Новости, деловые новости - Известия
Воскресенье,
26 октября
2014 года

Адвокат Кадыров: «Иксанов дал абсолютно противоречивые показания»

О ситуации в Большом балете экс-гендиректор ГАБТа судил со слов худрука Филина, пресс-атташе Новиковой и «разных источников»

Адвокат Кадыров: «Иксанов дал абсолютно противоречивые показания»

Фото: ИЗВЕСТИЯ/Владимир Суворов

В Мещанском суде Москвы состоялся допрос экс-генерального директора Большого театра Анатолия Иксанова в рамках слушания дела о нападении на художественного руководителя балета ГАБТа Сергея Филина.

12 лет, проведенные в стенах главного театра страны (Иксанов возглавлял Большой с сентября 2000 года), не прошли даром: история явки в суд экс-гендиректора выглядела весьма театральной.

С начала слушаний, то есть с 22 октября, было известно, что Анатолий Иксанов должен участвовать в процессе в качестве свидетеля обвинения. Начиная с ноября прокурор Юлия Шумовская неоднократно докладывала судье Елене Максимовой о том, что свидетелю не удается вручить повестку: по адресу регистрации он не проживает, по имеющимся в распоряжении суда номерам телефона не отвечает. В результате 18 ноября судья удовлетворила ходатайство прокурора о принудительном приводе экс-гендиректора в суд.

Владимир Суворов/ИЗВЕСТИЯ

Однако свидетель явился в суд 20 ноября без сопровождения приставов. Выглядел он, как и на всех официальных мероприятиях ГАБТа: радушная улыбка, строгий костюм. Экс-гендиректор поведал журналистам, что никаких повесток и звонков ему не поступало.

— Я думаю, что это некий перебор и придумки, — заметил он. — По поводу сегодняшней встречи я узнал из СМИ, за что я вам благодарен. 19-го числа я приехал в суд, получил повестку для присутствия на очередном заседании.

Свидетель также предположил, что история с оформлением принудительной явки — не случайна.

— Если это произошло, значит, это кому-нибудь нужно. Как у Маяковского, помните? — апеллировал к классику бывший глава ГАБТа.

Войдя в зал суда, Анатолий Геннадьевич внимательно осмотрел присутствующих, в том числе подсудимых, и поздоровался с Павлом Дмитриченко. Судья Максимова напомнила свидетелю о правилах поведения в суде, ибо в течение некоторого времени она вынуждена была лицезреть его спину. 

 — Я привык лицом к народу выступать, — парировал замечание Иксанов, повернувшись наконец к служительнице Фемиды и представившись: «Иксанов Анатолий Геннадьевич, он же Тахир Гадельзянович». 

Выступление свидетеля было недолгими. Экс-гендиректор заявил, что конфликтов в балетной труппе Большого театре не замечал, с жалобами артисты к нему не обращались, а все важные вопросы по поводу ролей и финансов решались в театре исключительно коллегиально. Также он отметил, что не помнит, чтобы Сергей Филин называл фамилии людей, которые, по мнению худрука, могут быть причастны к нападению.  

Владимир Суворов/ИЗВЕСТИЯ

Однако в протоколе допроса от 21 января, который был зачитан по просьбе прокурора «в связи со значительными расхождениями с показаниями, данными свидетелем в зале суда», постоянно звучала фраза «со слов Филина».

Однозначно подтвердить, что та или иная информация была предоставлена ему именно пострадавшим, свидетель не смог. Выяснилось, что он не помнит, кто сообщил ему о возможной причастности к преступлению Николая Цискаридзе и Павла Дмитриченко.

Свидетель отметил, что это мог быть как Филин (что указано в протоколе допроса), так и пресс-атташе ГАБТа Новикова, которая, в свою очередь, передавала начальнику рассказы худрука.

Выслушав это, подсудимый Дмитриченко заметил: «Сергей Филин — прекрасный рассказчик, я его давно знаю». И попросил экс-гендиректора сослаться на конкретного человека, говорившего о конфликтных ситуациях между ним и худруком.

На это свидетель Иксанов заявил буквально следующее:

— Мне достаточно много информации поступает со всего театра — как вы понимаете, это разные источники. Что-то из этой информации бывает сплетнями, какая-то — достоверная. Что из них кто говорил, сейчас трудно разделить.

Тем не менее по просьбе Дмитриченко Иксанов подтвердил факт написания заявления об уходе заведующей канцелярией Вероникой Санадзе, заметив, что там была «очень эмоциональная история», однако подробностей он «не помнит». 

Ведущий солист, извинившись за то, что «эти темы стали подниматься», продолжил:

— Вам известно, что Филин требовал у заведующего балетной труппы Пронина Руслана Михайловича $100 тыс. за должность заведующего? Пронин сказал Филину, что вы его на работу взяли. После того Филин ответил Пронину, что Пронин — никто, а он, Филин, якобы решает в этом театре всё. И преподнесет вам Пронина так, что вы его уволите. Якобы вы во всем Филина слушаете. После этого разговора Пронин написал заявление об уходе.

