Новости, деловые новости - Известия
Суббота,
27 августа
2016 года

Ряд отозванных лицензий не мог не вызвать вопросов у вкладчиков

Президент ВТБ24 Михаил Задорнов — о последствиях отзыва лицензии Мастер-банка, о слиянии с ТКБ, а также о том, какими должны быть ставки по ипотеке и инфляция

Фото: ИЗВЕСТИЯ/Владимир Суворов

— Хотелось бы узнать ваше мнение о самом громком страховом случае в истории Агентства по страхованию вкладов (АСВ) — отзыве лицензии Мастер-банка. Насколько ожидаемым было это событие?

— Отзыв был ожидаем рынком, но, очевидно, не клиентами Мастер-банка. Почему ожидаем? Мастер-банк проводил большой объем операций и по обналичиванию денежных средств, и по выводу их за рубеж, неоднократно получал предписания ЦБ, возбуждались уголовные дела против его менеджеров. Конечно, ряд отозванных лицензий не мог не вызвать вопросы у вкладчиков прежде всего региональных банков. Но, по нашим наблюдениям, особое беспокойство клиентов банков отмечается только в тех регионах, где были отозваны лицензии региональных банков — это Тульская, Самарская, Челябинская области. В остальных регионах ситуация спокойная. 

— Когда возникли проблемы с приостановкой расчетов по картам банков, спонсором которых для участия в платежных системах Visa и MasterCard был Мастер-банк, ЦБ обратился к Сбербанку и группе ВТБ за помощью. ВТБ прямо сказал, что не готов в этом участвовать, почему?

— Если кратко — это не наш бизнес, хотя мы и отрабатываем несколько кейсов по переводу банков на процессинг «Мультикарты», дочерней компании ВТБ.

— В свете истории с Мастер-банком опять возникли дискуссии вокруг необходимости увеличения страхового возмещения по вкладам до 1 млн рублей, а так же введения ответственности заемщика за выбор банка. Какова ваша позиция по данному вопросу?

— Я считаю, что тема повышения страхового возмещения по вкладам сегодня не является приоритетной. Правительство и ЦБ должны проанализировать, каков размер фонда страхового возмещения и объем выплат вкладчикам обанкротившихся банков, оценить масштаб бедствия на 2014 год. Нельзя сбрасывать со счетов, что АСВ будет еще конкурсным управляющим страховщиков и НПФ. И, на мой взгляд, в случае повышения потолка страхового возмещения вкладчик также должен отвечать за выбор банка, то есть должно быть неполное покрытие со стороны АСВ сумм возмещения свыше 700 тыс. рублей.

— Еще одной законодательной инициативой, которая обсуждается сейчас, является ограничение ставок по потребительским кредитам, вы считаете, это оправданно?

— Рост потребительского кредитования уже замедляется благодаря тем мерам, которые предпринял Центробанк, а также вследствие естественного замедления рынка. И мы надеемся, что дальнейших ограничений вводиться не будет, поскольку регулятор поймет, что этих мер достаточно. Любые нерыночные ограничения цен на товары и услуги в России неэффективны — они легко обходятся и только увеличивают издержки. ЦБ уже ввел три года назад расчет полной стоимости кредита во все кредитные договоры. Почему же эта мера не сработала? 

— ВТБ24 зафиксировал снижение чистой прибыли по российским стандартам бухгалтерского учета (РСБУ) за 10 месяцев текущего года по сравнению с аналогичным периодом 2012 года. Насколько это связано с ужесточениями ЦБ?

— Отчасти. С 1 марта текущего года вступили в силу новые требования ЦБ по резервированию розничных кредитов, в рамках исполнения этих требований ВТБ24 уже создал 6 млрд рублей дополнительных резервов. Это резервы только по российской отчетности, поскольку требования ЦБ распространяются только на РСБУ, по международным стандартам финансовой отчетности (МСФО) у нас этих дополнительных резервов нет. Кроме того, капитал дочернего Лето Банка мы пополняем путем предоставления финансовой помощи, так как это наиболее быстрый и простой вариант финансирования развития «дочки». За девять месяцев текущего года такой помощи было выделено 6 млрд рублей. В прошлом году объем инвестиций в этот проект был существенно меньше — менее 1 млрд рублей. Если эти 12 млрд рублей прибавить к полученной нами прибыли, то за девять месяцев у нас будет точно такая же прибыль, какой она была за аналогичный период прошлого года.

