проект «РосПил» — это общественный проект, направленный на контроль за расходованием бюджетных средств в сфере государственных и муниципальных закупок, закупок госкомпаний». То есть целью деятельности фонда является контроль как таковой.

Теперь открываем программу кандидата в мэры Москвы Алексея Навального и читаем там в первом же содержательном пункте: «У Навального есть уникальный многолетний опыт успешной борьбы с воровством и неэффективным расходованием бюджетных денег — только проект «РосПил» предотвратил неэффективное расходование более 50 млрд рублей бюджетных средств».

Есть, конечно, соблазн поинтересоваться: как так получатся, что по Москве — 66 млн рублей, а по остальной стране — 50 млрд? Злые языки говорят, что эти 50 млрд — общая сумма по конкурсам, на которые просто поданы жалобы, вне зависимости от того, удовлетворены они или нет. Ну да мы не злые, а потому давайте просто считать, что в регионах живут и воруют значительно лучше, чем в нашей столице. Я не хочу придираться к цифрам. В том-то и дело, что цифры в случае с «РосПилом» и Навальным не имеют решительно никакого значения. Миллион, миллиард, триллион — на какую общую сумму ни остановили бы закупок народные борцы с коррупцией, коэффициент их полезного действия равен нулю. И они сами хорошо это понимают. Именно поэтому в описании деятельности фонда написано «контроль за расходованием бюджетных средств», а не «экономия бюджетных средств».

Потому что всё, что могут сделать юристы «РосПила», — это добиться отмены конкурса. Что же происходит с теми деньгами, которые должны были быть потрачены не на то, на что надо?

Правильно: они возвращаются в бюджет той организации, которая их собиралась потратить. Без санкций. Без штрафов. Без увольнений и уголовных дел. Просто возвращаются — и всё. Ситуация обнуляется. Как будто ее и не было.

И организация может всё начинать заново. И, разумеется, начинает! Меняет условия конкурса, разбивает его на части, корректирует формулировки и всё такое. Но эти деньги остаются в полном распоряжении тех людей, которые, по мнению Навального и «РосПила», собирались распорядиться ими в незаконном порядке.

И опять же отдадим должное авторам программы кандидата Навального — они тоже прекрасно понимают, что ни к какой экономии бюджетных денег деятельность «РосПила» не ведет. Поэтому они и написали в программе: «предотвратил неэффективное расходование». Жаль только не приписали: «на один раз».

Из всего этого следует одна вещь, которую отчего-то стесняются постулировать: деятельность фонда «РосПил» с экономической точки зрения совершенно бессмысленна. «РосПил» не останавливает никаких распилов и не предотвращает никаких откатов. Он способен лишь ненадолго задерживать эти процессы, однако же рапортует о миллиардах. И на людей, разумеется, магически действуют все эти миллиарды.

Я никак не хочу отрицать важную просветительскую роль фонда «РосПил», который показывает обществу закупки сверхдорогих автомобилей и золотых кроватей для иных оторвавшихся от мира чиновников. Но, во-первых, выискивать такие конкурсы на сайте госзакупок начали задолго до того, как Навальный начал писать о коррупции, а во-вторых, до сих пор это делают довольно много как отдельных журналистов, так и сообществ в различных соцсетях. Периодически в прессе поднимается шум, в результате которого объявившие тот или иной конкурс чиновники начинают стесняться или бояться, и конкурсы отменяют. Но отчего-то ни одно из этих сообществ и ни один из тех журналистов, которые поднимают шум в прессе, не рапортуют о предотвращении незаконных трат из бюджета. А самое важное — ни одно из этих сообществ и ни один из этих журналистов не собирают, как «РосПил», миллионы народных рублей на обеспечение деятельности юристов, по большому счету просто развлекающих публику и тем самым накачивающих рейтинг одному конкретному политическому лицу.

И политическое лицо не стесняется брать эти народные миллионы и делать вид, что оно сохраняет народу миллиарды. И заявлять об этом в своей политической программе.

А Навальный-то между тем получается голый. 

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции

Известия // вторник, 30 июля 2013 года

Коэффициент полезного действия

Коэффициент полезного действияЖурналист Максим Кононенко — о том, каких целей добивается «РосПил»

скопируйте этот текст к себе в блог:

Новости партнеров




Новости сюжета «Навальный»:

реклама
Закрыть

Цитировать в комментарии
Сообщить об ошибке