Новости, деловые новости - Известия
Суббота,
25 июня
2016 года

Евгений Ройзман больше не хочет заниматься политикой

Мэр Екатеринбурга готов отказаться от работы в «Гражданской платформе»

Фото: ИЗВЕСТИЯ/Анна Исакова

Мэр Екатеринбурга, член федерального комитета партии «Гражданская платформа» Евгений Ройзман рассказал корреспонденту «Известий» Наталье Башлыковой, как ему удалось выиграть выборы, что неправильно делал арестованный мэр Ярославля Евгений Урлашов, а также почему в муниципальных выборах не должны принимать участия кандидаты от партий.

— Несколько депутатов гордумы Екатеринбурга сейчас пытаются в суде оспорить решение гордумы, которым вы были утверждены мэром. Почему вас не хотят признавать?

— Ситуация нелепая. Эти депутаты, когда шло заседание, стояли в коридоре, чтобы сорвать кворум, а теперь они жалуются на то, что всё решили без них. Но их демарш не повод для отмены итогов голосования. Понятно, что это результат работы партии войны, губернаторской команды, которая не хочет смириться с тем, что они проиграли. Я к этому отношусь совершенно спокойно, потому что меня выбрали люди, это их решение, а горизбирком его утвердил.

— Было ли все-таки вмешательство Кремля при подсчете голосов?

— Администрация президента мониторила ситуацию всю избирательную кампанию. В день голосования, когда все уже понимали, что я выигрываю, был момент, когда ни с того ни с сего на улицах города появились автозаки и как по тревоге был поднят весь личный состав ОМОНа и полиции. Насколько я знаю, тогда из Москвы были жесткие звонки: «Вы что там с ума сошли, игры устраиваете».

— А вы уже общались с губернатором? Когда мэром Ярославля избрался оппозиционер Евгений Урлашов, губернатор Сергей Вахруков не хотел с ним контактировать.

— Да, общался — в аэропорту, когда встречали Дмитрия Медведева. Евгений Куйвашев сделал ко мне шаг навстречу, протянул руку и сказал: «Не стой в стороне, ты чего стесняешься, подходи». Причем так искренне, совершенно без подвоха. Мы сейчас смотрим возможности для сотрудничества. Лично я вижу несколько тем, по которым могу к нему обратиться. Одна из них — появление в городе хосписа.

— Что вы бы хотели в первую очередь сделать для Екатеринбурга? Что вашим предшественником не было учтено?

— Та команда, которая работала до меня, сумела создать один из лучших городов России, но проблемы у нас те же самые, что и во всей стране. Прежде всего, это ветхое жилье, ЖКХ, сложность приобретения жилья молодыми семьями и др. Поэтому для меня главное сейчас не нарушить систему, сохранить то, что уже хорошо работает, и привнести что-то свое. Мое — это, может быть, более тесная работа с людьми.

— Есть мнение, что за вами стоят финансовые группы и вы не будете самостоятельным мэром.

— Эта версия только для не посвященных в жизнь Екатеринбурга, в городе в нее никто не поверит. Понятно, что я знаю всех крупных представителей бизнеса, среди них у меня есть товарищи, но я сам — человек от коммерции далекий. Если на меня будут выходить с какими-то разумными предложениями по развитию города, то, конечно, я их выслушаю. Но за мной, кроме жителей, никого нет.

— Продолжите ли вы работать с «Гражданской платформой»?

— Все, кто стал депутатами от «Гражданской платформы» в Екатеринбурге, мои товарищи. Меня эта партия тоже выдвигала, но я сам человек не партийный. Конечно, фракция «Гражданской платформы» создана, и, где нужно будет помочь, всегда помогу. Но вообще я считаю большой ошибкой то, что на муниципальных выборах кандидаты могут избираться по партийным спискам.

