Воскресенье, 28 мая 2017
Общество 25 сентября 2013, 12:09 Елизавета Маетная, Юрий Мацарский

Бабушка и президент

Репортаж

78-летняя Александра Терехина просит Владимира Путина найти и вывезти ее 9-летнюю внучку Настю из воюющей Сирии

Фото: Дмитрий Марков

Сироте Насте Терехиной было 6 лет, осенью 2010-го она должна была пойти в первый класс, как вдруг у нее «нашелся» кровный папа-сириец, который увез ее к своим родственникам на Ближний Восток. Все эти годы Настя жила с бабушкой и дедушкой на окраине Москвы, они воспитывали девочку после смерти родителей. Но органы опеки вдруг встали на сторону биологического отца и передали ребенка сирийцу Абдулле. Так русская девочка Настя Терехина стала Настей Джаллул и сгинула в сирийском городе Алеппо, самом пекле воюющей Сирии, где в конце августа была химическая атака, в которой погибло больше тысячи человек.

— Я не знаю, жива Настенька или нет, мы три года ее не видели-не слышали, — горюет Александра Николаевна. — С Абдуллой, который увез нашу девочку в Сирию, нет теперь никакой связи, а когда она была, он просто не снимал трубку.

В прошлом году Абдуллу заочно лишили родительских прав. После многочисленных заявлений стариков Терехиных и обращений благотворительного фонда «Волонтеры в помощь детям-сиротам» наши дипломаты в Сирии разыскали девочку в одном из беднейших районов Алеппо.

В новой семье Настя оказалась 15-м ребенком, она не ходила в школу, потому что на это не было денег, и спала на полу, ее запугивали и заставляли попрошайничать. Отопления, водопровода, туалета и мебели в отцовской квартире тоже не было. Да и сам Абдулла с детьми практически не жил — кинул их на бывшую жену и бабушку и уехал в Москву к новой жене и старой «точке» на рынке в Люберцах, где он много лет подряд торговал обувью. Двухкомнатную квартиру, которая Настеньке осталась после смерти мамы Иры, он сдавал сирийцам за 26 тыс. рублей. Квартиру эту по суду опечатали, Джаллула лишили прав, но в судьбе самой Настеньки ничего не изменилось — отец отказался возвращать ее в Россию, пообещав отдать девочку в школу. А вскоре там началась гражданская война, территорию захватили повстанцы, а дипломаты, в том числе российские, срочно покинули город.

Фото из личного архива


Информацию о Насте и ее семье волонтерам пришлось собирать по всему миру буквально по крохам. Многочисленные запросы во все инстанции ничего не дали — в Международном комитете Красного Креста ответили, что не занимаются розыском людей. Попытки выйти на администрацию президента Асада и его жену тоже ни к чему не привели, на обращения в ООН, в комитет по делам беженцев никто не ответил.

— Астахов (детский омбудсмен. — «Известия») обещал Настеньку разыскать да сам на самолете вывезти, я по телевизору слышала, но потом, видать, закрутился, — вздыхает бабушка девочки. — Но я все равно ему очень благодарна — если бы он не подключился, то Настеньку не разыскали бы тогда в Алеппо, а Абдуллу этого, которого она первые шесть лет знать-не знала и даже ни разу не видела, не лишили бы родительских прав.

Президент фонда «Волонтеры в помощь детям-сиротам» Елена Альшанская говорит, что по ходу поисков девочки появлялась разная информация — то Абдулла якобы с семьей сбежал от войны в Турцию, но подтверждений этому обнаружить не удалось, то он вдруг сам позвонил в Анкару в российское посольство и сказал, что по-прежнему живет с Настей и другими детьми в Алеппо.

— Последний раз связь с ним была два месяца назад, — рассказывает Альшанская. — Абдулла вышел в скайп и сказал, что хочет, чтобы его с дочкой вывезли в Россию.

С тех пор МЧС на своих бортах, по официальным данным, вывезло из Сирии уже 825 россиян и граждан СНГ. Но эвакуация шла с подконтрольных правительственным войскам территорий, а Настенька оставалась на захваченных повстанцами.

— Последняя информация из Алеппо была от журналистов, пытавшихся по нашей просьбе разыскать девочку по месту жительства — вместо дома там руины, весь квартал разрушен, — добавляет Елена Альшанская.

«Я не знаю, жива моя внученька или нет, но я очень прошу мне помочь, это последняя надежда! — написала бабушка Насти президенту Путину. — Я обращалась в МИД, к уполномоченному по правам ребенка, в прокуратуру, но никто ничего не может сделать. Прошу вас, спасите Настю!»

