Новости, деловые новости - Известия
Пятница,
1 июля
2016 года

Обвиняемая по делу «Оборонсервиса» может не дожить до суда

Защита Юлии Ротановой просит Европейский суд по правам человека срочно вмешаться в ее судьбу

Фото: ИЗВЕСТИЯ

Обвиняемая по делу «Оборонсервиса» Юлия Ротанова просит помощи в Евросуде. Об этом сообщил «Известиям» адвокат Ротановой Андрей Боровков. Ротанова, как и ее бывший шеф Александр Елькин, гендиректор подконтрольной «Оборонсервису» компании «Славянка», уже больше года находится в СИЗО, где заболела раком молочной железы.

На днях судья Мосгорсуда Людмила Смолкина, которая рассматривала дело другой фигурантки дела «Оборонсервиса» — Евгении Васильевой, отказала Ротановой в изменении меры пресечения, оставив ее за решеткой до середины февраля. Васильева уже год находится под домашним арестом, исправно посещает бутики и пользуется услугами горничной.

Расследование дела по хищениям в «Славянке» уже закончено, Юлия Ротанова приступила к ознакомлению с материалами уголовного дела, которое насчитывает 385 томов. По версии следствия, Ротанова, будучи помощницей Елькина, участвовала в финансовых махинациях с обслуживанием зданий Минобороны, общий ущерб, причиненный ею, оценивается в 53 млн рублей. Также ее обвиняют в обналичивании средств. Защита утверждает, что Ротанова лишь выдавала деньги из сейфа по требованию руководства, а сама она в «Славянке» даже не имела права подписи.

В начале ноября после многочисленных жалоб на ухудшение здоровья Юлии Ротановой сделали обследование и обнаружили злокачественную опухоль в груди.

— Болезнь развивается стремительно: боли начались летом, Ротанова просила об обследовании, и его начали недавно, после кучи наших жалоб на отсутствие медицинской помощи, а ее саму перевели в другой следственный изолятор — в «Лефортово», — рассказывает адвокат Боровков. — Ротанова под арестом уже год, меру пресечения ей продлевают автоматически, ссылаясь на то, что у нее есть квартира в Болгарии. Но при этом, сколько мы ни предлагали, следователи не хотят забрать ее загранпаспорт, виза в котором, кстати, уже давно истекла. А суд автоматически продлевает арест, даже теперь продлили, хотя у нее обнаружили злокачественную опухоль.

— Мама за год похудела на 18 кг, у нее сильные боли, обострились все хронические заболевания, — рассказывает дочь Ротановой Алина. — У нее всегда было низкое давление, а теперь из-за ухудшения самочувствия она часто падает в обморок.

Фото Юлии Ротановой до болезни и ареста (из личного архива семьи)

По словам Алины, за полгода до ареста ее мать проходила полное обследование, в том числе сдавала онкомаркеры, и всё было чисто.

— На этой неделе маму буду обследовать на метастазы, врачи говорят, что ей необходимы срочная операция и серьезное лечение, сложно поверить, что всё это возможно в условиях СИЗО, — говорит Алина. — То, что у мамы тяжелое заболевание, которое считается опасным для жизни, и ее состояние может в любой момент ухудшиться, исключает возможность ее побега, препятствовать расследованию она тоже не может, потому что оно уже закончено. Так зачем ее держать в камере, где даже нет горячей воды, и лишать шанса на жизнь?

ЕСПЧ уже не раз выносил решения против России («Корчуганова против России» 2006 год, «Гусев против России» 2008 год, «Алексанян против России» 2008 год и др.) за то, что к обвиняемым необоснованно применяют самую тяжелую меру пресечения — арест, хотя, по мнению европейских судей, обвинение в тяжком и особо тяжком преступлении не означает, что продлевать арест надо автоматически, не предоставив судье новых данных.

— Судьи ссылаются на постановление правительства № 54 «О медицинском освидетельствовании осужденных, предоставляемых к освобождению от наказания в связи с болезнью», по которому актировать (отпускать на волю. — «Известия») можно лишь с 4-й стадией рака, и не хотят даже в случае тяжелейших заболеваний изменить ее хотя бы на домашний арест, — говорит правозащитник Владимир Борщев. — Новый законопроект нами давно подготовлен и отправлен на согласование в Минюст, но движения по нему нет.

По словам правозащитника Андрея Бабушкина, правительство в декабре 2012 года приняло постановление о том, что заключенные могут лечиться и в обычных гражданских больницах, но «ожидаемого эффекта оно не принесло».  

— У большинства подозреваемых, содержащихся в СИЗО, на руках есть полисы ОМС, но получить по ним медицинскую помощь практически невозможно даже в Москве, хотя эти люди еще не осуждены, — поясняет Бабушкин. — Главная проблема тюремной медицины — острая нехватка квалифицированных врачей. В этом году в столичных СИЗО умерли уже 20 человек.

В Федеральной службе исполнения наказаний (ФСИН), впрочем, считают, что оказание медпомощи за решеткой становится всё лучше и лучше.

— Сейчас идет переоснащение следственных изоляторов, туда поступает новое современное оборудование. Служба обеспечена всеми необходимыми медикаментами, и это позволяет оказывать весь спектр медицинских услуг, включая высокотехнологичные операции, — заявили «Известиям» в пресс-бюро ФСИН. — Кроме того, с прошлого года все медики выведены из подчинения начальников учреждений, поэтому оказывать на них сейчас какое-то давление, на которое раньше жаловались правозащитники, фактически уже невозможно.

Во ФСИН говорят, что решение о содержании кого-то под стражей принимают следователи и судьи, но все шишки в итоге сыплются на них.

— Мы сами никого из больных отпустить не можем, к тем же, кто проходит по громким делам, вообще особое отношение из-за пристального внимания прессы и правозащитников, — говорит высокопоставленный собеседник в тюремном ведомстве. — Ротанова получает помощь в полном объеме, исходя из наших возможностей.

Родные Юлии Ротановой считают, что ее не отпускают под подписку из-за того, что она не дала разоблачающих показаний ни на экс-министра обороны Анатолия Сердюкова, ни на своего непосредственного начальника Александра Елькина.

— От мамы хотели, чтобы она призналась, что возила Сердюкову сумки с деньгами, а что ей рассказывать, если министра она видела только по телевизору? — говорит ее дочь Алина.

По статистике, рак молочной железы составляет 19% всех женских раков. Без своевременного и правильного лечения более пяти лет живут меньше половины женщин, а 10% погибают в первый год от неуклонного прогрессирования болезни.

Расследование дела «Оборонсервиса» длится уже больше года. Сначала хищения и в «Славянке», и в самом «Оборонсервисе» объединяли в одно уголовное дело, теперь это два разных дела с разным отношением к обвиняемым. По делу «Славянки» все сидят. По делу «Оборонсервиса», связанного с распродажей имущества Минобороны, большинство обвиняемых пошли на сделку со следствием и отпущены под подписку о невыезде.

Известия // четверг, 21 ноября 2013 года

Обвиняемая по делу «Оборонсервиса» может не дожить до суда

Обвиняемая по делу «Оборонсервиса» может не дожить до судаЗащита Юлии Ротановой просит Европейский суд по правам человека срочно вмешаться в ее судьбу

скопируйте этот текст к себе в блог:

Новости партнеров



Новости сюжета «Дело «Оборонсервиса»»:

реклама
Закрыть

Цитировать в комментарии
Сообщить об ошибке