Новости, деловые новости - Известия
Воскресенье,
25 сентября
2016 года

Большой рискованный эксперимент

Писатель и политик Эдуард Лимонов — о главной интриге московских выборов

Эдуард Лимонов. Фото: ИЗВЕСТИЯ/Владимир Суворов

Ночь была жаркой.

Помимо моей воли я оказался всё же втянутым в ажиотаж вокруг московских выборов.

Целую ночь метался от компьютера к радиоприёмнику и записывал, по старой журналистской привычке, поступающие результаты.

И, к моему удивлению, даже волновался, переживал, хотя агитировал-то за бойкот.

Сразу же бросилась в глаза вопиюще низкая явка.

На 18 часов в Москве проголосовали 26,28% избирателей.

Уже тотчас после 10 вечера стало понятно, что московским избирателям неинтересны кандидаты от так называемой системной, то есть парламентской оппозиции.

Дегтярёв (ЛДПР) и Левичев («Справедливая Россия») получили какие-то жалкие крохи избирательского внимания, а «коренной москвич» Митрохин, так он себя называл в рекламных роликах, получил лишь чуть больше этих двух аутсайдеров.

В конце концов к утру результаты «системных» определились окончательно:

Митрохин — 3,5%,

Левичев и Дегтярёв — по 2,8%.

То есть парламентские партии избирателей совсем не заинтересовали.

Интересно, что усиленная антимигрантская риторика Митрохина и Дегтярёва не помогла им, вопреки их ожиданиям, достичь сколько-нибудь значительного результата. «Очищу Москву!» не сработало. На разжигании страха перед мигрантами они не выехали.

Также знаменательно, что представляющий себя неутомимым защитником прав москвичей и действительно таковым являющийся Митрохин не заинтересовал избирателя. Получается, все эти годы Митрохин попусту тратил время, отстаивая дворы от уплотнительной застройки, а старые здания — от сноса...

Теперь уже ясно, что московские выборы были обречены на поединок Собянин–Навальный.

Почему?

Власть решилась провести Великий Эксперимент. Власть взяла курс на широкую политическую толерантность, на селективную демократизацию выборов.

Ведь Собянин буквально на себе втащил в выборы Навального, практически навязав ему половину требуемых подписей муниципальных депутатов. 55 депутатов от «Единой России» под давлением Собянина отдали свои подписи за выдвижение Навального. Тот ухмыльнулся и цинично взял подписи.

И преодолел муниципальный фильтр.

А Генпрокуратура выпустила свежезарегистрированного кандидата из тюрьмы. Беспрецедентно! Небывало!

Это ли не втаскивание на себе ?

А сильные либеральные СМИ навязали Навального избирателям.

Плюс огромные деньги были вброшены в кампанию Навального. Об этом можно судить по обилию агитационных материалов, по их качеству, один концерт на проспекте Сахарова стоил, предполагаю, бешеных денег.

По моему мнению, это были деньги «Альфа-Групп» и, может быть, не только «Альфа-Групп».

Потому столкновение Собянин–Навальный сделалось неизбежным.

Избирательная кампания Навального, сделанная по американским лекалам, современная и энергичная, с технологическими прибамбасами всякими, вроде пресловутых «кубов», обратила на себя внимание.

В результате получился поединок между действующим мэром, три года управляющим Москвой и ничего плохого за это время не натворившим (а это важно!), и мечтой о протестном мэре — её олицетворял Навальный.

У мечты есть преимущества, она расплывчата и неопределённа, но манит этой загадочной неопределённостью.

Немаловажным является и то обстоятельство, что Навального признали своим рассерженные горожане, те люди, которые в 2012 и 2013 годах выходили на московские улицы, требуя перемен, целый класс москвичей.

Новое манит, есть украинская пословица, удачно выражающая жажду новизны: «Хоч гiрше, та iнше!», то есть пусть худшее, но новое.

Я далёк от людей власти, мне трудно понять, что у них там в черепных коробках, у этих господ, но такое впечатление, что, решившись на большой эксперимент с Навальным, они перегнули палку, не предвидели подобного результата, когда даже возникла угроза второго тура, не оценили могущества реальной жажды перемен.

А она оказалась такой сильной, что заставила несколько сот тысяч избирателей проголосовать за вполне себе мутного бизнесмена с сомнительным прошлым, имеющего помимо пятилетнего срока по приговору суда по «Кировлесу» за мошенничество еще несколько уголовных дел, за человека, как мы успели убедиться, циничного и морально нечистоплотного.

Любовь зла, полюбишь и козла, очень уж хотелось перемен.

Какие дальнейшие у власти планы на Навального, я не могу знать.

Вероятнее всего, Кировский областной суд оставит его на свободе, в один из этих дней заменив ему приговор на условный.

А возможно, его совсем помилуют либо подведут под какую-нибудь ловкую амнистию.

Сажать человека, получившего 27% с лишним в городе Москве, — ну ведь скажут, что это политическая репрессия.

«Я его приглашаю, пускай приходит!» — уже пригласил своего соперника Собянин.

Навальный пока хорохорится и намекает на то, что якобы выборы были частично сфальсифицированы, цитирует в качестве доказательства мультфильм «Алиса в стране чудес», цитирует «Они опять взялись за своё», но он неизбежно смирится.

Как показали события последнего года, Навальный не безрассуден и очень даже договороспособен.

У меня такое предчувствие, что власть больше не позволит себе подобных нервных Больших Экспериментов.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции

Известия // понедельник, 9 сентября 2013 года

Большой рискованный эксперимент

Большой рискованный экспериментПисатель и политик Эдуард Лимонов — о главной интриге московских выборов

скопируйте этот текст к себе в блог:

Новости партнеров




Новости сюжета «Выборы мэра Москвы»:

реклама
Закрыть

Цитировать в комментарии
Сообщить об ошибке