Алеппо, крупнейший и один из самых древних городов страны, с начала гражданской войны оказался буквально зажат между повстанцами, снабжаемыми из соседней Турции, и правительственными войсками. География этих частей постоянно меняется: кварталы и даже одиночные строения постоянно переходят из рук в руки — часто с тяжелыми потерями как среди атакующих, так и среди обороняющихся.

Оказавшись в эпицентре боев, значительная часть некогда двухмиллионного населения города покинула Алеппо. Большинство беженцев перебрались в турецкую провинцию Хатай, где для них открыт уже второй палаточный лагерь.

Официально тут проживает несколько десятков тысяч сирийцев. Всего же, по данным ООН, только в соседних с Сирией странах — Турции, Иордании, Ливане, Ираке и Египте — в таких лагерях живут почти 2,1 млн сирийских беженцев.

Фото: Дмитрий Марков

Сколько еще человек покинули Сирию и добрались до Европы (в первую очередь на Кипр или в Италию) или переселились в ближайшие страны, но не попали в статистку, учитывающую почти исключительно обитателей палаточных городков, — неизвестно.

Бежавшие от войны рассказывают про средневековые обычаи повстанцев, которые вырезают противникам внутренние органы, обезглавливают их на площадях и вешают на балконах домов. Государственное сирийское телевидение постоянно крутит сюжеты, в которых под крики «Аллах акбар» повстанцы-оппозиционеры самыми изощренными способами расправляются со своими врагами. Часто показывают признания попавших в плен к армейцам девушек, принужденных мятежниками к так называемому «секс-джихаду».

— Я даже представить боюсь, что там могли сделать с Настенькой эти повстанцы, если они до сих пор живут под боевиками, — плачет Александра Николаевна.

Религиозные лидеры джихадистов призвали своих сторонников в арабском мире отправлять дочерей в отряды повстанцев для удовлетворения сексуальных потребностей боевиков. Для того, чтобы обойти религиозный запрет на прелюбодеяние, муллы даже ввели в обиход отрицаемый большинством суннитов (а воюют против Асада прежде всего радикальные сунниты) «временный брак», заключаемый на несколько часов или даже минут. И теперь оказавшиеся в руках сирийских спецслужб девушки на камеру рассказывают, как вступали в такие браки по 30–40 раз в неделю.

Большинство из «секс-джихадисток», выступающих по сирийскому телевидению, пошли на этот шаг по идейным соображениям — «поддержать священную войну». Но есть и те, кто оказался среди мятежников под давлением родственников или попали к ним после того, как были проданы собственными отцами или братьями. Для таких мужчин те же муллы, что ввели «временные браки», придумали фетву, приравнивающую продажу дочери или сестры в сексуальное рабство к участию в вооруженной борьбе за веру. 

«Известия» обратились с просьбой помочь в поисках 9-летней гражданки России Анастасии Джаллул в отделения Управления верховного комиссара ООН в Ираке, Египте, Италии и на Кипре, а также в Управление по стихийным бедствиям и чрезвычайным ситуациям при премьер-министре Турции и Хашимитское благотворительное общество Иордании, в ведении которого находятся лагеря беженцев в стране.

Однако, как пояснил сотрудник египетского отделения Управления верховного комиссара ООН Эдвард Лепоски, шансы найти русскую девочку среди беженцев в ближневосточных странах очень малы.

— Только в Египте, по нашим данным, находится около 300 тыс. сирийцев, бежавших от войны. Но лишь 105 тыс. зарегистрированы в качестве беженцев после того, как обратились к нам за помощью. Остальные не учтены никак, но я постараюсь распространить информацию о семье Джаллул среди всех моих коллег, так или иначе работающих с сирийцами, — пообещал «Известиям» Эдвард Лепоски.

В аппарате Еврокомиссии по вопросам международного сотрудничества, гуманитарной помощи и кризисного реагирования «Известиям» также обещали помочь с распространением информации о Насте.

— Мы передадим ориентировки и фото девочки коллегам из Еврокомиссии, они работают с беженцами из Сирии. Я попрошу проявить особое внимание к ее поискам тех, кто работает в Аммане (Иордания), им чаще всего приходится работать с сирийцами, бежавшими от войны, — говорит сотрудница аппарата Еврокомиссии Ирина Новакова.

Однако бабушка Настеньки Александра Терехина считает, что отыскать девочку можно, если о ее судьбе узнает президент Путин и главы других государств:

— Путин много для Сирии сделал, не дал ее разбомбить, он же может замолвить слово за ребенка, но ведь не иголка же это в стоге сена, чтобы ее нельзя было найти?

Наверх

Мнения

Наверх