Новости, деловые новости - Известия
Суббота,
28 мая
2016 года

«Она надела хиджаб 3 года назад, когда познакомилась с русским мужем»

Мать волгоградской смертницы Равзат Асиялова рассказала «Известиям», что постоянно ругалась с дочерью из-за ее убеждений

Дагестанское село Гуниб, откуда родом смертница Наида Асиялова, расположено в 170 км от Махачкалы. Асиялова взорвалась в понедельник в автобусе в Волгограде. Вместе с нею погибли еще шестеро человек и 32 пострадали.

Мать шахидки Равзат Асиялова до сих пор живет в Гунибе и работает на почте, у нее трое дочерей, Наида была младшей.

— Она инвалид, сильно хромает, — сообщили «Известиям» в администрации села. — Жалко ее, Равзат, девчонка ее, как с ваххабитами связалась, так больше дома не появлялась. А мать — простая, честная женщина, остальные дочки у нее нормальные.

Соседи рассказывают, что накануне теракта Равзат заходила к ним заплаканная и говорила о Наиде.

— Будто предчувствовала что-то, сидела тут и плакала, — говорит сосед Асияловых Ахмадулла. — Все о Наиде вспоминала, жаловалась, что не приезжает, звонит редко. Она замужем была за турком, в Москве его нашла, там же и замуж вышла. В Москву она уехала на заработки еще семь лет назад, устроилась продавщицей. Говорила, что дочка больная, что-то у нее с желудком (в соцсетях писали, что она «гниет заживо», и даже собирали деньги на ее лечение, якобы последние два года она жила на сильных обезболивающих. — «Известия»).

По версии источников, близких к следствию, болезнь Асияловой могла быть выдумкой, а собранные в Сети деньги шли на финансирование боевиков. По данным спецслужб, с Дмитрием Соколовым она познакомилась в интернете, а потом завербовала его. В июле 2012 года Соколов исчез после занятий по арабскому языку, родители его даже искали через передачу «Жди меня» и обращались за помощью к волонтерам.

Сама Равзат Асиялова в интервью «Известиям» сказала, что узнала о теракте из сообщений в интернете.

— Дочка мне месяц назад звонила последний раз, — говорит Равзат. — Редко звонила, потому что я ее всегда ругала. Она была замужем за турком, нормальная была. А потом развелась. И снова замуж вышла, за русского. Хиджаб после этого надела, молиться начала, а я хиджабы эти не люблю, всегда ей говорила, чтобы сняла. Вот она и не звонила, чтобы не слушать меня и не расстраивать. Потому что у нас из-за хиджаба этого и убеждений ее всегда скандалы были.

— Последний муж — это Дмитрий Соколов, который младше ее на 10 лет и который, по данным спецслужб, изготовил для нее взрывное устройство?

— Ну что вы, ну откуда же я это знаю?! Она мне ничего такого никогда не рассказывала, мужа ее последнего я никогда не видела, вместе они сюда не приезжали.

— Где она жила в последнее время?

— Говорила мне, что в Махачкале, но где конкретно, чем занималась — сколько я ни спрашивала у нее, никогда не говорила.

— Везде пишут, что у Наиды было врожденное заболевание рта и вы ее отдали в Буйнакский детский дом. Это правда?

— Да вы что? Кто это придумал? Она тут, в Гунибе, выросла вместе с сестрами. А в Москву на заработки уезжала.

— А что за болезнь у нее страшная была, на которую ей даже деньги собирали?

— Желудок у нее болел. Потому что похудеть она хотела, таблетки для похудения вечно ела, вот и загубила его. Ничего про деньги я не слышала, да и не было у нее ничего такого страшного, она мне про это не рассказывала.

— Вас уже допрашивали следователи? Вы поедете на опознание?

— Да, я сейчас еду в Следственный комитет в Махачкалу. Больше ничего не знаю, да и откуда мне знать — я простая мать, увижу я ее или нет, не знаю, зачем она это сделала, кто мне теперь ответит?

Село Гуниб было последним оплотом имама Шамиля, русские войска взяли его в августе 1859 года. Последние 15 лет Гуниб регулярно «зачищают». Последний раз оно попало в криминальные сводки три года назад. В августе 2010 года в результате спецоперации там были уничтожены пятеро боевиков, включая так называемого эмира Хасавюртовского района Рустама Мункиева, а также организатора терактов в московском метро — Магомедали Вагабова. Последний считался «шариатским судьей», назначил его Доку Умаров и был вторым лицом в иерархии «Имарата Кавказ», одного из крупнейших незаконных бандформирований на Северном Кавказе. Верховный суд еще в 2010-го запретил деятельность этой организации за пропаганду идей «ваххабизма» и «джихада».

По оперативным данным, на Асияловой был самодельный пояс с взрывным устройством. Рядом со смертницей был найден паспорт. Ее муж Дмитрий Соколов проходит в сводках как активный член НБФ под кличкой Жираф. Асиялову в среде боевиков знали как Аматурахман. Уже установлено, что проблемы со здоровьем у Асияловой все же были — она даже готовила документы в суд на московскую стоматологическую клинику, где ей занесли инфекцию. Но в итоге в суд она не пошла, а в спешке уехала в Махачкалу.

Известия // вторник, 22 октября 2013 года

«Она надела хиджаб 3 года назад, когда познакомилась с русским мужем»

«Она надела хиджаб 3 года назад, когда познакомилась с русским мужем»Мать волгоградской смертницы Равзат Асиялова рассказала «Известиям», что постоянно ругалась с дочерью из-за ее убеждений

скопируйте этот текст к себе в блог:

Новости партнеров



Новости сюжета «Теракт в Волгограде»:

реклама
Закрыть

Цитировать в комментарии
Сообщить об ошибке