Новости, деловые новости - Известия
Воскресенье,
21 декабря
2014 года

Дмитриченко и Филин обменялись вопросами и ответами

В ходе процесса в Мещанском суде на обозрение предстала частная жизнь Большого балета

Дмитриченко и Филин обменялись вопросами и ответами

Фото: ИЗВЕСТИЯ

6 ноября в Мещанском суде Москвы, где проходят слушания по делу о покушении на худрука балета Большого театра Сергея Филина, состоялся допрос потерпевшего, в ходе которого он попросил суд учесть, что «никого не прощает».

Процесс, не обделенный вниманием прессы, в день допроса Филина пережил небывалый аншлаг. Многие жаждали заснять приход худрука в суд, однако работники суда обеспечили Сергею Филину и его сопровождающим вход со служебного подъезда.

Перед началом слушаний пристав строго обратился к журналистам: «Никаких разговоров, вопросов и съемок, когда потерпевший будет входить. Нарушителей выведем из зала». Во избежание инцидентов представители прессы вели себя смирно.

Филин прибыл на суд в строгом черном костюме и темных очках, в которых неизменно появляется на людях с начала сентября. Когда он подходил к кафедре в центре зала, его адвокат Татьяна Стукалова предупредила: «Порог, Сережа!».

Худрука сопровождала врач, которая через определенные промежутки времени уводила его в отдельную комнату для проведения лечебных процедур. Всего потерпевший удалялся пять раз — сперва через час после начала процесса, а затем со все меньшими интервалами. 

Спич потерпевшего длился больше часа. Худрук, в частности, поведал о некоторых деталях жизни Большого балета.

Оказалось, что на праздники артисты дарили ему открытки, куда были вложены «денежные знаки». По словам главы балета, он лично знал, кто преподносил ему тот или иной презент, поэтому вызывал этого человека в кабинет, «отдавал деньги в руки» и говорил: «Если это повторится еще раз, об этом узнает весь коллектив Большого театра».

Вопросов к потерпевшему у следствия и защиты было немного. Дольше всех говорил Павел Дмитриченко, державший в руках два листа бумаги. Сергея Филина к тому времени посадили на стул, так как он утомился. 

Потерпевший ни разу не повернул голову в сторону оппонента. Подсудимый на худрука смотрел открыто. В ходе рассказа Филина он делал пометки, а слушая ответы Сергея Юрьевича на свои вопросы, иногда скептически улыбался и качал головой. 

Дмитриченко попросил у судьи разрешения зачитать один из абзацев уголовного дела, где речь идет об интимных связях потерпевшего и сотрудников, находящихся в служебной зависимости от него. Миссию выполнила адвокат Татьяна Стукалова, огласившая буквально следующее:

«К совершению данного преступления могут быть причастны Дмитриченко, Цискаридзе, Пронин, кроме того, имели место претензии к Филину со стороны Анжелины Воронцовой и Аннадурдыева. Кроме того, у потерпевшего Филина были интимные отношения с Маландиной Натальей Александровной, которая была уволена по инициативе потерпевшего вследствие возникшего конфликта, а также с Виноградовой Марией Викторовной и Смирновой Ольгой Вячеславовной. Конфликтные ситуации также возникли между Филиным и Гетьманом в ходе профессиональной деятельности. В настоящее время с Филиным проживает Прорвич Мария Александровна».

Стукалова, дочитав текст до конца, возмутилась: «И что? Это сказано в ходе допроса потерпевшего и свидетеля. Мало ли что кто говорит».

Дмитриченко попытался довести мысль до конца: «На основании этих документов следствие получало в Таганском районном суде разрешение на прослушивание телефонных звонков», но договорить ему не дала судья Максимова, пожелавшая «слушать на данном заседании вопросы, а не рассуждения».

Отвечая на один из вопросов Дмитриченко, Филин рассказал суду, что ведущий солист на самом деле не являлся никаким защитником артистов, а «заботился и болел за себя самого, а не за коллектив». В качестве примера худрук привел якобы имевшие место высказывания подсудимого о своих коллегах:

— Чудина Семена Павел Дмитриченко называл уродом. Недолюбливал Владислава Лантратова. В присутствии меня называл его конкретно ж...лизом, — заявил руководитель Большого балета. 

В конце своего выступления Павел Дмитриченко извинился перед начальником: «Я никого не просил и об этом не знал. Прошу прощения, так как не снимаю с себя моральной ответственности».

Однако еще в начале слушания Сергей Филин категорично заметил: «Главное, что я хотел бы сказать: я никого не прощаю за то, что со мной сделали. Ни-ко-го. Это очень важно, и я хотел, чтобы вы это отметили».

17 января на художественного руководителя балета ГАБТа Сергея Филина было совершено нападение — ему плеснули в лицо кислотой. В марте полиция арестовала троих подозреваемых: ведущего солиста ГАБТа Павла Дмитриченко и жителей Подмосковья Юрия Заруцкого и Андрея Липатова.

Следственная экспертиза установила у пострадавшего Сергея Филина тяжкие телесные повреждения. В связи с этим обвиняемым в нападении по п. «а» ч. 3 ст. 111 УК РФ («Причинение тяжкого вреда здоровью») грозит до 12 лет лишения свободы.

Арест трех фигурантов продлен до 4 апреля 2014 года.

Известия // четверг, 7 ноября 2013 года

Дмитриченко и Филин обменялись вопросами и ответами

Дмитриченко и Филин обменялись вопросами и ответамиВ ходе процесса в Мещанском суде на обозрение предстала частная жизнь Большого балета

скопируйте этот текст к себе в блог:

Новости сюжета «Покушение на Сергея Филина»:

реклама

Интервью

Григорий Козлов

режиссер и худрук театра «Мастерская»

Интервью

Владимир Кехман

гендиректор Михайловского театра

реклама