— То есть по международным стандартам отчетности у вас по итогам девяти месяцев прибыль будет на уровне прошлого года?

— Да, за девять месяцев 2013 года ВТБ24 без Лето Банка получил фактически такой же результат, как в 2012 году. Для ВТБ24 требования ЦБ в части резервирования потребительского кредитования даже хороши, как бы парадоксально это не звучало. У нас вся отчетность идет по международным стандартам, там резервы не создаются, при этом налоги мы платим по российским стандартам, то есть дополнительные резервы уменьшают нашу базу для уплаты налога на прибыль и мы таким образом увеличиваем прибыль по МСФО. Капитала в группе ВТБ достаточно, так что для нас эти ужесточения носят позитивный характер. 

— Для ВТБ24 потребительское кредитование не является основным бизнесом, какую долю в вашем портфеле занимают необеспеченные розничные ссуды?

— Около трети кредитного портфеля банка, еще треть приходится на ипотеку, около 10% — на автокредиты, и еще 15% — кредиты малому бизнесу.

— Существенную поддержку вашему бизнесу в части ипотечного кредитования дает госпрограмма ВЭБа, по которой вы являетесь лидером среди всех банков участников. Однако срок ее истекает, как это отразится на вашем бизнесе?

— Выдачи по этой программе уже закончились, сейчас до конца года мы делаем еще две сделки по секьюритизации ипотечных кредитов и получим фондирование от ВЭБа. Тут ВТБ24 двигается по плану в отличие от других участников. Сейчас у нас лимиты соответствуют фактическому объему выдач по программе (около 50 млрд рублей). Лимиты в рамках программы уже несколько раз перераспределялись, ВТБ24 дважды увеличивал свой лимит. Думаю, дальнейшее перераспределение лимитов в рамках данной программы вряд ли возможно, максимум 3–5 млрд рублей. Если такая возможность увеличения лимита будет, мы ею воспользуемся. Но если нет, то для нас это не критично. Новых выдач по этой программе мы уже не проводим. На бизнесе банка остановка госпрограммы заметно не скажется — мы заместили эту активность другими продуктами. Прирост ипотечного портфеля ВТБ24 в 2013 году существенно превысит факт 2012 года.

— Программа ВЭБа была весьма востребована у банков, обсуждается ли сейчас какая-то аналогичная программа по стимулированию ипотеки и первичного рынка жилья?

— Пока правительство не предполагает ничего нового в этом направлении. Такая позиция прозвучала на совещаниях в правительстве, посвященных жилищной политике. Но в этом и нет необходимости: ипотека в этом году растет существенно быстрее, чем в прошлом. Рынок по итогам года увеличится примерно на 35%. Продажи растут как в Москве, так и в регионах. Зачем стимулировать рынок, который и так развивается успешно? Кроме того, у государства есть и другие возможности по стимулированию рынка.

— Вы имеете в виду меры по снижению стоимости ипотечных кредитов, которые сейчас обсуждаются в ЦБ?

— Да, сейчас обсуждается ряд мер. К примеру, если ужесточаются риск-требования по беззалоговым кредитам, то по залоговым логично их ослабить. Сейчас только первоклассная ипотека взвешивается под 70% риска. При этом в Базеле II — 38%. Любое движение в направлении базельского ориентира для ипотечных банков, включая ВТБ24, — позитивный шаг. Это будет своего рода поощрением увеличения доли ипотеки в кредитных портфелях банков. 

— Как вы считаете, какой эффект дадут эти меры? Удастся ли снизить ставку до желаемого правительством уровня 6–8%?

— Те ориентиры, что озвучивает правительство, — долгосрочные целевые ориентиры. Нужно соотносить их с уровнем инфляции в стране, кроме того, есть и другие проблемы, которые нужно решать.

— Какие?

— Например, скорость принятия судебных решений. Суды должны работать быстрее. Дела по ипотеке должны рассматриваться не за полтора года, что для России не редкость, а за 3–6 месяцев. Как этого добиться? Расширять судебные составы, совершенствовать судебные процедуры. Кроме того, залоги должны возвращаться банкам отдельно от конкурсной массы. Это касается и ипотеки, и залога коммерческой недвижимости. Все эти меры в конечном счете ведут к снижению ставок по кредитам. 

