Новости, деловые новости - Известия
Суббота,
25 июня
2016 года

Предел мощности

Журналист Максим Соколов — о том, сколько мигрантов может принять Россия

Максим Соколов. Фото: Глеб Щелкунов

Острота реакции на волнения в столичном Бирюлеве более чем объяснима. Предшествующие аналогичные волнения в русской провинции — а их было достаточно много: Кондопога, Сагра, Удомля, Пугачев — воспринимались как не из тучи гром. Мало ли что случается в дикой провинции в местах с дикими названиями — «И дикой сказкой был для вас провал // И Лиссабона, и Мессины». Бирюлево же показало, что снаряды ложатся всё чаще и всё кучнее и Москва от разрывов тоже не заговорена. Неприятное чувство личной небезопасности оказало понятное воздействие на столичные умы — а ведь их так много и жизнь их так благополучна.

У некоторых людей страх порождает большую рассудительность — но далеко не у всех, у некоторых эмоциональную реакцию, у некоторых желание извлечь политическую выгоду — «Во всем виноваты Путин и Собянин» (глад, трус, мор, нашествие иноплеменных — кто же виноват, как не они), есть и такие, чья реакция невозмутима и описывается пословицей «Все кузни обошел, а некован воротился».

Эксперт ВШЭ бестрепетно указывает: «Если мигранты не приедут к нам, они поедут в другую страну, где будут создавать валовой продукт. А у нас и так дефицит рабочей силы». Эксперт «Форбса» еще более тверд: «Нужно… формировать спрос на иммигрантов. Эта работа достойна большой государственной программы сроком на 10–15 лет, и если России за это время удастся привлечь 20–30 млн иммигрантов, экономика получит колоссальную поддержку».

В давние советские времена журнал «Здоровье» вступил в переписку с женой человека, подверженного запойному пьянству. Она сообщала, что ее мужу был предписан препарат антабус, однако лечение не задалось: «Принял антабус и ушел в запой. Вышел из запоя, снова принял антабус — и опять запой, да еще какой». Редакция ответила оптимистически: «Если врач назначил антабус, не сомневайтесь, принимайте». Очевидно, эксперты, твердо знающие ответ «Пилите, Шура, пилите», еще тогда выстрадывали перестройку.

Оптимизм риторически оправдан, поскольку полезные советы сопровождаются той оговоркой, что польза от форсированной иммиграции будет в случае, если администрация и полиция в России будет в высшей степени исправной. Поскольку в ближайшее время нам это не грозит — причем не потому что Россия проклятая страна, а потому что нравы улучшаются неспешно и чудес не бывает, — то на вопрос «Ну и где же обещанное экономическое чудо?» всегда можно ответить, что с таким госаппаратом не будет вам чуда, сами виноваты. После чего продолжить агитацию за массовый ввоз иноплеменной рабочей силы. Позиция несбиваемая.

Есть у нее, правда, и слабые места. Непонятно, почему страны Западной Европы стонут — и чем дальше, тем больше — от последствий мультикультурализма. Уж немецкую-то администрацию и полицию никто не обвинял в растленности с времен Тридцатилетней войны, а немцы тоже всё больше обеспокоены валом иммиграции и размыванием немецкой идентичности. Немецкая Polizei на фоне российской — это прямо земные ангелы, небесные же человеки, но почему-то спасительное действие честной администрации в данном случае оказывается недостаточно спасительным.

Можно подойти к вопросу и с другой стороны. В нашей стране и администрация, и полиция (тогда еще милиция) и 10, и 15 лет назад тоже были весьма и весьма растленными, капиталисты и мигранты тоже не отличались особенным добронравием, но таких вспышек, как Кондопога и тем более Бирюлево, не было. Теперь же только и жди, где еще полыхнет.

Причина тому весьма простая. Всякая машина имеет предел мощности, если при эксплуатации с этим не считаться, полагая мощность безграничной, финал очевиден: стоп ди машина. Но к ассимилятивному механизму это также относится. Большой этнос в состоянии безболезненно для себя — и даже не без пользы, приток свежей крови нужен — переварить и ассимилировать известное количество пришельцев. Всякое состаивание народа не обходится без ассимиляции. Но — в определенных пределах. Когда количество мигрантов эти пределы превышает, ассимилятивная машина больше не справляется и начинается то, что мы сейчас видим, причем видим не только в России. Французская, английская, немецкая машины тоже изнемогают от перегрузки.

Экспертам, считающим, что национальный механизм дергается и сбоит от недостаточного количества мигрантов, надо бы увеличить и всё прекрасно заработает, когда стрелка паровозного манометра уперлась в ограничительный шпенек, самое время еще подбросить уголька, можно лишь напомнить нравоучительный немецкий стишок по технике безопасности: Laß die Finger von Maschinen, die Du selbst nicht kannst bedienen.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции

Известия // четверг, 17 октября 2013 года

Предел мощности

Предел мощностиЖурналист Максим Соколов — о том, сколько мигрантов может принять Россия

скопируйте этот текст к себе в блог:

Новости партнеров



Новости сюжета «Мигранты»:

реклама
Закрыть

Цитировать в комментарии
Сообщить об ошибке