Не должно быть ни малейшей политизированности: между депутатами и так достаточно разногласий на личностном уровне, на уровне бизнеса. Поэтому моя позиция, что все такие выборы должны проходить по одномандатным округам, чтобы избиратель мог посмотреть в глаза своим депутатам, потому что партии в глаза посмотреть невозможно. Мало того, партийность размывает личную ответственность.

— Мэр Ярославля Евгений Урлашов незадолго до отставки начал принимать участие в митингах, активно критиковать власть. Это было ошибкой?

— Думаю, там было несколько ошибок. Конечно, нельзя было входить в конфликт с «Единой Россией» и губернатором, нельзя было торопиться. Во-вторых, неправильно было использовать такую жесткую риторику и выходить на лобовую конфронтацию. Сейчас, конечно, я уже умный, потому что я наблюдал происходящее с ним со стороны и поэтому так говорю.

— Вы согласны с тем, что мэр не должен заниматься политикой?

— Конечно. Я, например, хочу вести не политическую, не хозяйственную, а такую житейскую деятельность. После того как я стал мэром, на мое имя стало приходить по 100 обращений от граждан ежедневно. А если я скажу, что открываю приемную, будет коллапс. Поэтому сейчас я думаю, как вывести приемную за пределы администрации, и начну работать с населением. Это очень важно, потому что до этого администрация все время находилась в какой-то обороне от региональных властей, поэтому люди даже не знают, куда им можно обратиться. В мэрии есть целое управление по работе с населением, которое придется настраивать. Они все делают отлично, всё умеют, но мне придется принимать лично участие.

— Значит, прежнюю команду менять не будете?

— Мне команду не поменять даже если я захочу, все перемены я могу делать только внутри аппарата. Но ее и не надо менять, потому что это сильная команда, та самая команда, которая сделала город одним из лучших. Моя задача — не мешать делать то, что она умеет делать в 100 раз лучше меня, и помочь там, где это возможно.

— Как вы оцениваете перспективы «Гражданской платформы», Прохоров может покинуть партию?

— Хорошие перспективы. Партия, слава богу, не сделала ничего плохого и сейчас всё зависит от того, как поведут себя те, кто ее представляет как в Москве, так и в регионах. Что касается Прохорова, то видно, что человек набирает мощь как политик, по-другому начинает мыслить. У него есть свои плюсы: он не силовик, а экономист-международник с мировым именем, с хорошим образованием и знанием языка, кроме этого, он может мыслить стратегически.

— А какой вы видите идеологию партии? Она ведь так и не появилась?

— Она есть. Изначально как эпиграф — партия здравого смысла и, если хотите, партия кормильцев. Это партия людей, которые сами что-то создают — бизнес, рабочие места. Это люди-созидатели, люди, которые платят налоги, собираются жить в нашей стране и всего-навсего хотят понять, как эти налоги расходуются. Разумеется, у них есть свое мнение, и они заслуживают того, чтобы с ними считались.

— Как вы оцениваете партийную реформу, насколько все-таки власть готова пустить другие партии на это поле?

— Власть, может быть, и готова, но у нее не получается. Поэтому такая ситуация, что Москва говорит регионам, мол, проводите выборы по-честному, а на местах делают как хотят. Страна гигантская: в Москве говорят «восемь», а во Владивостоке слышат «Вася». Поэтому никаких иллюзий у меня нет. А сам шаг разумный, я согласен — пусть регистрируются все, кто хочет. Понятно, что это не должно скатываться до клоунады, а если скатывается, то значит, население готово идти по этому пути, и это востребовано. 


Известия // понедельник, 30 сентября 2013 года

Евгений Ройзман больше не хочет заниматься политикой

Евгений Ройзман больше не хочет заниматься политикойМэр Екатеринбурга готов отказаться от работы в «Гражданской платформе»

скопируйте этот текст к себе в блог:

Новости партнеров


реклама
Закрыть

Цитировать в комментарии
Сообщить об ошибке