— Но для снижения ставок еще нужны длинные дешевые деньги…

— Не нужно ставить номинальных целей. Нужно соотносить уровень ипотечных ставок в стране с инфляцией. В США инфляция — 1%, в Великобритании — 2,2%, в Европе — в среднем 1,5%. Ставка по ипотеке минус инфляция — и есть реальная ставка. В России в прошлом году инфляция составила 6,6%. Это очень высокий уровень. То, что ЦБ и правительство предпринимают усилия (не всегда последовательные) для снижения инфляции, — хорошо, но пока недостаточно. При уровне инфляции в 3% ставка по ипотечным кредитам и будет на уровне 6,5–7%. И у малого бизнеса будет другая окупаемость проектов. 

— Но такие меры могут вызвать социальную напряженность?

— Не должны, если люди увидят, что цены не растут. Сейчас россияне живут в парадигме постоянно повышающихся цен. А что в остальных странах? В Германии же люди не требуют повышения зарплат на 10%. Они требуют повышения зарплат на 2%. Достаточно двух лет последовательных действий правительства и ЦБ, чтобы мы тоже к этому пришли. Плюс нужна прозрачная монетарная политика. 

— Недавно вы завершили интеграцию Транскредитбанка (ТКБ), у которого была льготная ипотечная программа для работников РЖД. Намерены ли вы сохранить ее?

— Ипотечная программа для сотрудников РЖД будет продолжаться, договоренности с руководством железных дорог уже достигнуты. На балансе объединенного банка уже находится более 25 млрд рублей ипотечных кредитов, выданных по льготным ставкам. Ежегодно РЖД выделяет средства на обслуживание уже выданных кредитов и на новые выдачи тем железнодорожникам, которые хотят приобрести жилье в кредит и подпадают под условия ипотечной программы РЖД. 

— Как происходила интеграция ТКБ, пришлось ли вам в рамках нее сокращать персонал?

— Да. Персонал головного офиса ТКБ к моменту объединения сокращен на 30% с 1,9 тыс. человек. При этом сотрудники ТКБ переходили в ВТБ, ВТБ24 и Банк Москвы. Но часть работников не нашла себя в группе ВТБ: у нас по-разному строятся бизнес-процессы. Например, мы не имеем собственной инкассации, тогда как Транскредитбанк этим активно занимался. Инкассаторы были сокращены внутри ТКБ. В 2014–2015 году будет происходить оптимизация сети ТКБ. 

— В чем она будет заключаться?

— В Транскредитбанке 42 филиала. То есть фактически каждый регион присутствия — это филиал. У ВТБ24 — всего семь филиалов. Конечная цель — из 42 филиалов ТКБ оставить 7 и объединить их с филиалами ВТБ24, а 35 филиалов преобразовать в бизнес-подразделения. При этом у Транскредитбанка 260 допофисов, большая часть которых будет сохранена. Филиалы будут преобразовываться под операционную модель ВТБ24: в них не будет административно-хозяйственной части, водителей, бухгалтерии, собственных кадровых служб и т.д. Всё это мы постепенно оптимизируем. При этом большинство сотрудников ТКБ (вне головного офиса) будет заниматься продуктами и обслуживанием клиентов: под ипотечную программу, которую после объединения будет предлагать Транскредитбанк, будет задействовано примерно 460 человек, еще откроется около 250 позиций финансовых консультантов и персональных менеджеров. В целом же в следующем году мы планируем, что численность персонала ВТБ24 (уже после  объединения с ТКБ) вырастет всего на 4%. 

— Какую экономию в денежном эквиваленте дадут перечисленные вами меры по интеграции ТКБ?

— Годовая экономия составит 4–4,5 млрд рублей. Расходы же Транскредитбанка в 2012 году составили около 13 млрд рублей. 

Известия // среда, 4 декабря 2013 года

Ряд отозванных лицензий не мог не вызвать вопросов у вкладчиков

Ряд отозванных лицензий не мог не вызвать вопросов у вкладчиковПрезидент ВТБ24 Михаил Задорнов — о последствиях отзыва лицензии Мастер-банка, о слиянии с ТКБ, а также о том, какими должны быть ставки по ипотеке и инфляция

скопируйте этот текст к себе в блог:

Новости партнеров




Новости сюжета «Банки»:

реклама
Закрыть

Цитировать в комментарии
Сообщить об ошибке