Новости, деловые новости - Известия
Среда,
31 августа
2016 года

«Свой новый фильм сниму на гонорар от «Хроник раздолбая-2»

Писатель и кинорежиссер Павел Санаев — о том, почему ему трудно писать прозу и легко делать кино

Фото: ИЗВЕСТИЯ/Павел Баранов

Нашумевшие «Хроники Раздолбая» писателя и кинорежиссера Павла Санаева будут иметь продолжение. Почему он вновь занялся нелюбимым писательским трудом, автор рассказал корреспонденту «Известий» Светлане Мазуровой. 

— В конце «Хроник Раздолбая» вы сообщили: «Окончание в книге «Хроники Раздолбая-2»: «Спор на балу Воланда». Многие восприняли это как шутку. Ведь «Хроники» были анонсированы как продолжение «Похороните меня за плинтусом», а на деле оказались самостоятельной книгой.

— Нет, «Хроники» — это роман-дилогия. Цельное произведение состоит из двух книг, и сюжет составлялся для обеих книг сразу. Просто первую я уже написал, а вторую начал. Планирую закончить к следующей осени. По «Хроникам Раздолбая» есть много хороших отзывов, что, конечно, повышает ответственность за продолжение. Надо, чтобы оно получилось лучше, потому что книга должна развиваться от начала к концу, а не снижать градус.

А что касается первых «Хроник», то по отношению к «Плинтусу» эта книга действительно самостоятельная, хотя в чем-то похожа по стилю (ироничный реализм) — по той простой причине, что мне нравится этот стиль. Когда выходила «Дикая орхидея» с Микки Рурком, многие называли этот фильм «9½ недель-2». Хотя была другая история, другая героиня, но там тоже был Микки Рурк, тоже любовная драма. У нас примерно такая же ситуация. Мы понимаем, какое количество книг выходит, и сориентировать читателя действительно сложно.

— А к чему так много «Раздолбаев»? Не боитесь утомить читателя? 

— Потому что написана только половина истории. «Плинтус» работал на двух крыльях: с одной стороны, были юмористические рассказы в первой части, с другой — драматический финал в конце. Представьте себе, что книга была бы разделена на две части. Отдельно — первая, получились бы «Денискины рассказы» о детстве. И отдельно — вторая, о которой сказали бы, что это какая-то мрачная, депрессивная, надрывная чернуха. Только вместе это работало.

Здесь ситуация другая. История настолько объемна, что даже хорошо, что она разделена на две части. Теоретически можно было бы подождать еще полтора года, махнув рукой на то, что за это время могут забыть, что есть такой автор, а потом выпустить книгу целиком. Такой ход мне казался сначала более правильным, но был ряд моментов против.

Во-первых, это была бы очень толстая книга, что пугает некоторых читателей. Во-вторых, я психологически не смог бы писать вторую часть, держа в столе первую. Мало ли что за эти годы произойдет. И ведь произошло, кстати! У меня довольно подробно описан 1991 год. Через три месяца после выхода моей книги вышел роман Сергея Шаргунова «1993». А если было бы наоборот? Сказали бы, что Санаев подсмотрел у Шаргунова и конъюнктурно решил описать события начала 1990-х. И объясняй потом, что у меня это было давно задумано.

Вы не раз признавались, что писать прозу для вас — тяжелая работа, даже мучение. Однако читаются ваши книги легко, не оторваться.

— Потому легко и читаются, что трудно писать. «Хроники Раздолбая» я писал 2,5 года. Мне гораздо больше нравится снимать кино, там я ощущаю себя на своем месте (Павел Санаев снял «Последний уик-энд», «Нулевой километр», «На игре». — «Известия»). Парадокс в том, что пишу я лучше, чем снимаю кино. Просто ирония какая-то.

— «Раздолбаев» будете экранизировать? 

— Если поступит предложение, от которого не смогу отказаться, с радостью соглашусь. В кино ни один день не похож на другой. Это командная работа. Ты всё время общаешься с людьми. Проявляешь лидерские качества. Решаешь задачи. Преодолеваешь экстрим. А когда пишешь книгу, то сидишь один в четырех стенах изо дня в день и делаешь одно и то же. Такая работа моему характеру противопоказана, и я бы не занимался ею, если бы внутри не родилась такая острая необходимость написать эту историю, что я даже отложил в сторону кино. Видимо, в этом есть какой-то смысл.

Возможно, чтобы родилась именно такая книга, ее должен воплощать человек с таким характером, как у меня, даже если этот характер несовместим с писательством. Значит, придется домучиться и закончить. У кого-то это происходит по-другому. Акунин, например, совершенно другой. Чтобы выдавать такое количество хороших книг, какое выдает он, нужно быть писателем по складу характера.

— Вы были раздолбаем? Или отличником, послушным мальчиком?

— У меня есть принципиальное, осознанное решение не отвечать на этот и подобные вопросы: «А где вы были в 1991 году?», «Вы бывали в Риге?» Чтобы читатель не соблазнялся раскапывать, насколько автобиографична книга — на 100%, на 50%, или всё это вымысел.

Вы участвовали в питчинге Министерства культуры с антиутопией «Послезавтра умирает вчера». И не оказались в числе победителей. 

— Я написал сценарий по истории, которую нашел в интернете. Моя история была патриотической, это был бы большой экшн-фильм. Министерство культуры готово было выделить $3 млн. Но бюджет картины — $6 млн, и оставшиеся никто не рискнул вложить. Взять на себя полное финансирование государство не может по закону. Ну что теперь говорить — не сложилось так не сложилось. Буду писать следующий сценарий, микробюджетный, который смогу снять, условно говоря, на гонорар от «Раздолбаев-2». 

— В каком жанре вы хотите снять фильм?

— Мне нравятся триллеры и экшн.

Известия // пятница, 8 ноября 2013 года

«Свой новый фильм сниму на гонорар от «Хроник раздолбая-2»

«Свой новый фильм сниму на гонорар от «Хроник раздолбая-2»Писатель и кинорежиссер Павел Санаев — о том, почему ему трудно писать прозу и легко делать кино

скопируйте этот текст к себе в блог:

Новости партнеров




Новости сюжета «Книги»:

реклама
Закрыть

Цитировать в комментарии
Сообщить об ошибке