Договорить Павлу Витальевичу не дала судья: «Во-первых, надо выяснить, был ли такой разговор...»

Тут же заговорил свидетель: «Нет, такого… Я уверен, что его быть не могло, зная…»

Подсудимый настаивал: «Можно договорить? После этого разговора Пронин написал заявление об уходе и приходил к вам».

Тогда Иксанов заявил, что Пронин «не писал заявление об уходе».

— Такого не было. После того как было совершено это преступление, Пронин пришел ко мне с вопросом, нужно ли ему написать заявление об уходе. На что я ему сказал: «А вы считаете, что вы виновны? Если нет, то на каком основании?» Других вариантов с Прониным не было. Никаких заявлений он до этого не писал.

Далее речь зашла о принятии решений по назначениям на роли.

Дмитриченко попросил Иксанова прокомментировать фразу из протокола о том, что он требовал от Филина повышения своего статуса, а также партии для себя и своей гражданской жены Анжелины Воронцовой. При этом он напомнил, что ранее Иксанов заявлял о коллегиальном принятии таких решений.

На это Анатолий Геннадиевич фактически дезавуировал свое заявление: «Ну, во-первых, Филин является руководителем этой комиссии в конечном итоге».

Завершился допрос эмоциональным диалогом между экс-гендиректором и защитником Дмитриченко Сергеем Кадыровым. Адвокат пытался выяснить, был ли Иксанов реальным свидетелем хотя бы одного события, описанного в протоколе его допроса от 21 января. Как оказалось, личного участия в данных эпизодах бывший глава ГАБТа не принимал.

После того как свидетель покинул зал суда, со стороны обвинения были подано два ходатайства. Первое — «о приложении к делу справок, свидетельствующих о том, что до свидетеля Иксанова не удавалось дозвониться» — было поддержано единогласно. А вот второе вызвало вопросы у стороны защиты.

Прокурор попросила судью разрешить огласить показания ведущей солистки ГАБТа Ольги Смирновой, так как «она не может лично явиться в суд из-за пребывания на гастролях в Сингапуре с 17 по 26 ноября».

Адвокаты потерпевшего заявили, что поддерживают данное ходатайство, поскольку «закон позволяет огласить показания свидетелей, которые находятся в командировке».

Против данной инициативы возразил Дмитриченко, заметив, что Смирнова — «свидетель событий 17 января, проведшая вечернее время с Сергеем Филиным».

Ведущего солиста поддержали адвокаты защиты, отметив, что ст. 281 УПК РФ содержит исчерпывающий список обстоятельств, при которых объективно возможно оглашение. А Ольга Смирнова «в командировке, жива-здорова и прибудет скоро».

Судья Максимова в итоге отклонила ходатайство прокурора.

Ближе к концу слушаний напряжение в зале суда возросло. Так как сторона обвинения заявила, что закончила предоставление доказательств, а свидетели со стороны защиты в суд не прибыли, судья стала настаивать на допросе подозреваемых. Начать она решила с Павла Дмитриченко.

Адвокат Кадыров решительно высказался против, предложив отложить допрос до следующего заседания, так как ему «необходимо обсудить с Дмитриченко показания Иксанова».

— Свидетель Иксанов дал сегодня абсолютно противоречивые показания, — заявил защитник. — Если генеральный директор не может сослаться на источники получения информации, потому что к нему она поступает отовсюду, я, например, затрудняюсь определить, что было в словах свидетеля бесспорным, а что мы можем поставить под сомнение. 

После длительного и крайне эмоционального спора между Максимовой, Кадыровым и Дмитриченко был объявлен пятиминутный перерыв. Когда судья вернулась в зал, Дмитриченко и Заруцкий заявили, что не готовы давать показания. Ситуацию спас Андрей Липатов, который согласился на допрос. 

Двух других подозреваемых планируют допросить в рамках следующего слушания, которое состоится 22 ноября.

17 января на художественного руководителя балета ГАБТа Сергея Филина было совершено нападение — ему плеснули в лицо кислотой. В марте полиция арестовала троих подозреваемых: ведущего солиста ГАБТа Павла Дмитриченко и жителей Подмосковья Юрия Заруцкого и Андрея Липатова. 

Следственная экспертиза установила у пострадавшего Сергея Филина тяжкие телесные повреждения. В связи с этим обвиняемым в нападении по п. «а» ч. 3 ст. 111 УК РФ («Причинение тяжкого вреда здоровью») грозит до 12 лет лишения свободы.

Арест фигурантов продлен до 4 апреля 2014 года.

Известия // четверг, 21 ноября 2013 года

Адвокат Кадыров: «Иксанов дал абсолютно противоречивые показания»

Адвокат Кадыров: «Иксанов дал абсолютно противоречивые показания»О ситуации в Большом балете экс-гендиректор ГАБТа судил со слов худрука Филина, пресс-атташе Новиковой и «разных источников»

скопируйте этот текст к себе в блог:

Новости сюжета «Покушение на Сергея Филина»:

реклама

Интервью

Александр Велединский

режиссер

реклама