Новости, деловые новости - Известия
Четверг,
2 октября
2014 года

Николай Цискаридзе: «При Филине в театре стало процветать кумовство»

Экс-премьер балета Большого театра поведал о сложном характере худрука и его некорректном поведении с педагогами и артистами

Николай Цискаридзе: «При Филине в театре стало процветать кумовство»

Фото: ИЗВЕСТИЯ/Павел Баранов

В Мещанском суде Москвы в рамках слушания дела о нападении на художественного руководителя балета Большого театра Сергея Филина были допрошены свидетель обвинения Анжелина Воронцова и свидетели защиты Николай Цискаридзе и Руслан Пронин.

Все трое являются бывшими работниками Большого театра: с 1 июля покинули стены ГАБТа премьер и педагог-репетитор Николай Цискаридзе и управляющий балетной труппой Руслан Пронин. Его ученица, солистка Анжелина Воронцова — гражданская жена обвиняемого в организации нападения ведущего солиста ГАБТа Павла Дмитриченко —  ушла из театра ранее, в июне, по собственному желанию. 

Николай Цискаридзе и Анжелина Воронцова прибыли в суд незадолго до начала процесса. Николая Максимовича на улице несколько часов поджидали съемочные группы. Однако он не оправдал их надежд: экс-премьер вихрем пронесся от своего автомобиля до крыльца суда и скрылся за входной дверью.

Внутри он встретился с Анжелиной Воронцовой и экс-премьером Большого театра, а ныне педагогом-репетитором «Стасика» Андреем Уваровым, который также выступил на процессе в качестве свидетеля защиты. Все трое пребывали в прекрасном расположении духа, улыбались и смеялись. Особенно живо общались Андрей Иванович и Николай Максимович, который при беседе активно жестикулировал.

Когда в конце коридора появились подсудимые в сопровождении конвоя, Николай Цискаридзе встал. Павел Дмитриченко улыбнулся всем троим. После того как конвой скрылся за дверью зала, Николай Максимович обнял свою ученицу и сказал ей несколько, видимо, приободряющих  слов. 

Своего допроса свидетелям пришлось ждать несколько часов, так как допрос Павла Дмитриченко на прошлом заседании окончен не был, а прервать процедуру не представляется возможным.

К окончанию допроса Дмитриченко ряды свидетелей пополнились: в суд явился Руслан Пронин.

Первым слово предоставили Николаю Цискаридзе. Он начал свой рассказ: «Меня зовут Цискаридзе Николай Максимович».

Допрос свидетеля Цискаридзе длился примерно 45 минут. За это время он успел поведать не только о своих служебных отношениях с Павлом Дмитриченко и дать характеристику последнему, но и подробно рассказал о взаимоотношениях между ним и Сергеем Филиным.

Пострадавший на первых допросах назвал в числе главных подозреваемых в организации нападения Цискаридзе. Николай Максимович заявил, что для него это не стало удивительным, потому что «Сережа готов использовать ради рекламы любую вещь».

На эту фразу остро среагировала адвокат Филина Татьяна Стукалова.

— Рекламы? — возмутилась она.

— Да, рекламы. Очень много статей выходило, где стояла моя фамилия в заголовке, а внутри были интервью самого господина Филина и ничего не упоминалось обо мне, — парировал Цискаридзе.

Характеризуя потерпевшего, экс-премьер отметил, что Сергей Филин — «человек истеричный», который в присутствии артистов «допускал передразнивания и сальные шуточки». 

— Он всегда всех оскорблял и орал на всех. Так как я знал его с детства, на меня эти крики не действовали, но на пожилых дам, конечно, это действовало. И некоторые начинали рыдать. 

Кроме того, Николай Цискаридзе поведал, что с приходом Сергея Филина на должность худрука в театре «стало сильно процветать кумовство», а его советник Диляра Тимергазина, которую Сергей Юрьевич привел в Большой с предыдущего места работы, постоянно вмешивалась в жизнь и работу труппы. 

— Если говорить честно, положа руку на сердце, балетом Большого театра два с половиной года руководит вот эта дама, не имеющая никакого балетного образования. Если ей кто-то не нравится, человек снимается с ролей. Она является советником. Непонятно, кто это. Но так есть.

Когда все вопросы в зале были исчерпаны, Николай Цискаридзе покинул зал суда. Поджидавшие его на улице операторы и во второй раз остались ни с чем: машина забрала свидетеля со служебного въезда. Завершился процесс допросом Анжелины Воронцовой и Руслана Пронина.

На протяжении всего допроса Воронцова поворачивалась в сторону Дмитриченко, и они улыбались друг другу. Павел, заранее извинившись перед судом, обращался к ней на «ты». После допроса Анжелина осталась в зале суда. Сесть на первую скамейку близко к Павлу Дмитриченко в клетке ей не разрешили приставы, поэтому она оказалась во втором ряду. Сначала Воронцова и Дмитриченко долго смотрели друг на друга и улыбались, но потом Павел переключил внимание на показания свидетеля Руслана Пронина.

Руслан Михайлович рассказал об особенностях работы комиссии по грантам, членом которой он являлся, а также подтвердил, что между Филиным в качестве худрука и Цискаридзе складывались сложные взаимоотношения, потому что «для Филина присутствие Николая Максимовича всегда было как камень в сапоге». Свидетель также указал на то, что Дмитриченко много внимания уделял общественной деятельности и решению проблем, возникающих между артистами балетной труппы и руководством.

Процесс в общей сложности продлился более шести часов, которые разделил единственный 10-минутный перерыв. Когда участники слушания расходились, было уже темно. Но жаждущие сенсаций журналисты всё еще дежурили на улице. В отличие от Николая Цискаридзе Анжелине Воронцовой и Руслану Пронину не предоставили возможность покинуть здание суда с черного хода. Однако они поступили хитро: пока съемочные группы начали записывать комментарий защитника Филина, свидетели быстро вышли из двери и поспешили удалиться. Остаться незамеченными им не удалось: операторы мгновенно среагировали на их появление, экстренно прервали общение с адвокатом и погнались за Воронцовой и Прониным. Толпа из 20 человек с камерами, «удочками» и осветительными приборами настигла их в переулке, метрах в ста от входа в суд. Но героическая пробежка с аппаратурой результатов дала мало: Анжелина Воронцова не стала отвечать на вопросы и давать комментарии.

17 января на художественного руководителя балета ГАБТа Сергея Филина было совершено нападение — ему плеснули в лицо кислотой. В марте полиция арестовала троих подозреваемых: ведущего солиста ГАБТа Павла Дмитриченко и жителей Подмосковья Юрия Заруцкого и Андрея Липатова. 

Следственная экспертиза установила у пострадавшего Сергея Филина тяжкие телесные повреждения. В связи с этим обвиняемым в нападении по п. «а» ч. 3 ст. 111 УК РФ («Причинение тяжкого вреда здоровью») грозит до 12 лет лишения свободы.

Арест троих фигурантов продлен до 4 апреля 2014 года.

Известия // вторник, 26 ноября 2013 года

Николай Цискаридзе: «При Филине в театре стало процветать кумовство»

Николай Цискаридзе: «При Филине в театре стало процветать кумовство»Экс-премьер балета Большого театра поведал о сложном характере худрука и его некорректном поведении с педагогами и артистами

скопируйте этот текст к себе в блог:

Новости сюжета «Покушение на Сергея Филина»:

реклама

Интервью

Дмитрий Киселев

политический обозреватель и телеведущий

реклама