Новости, деловые новости - Известия
Вторник,
28 июня
2016 года

Борьба с коррупцией в России пошла по мелочи

В 2013 году за попытку дачи мелкой взятки водителей, торговцев и мигрантов осуждено в 2,5 раза больше, чем чиновников-коррупционеров

Фото: ИЗВЕСТИЯ/Владимир Суворов

Верховный суд опубликовал статистику по судам России за первое полугодие 2013 года, в том числе и по делам о коррупции. Судя по цифрам, в России наблюдается парадоксальная ситуация: граждане активно дают взятки, но чиновники их практически не берут. Так, за дачу взяток в стране были осуждены более 1,3 тыс. граждан, а за получение — только 544 чиновника. Эксперты не удивлены этой ситуацией и говорят, что борьба с коррупцией подменяется профанацией: вместо того чтобы ловить взяточников в госведомствах, силовики «накручивают» коррупционную статистику за счет мелких взяткодателей — водителей, мигрантов, торговцев, которые пытаются откупиться суммами от 500 до 5 тыс. рублей. 

Согласно последним данным Верховного суда, за первое полугодие 2013 года суды в России активно судили людей по так называемым делам коррупционной направленности. В эту категорию входят уголовные дела по ст. 290 УК («Получение взятки»), 291 УК («Дача взятки должностному лицу»), 204 УК («Коммерческий подкуп»), 289 УК («Незаконное участие в предпринимательской деятельности»).

Наиболее любопытной выглядит ситуация в России с дачей и получением взяток. Так, за попытку дачи взятки в стране за первое полугодие 2013 года были осуждены более 1,3 тыс. граждан, а за получение — 544 чиновника. Разница почти в 2,5 раза. В первом случае реальные сроки заключения от одного года до 10 лет получили 98 человек, а вот среди чиновников отбывать наказание за решеткой будут только 18. Согласно статистике Верховного суда, за весь 2012 год по обвинению в получении взятки в России был осужден всего 81 человек, а за дачу —107.  

В самом Верховном суде неожиданный рост коррупционных дел за 2013 год объясняют тем, что в отчеты первого полугодия могли попасть приговоры по делам других периодов. 

— В этом году, возможно, просто вынесли решения по процессам, которые могли тянуться и с прошлых лет, — рассказали «Известиям» в судебном департаменте при Верховном суде. — Пока найдешь свидетелей, пока найдешь фактуру, да и адвокаты порой подолгу знакомятся с материалами дела.  

Небольшое количество осужденных чиновников в ВС объясняют спецификой судопроизводства и оперативно-разыскных действий.

— Получение взятки трудно доказать. Это не убийство и не кража, которые часто раскрывают по горячим следам. Здесь нужны меченые банкноты, особый порядок оперативно-разыскных мероприятий. Взяточника нужно фактически поймать за руку. Поэтому должностных лиц обвиняют значительно меньше, — рассказали «Известиям» в судебном департаменте ВС. — Речь может идти и о подлоге, чтобы, например, устранить конкурента. И доказать, что взятку не подложили, а что чиновник ее вымогал и брал, достаточно сложно. 

Источники «Известий» в правоохранительных органах утверждают, что зачастую борьба с коррупцией подменяется ее имитацией. 

— Всё очень просто. В ведомственной статистике МВД и Следственного комитета есть графа «преступления коррупционной направленности», однако иногда она не разбивается на конкретные статьи. Таким образом, проще сделать общую цифру на легких преступлениях, к которым относится и ст. 291 УК («Дача взятки»), — пояснил изданию источник в прокуратуре Москвы. 

Эксперты подтверждают эту информацию. 

— Полицейские обычно делают статистику лишь на мелких взяткодателях, — объяснил «Известиям» председатель Национального антикоррупционного комитета Кирилл Кабанов. — Например, гаишники устраивают на дорогах провокации и ловят водителей на взятках. 

Согласно правовым нормам, истории о даче взятки не могут быть без взяткополучателя, но силовики научились успешно обходить этот момент. 

— Оперативники провоцируют человека на дачу взятки, после чего возбуждают против него уголовное дело по ст. 30 и 291 УК, — рассказал «Известиям» адвокат Владимир Жеребенков.

По его словам, опасность заключается в том, что у ст. 290 и 291 УК формально нет  нижнего порога размера взятки, поэтому уголовное дело можно возбуждать от 1 рубля. В этом году в Москве уже судили врача за получение 50 рублей за выдачу больничного, а гаишников — за взятки в 100200 рублей. 

Оперативники МВД или следователи обычно договариваются с гаишниками или участковыми на совместное проведение спецопераций с использованием прослушивающей аппаратуры. Автоинспекторы останавливают на дорогах нарушителей правил, среди которых обязательно найдутся люди, которые сами предложит «решить вопрос на месте» за мелкую взятку. Когда водитель протягивает деньги гаишнику, появляются оперативники, задерживают его и передают материалы в Следственный комитет, где против нарушителя возбуждается уголовное дело о даче взятки должностному лицу. По такому же сценарию попадаются мелкие торговцы, у которых проверяющие находят какие-либо нарушения, а также мигранты. 

— Реальные случаи, когда человека задерживают за дачу взятки, тоже бывают. Чаще всего попадаются родители, которые пытаются дать взятку в учебных заведениях или в военкомате, и даже сами силовики. Недавно в Москве один из сотрудников МВД попытался дать взятку другому за решение служебных вопросов в его пользу, — рассказал «Известиям» источник в СКР. 

Расследование уголовных дел о попытке дачи взятки занимает всего несколько дней, после чего они передаются в суд. Как показывает практика, по большинству уголовных дел выносятся обвинительные приговоры, но сами преступники обычно отделываются легким испугом — получают крупный штраф или условный срок. Обычная история, когда любой районный суд Москвы может рассмотреть за год несколько десятков уголовных дел о попытке дачи взятки и ни одного о получении. Почти во всех подобных делах фигурируют взятки от 500 до 5 тыс. рублей. 

Оперативники неохотно связываются с чиновниками, которых подозревают в получении взяток, потому что это несоизмеримо более трудная работа.

— Необходимо получить информацию о том, что кто-то из чиновников берет взятки. Чтобы доказательства были твердыми, надо подготовить техническую часть операции — получить разрешение на прослушку, установить камеры, где-то найти реальные деньги, потому что муляж не может считаться взяткой, — пояснил «Известиям» Кирилл Кабанов. — И самое трудное — взять человека с поличным. В последнее время чиновники предпочитают брать взятки различными услугами, товарами или в безналичной форме, а если и деньги, то через цепочку посредников. Очень большие взятки переводятся в офшорные компании в форме откатов. 

По его словам, недавно силовики лишились большой доли потенциальных «клиентов» — Верховный суд вывел учителей и врачей из категории должностных лиц, поэтому против них уже нельзя возбудить уголовное дело о получении взятки.

Известия // среда, 23 октября 2013 года

Борьба с коррупцией в России пошла по мелочи

Борьба с коррупцией в России пошла по мелочиВ 2013 году за попытку дачи мелкой взятки водителей, торговцев и мигрантов осуждено в 2,5 раза больше, чем чиновников-коррупционеров

скопируйте этот текст к себе в блог:

Новости партнеров



Новости сюжета «Коррупция»:

реклама
Закрыть

Цитировать в комментарии
Сообщить об ошибке