Новости, деловые новости - Известия
Суббота,
1 октября
2016 года

Заключенным запретят читать в тюрьмах книги о революции и войне

«Кавказский пленник» и другая классика станут недоступны для сидящих в СИЗО и колониях. Такой запрет предусмотрен новыми Правилами внутреннего распорядка, разработанными Минюстом и ФСИН

Фото: Ольга Рябцова

Борьба с межнациональными распрями и экстремизмом не обошла и российские тюрьмы. Согласно новой редакции Правил внутреннего распорядка исправительных учреждений, подготовленной Минюстом совместно с ФСИН, под официальный запрет на получение, хранение и распространение заключенными попала литература, пропагандирующая войну, революции и разжигание национальной и религиозной вражды. 

— В последнее время случаи возникновения экстремизма и радикализма во ФСИН участились, а поскольку перевоспитание заключенных — одна из главнейших задач системы, то искоренение массовых прецедентов данного явления ставится также во главу угла, — пояснил «Известиям» зампред Общественного совета при ГУ МВД РФ по городу Москве Антон Цветков.

Вместе с тем собеседник «Известий» отметил, что стоит выработать четкие алгоритмы, по которым книга будет определена в категорию опасных. Однако он не исключил, что можно пожертвовать некоторыми безопасными, но сомнительными изданиями в пользу пресечения распространения экстремистских.

— Если запрет на конкретную книгу заключенный посчитает ошибочным, то он всегда может обратиться в ОНК, которые образованы при колониях и призваны защищать права заключенных, — говорит Цветков.

Руководитель рабочей группы по формированию и взаимодействию с ОНК субъектов РФ от ОП Владислав Гриб высказал мнение, что не допускать в тюрьмы стоит только ту литературу, которая запрещена для всех. Например, «Майн кампф» Гитлера.

— Но если книгу запретят, ссылаясь на пункт в распорядке, но руководствуясь всё же иными мотивами (к примеру, личного отношения к автору произведения или самому заключенному), то осужденный сможет обратиться напрямую к руководству своего исправительного учреждения, Генпрокуратуру и суд, — подчеркнул Гриб.

Однако, по мнению представителей общественных организаций, работающих с осужденными, находящимися в местах заключения, данное нововведение может вместо содействия благой цели примирения узников разных национальностей и подавления в их рядах тяги к экстремизму плохо отразиться на образовании заключенных.

— Дело в том, что в каждой колонии законы трактуют по-своему. Где-то будут отличать классическую художественную литературу от агитационно-экстремистской, а где-то запретят всё: и «Кавказского пленника» Лермонтова, и «Робин Гуда», — высказывает свои опасения представитель организации по защите прав заключенных «Гулагу.НЕТ» Дмитрий Пронин. — Грозит это и несправедливой дифференциацией. Заключенные, которые постоянно пишут жалобы на условия содержания в тюрьмах, за что местные власти не выпускают их из одиночных камер и ШИЗО, смогут благодаря такой формулировке подвергаться давлению со стороны тюремного руководства. Им не дадут читать ничего, сославшись на правила внутреннего распорядка, единого для всех учреждений ФСИН.

Эксперт так же отметил, что руководство каждого исправительного учреждения и раньше оставляло за собой негласное право на свою трактовку общих правил. Примером тому, по его словам, может послужить негласный запрет на любые изображения оружия.

— Считалось, что заключенный, изучив габариты пистолета по картинке, сможет изготовить из хлеба муляж и устроить экстремистскую акцию в колонии, держа на бутафорской мушке охранников, — рассказал Дмитрий Пронин.

Представители писательской братии возмущены такой необоснованной мерой запрета книг. Автор множества произведений в жанре милицейского романа Даниил Корецкий, заслуженный юрист РФ и полковник милиции в отставке, назвал такой шаг популистским.

— Заключенные читают не книги, а малёвки (записки с воли), звонят по мобильным, шантажируют чиновников. А та немногая доля читающих заключенных, по которым, уверен, статистики нет ни во ФСИН, ни в других организациях, напротив, просвещаются и перевоспитываются через литературу, — рассказал писатель. 

Стоит отметить, что среди изменений в правилах внутреннего распорядка исправительных учреждений есть и те, что получили единогласную поддержку общественности: заключенным разрешили брать с собой в карцер тапочки.

Известия // пятница, 6 декабря 2013 года

Заключенным запретят читать в тюрьмах книги о революции и войне

Заключенным запретят читать в тюрьмах книги о революции и войне«Кавказский пленник» и другая классика станут недоступны для сидящих в СИЗО и колониях. Такой запрет предусмотрен новыми Правилами внутреннего распорядка, разработанными Минюстом и ФСИН

скопируйте этот текст к себе в блог:

Новости партнеров




Новости сюжета «ФСИН»:

реклама
Закрыть

Цитировать в комментарии
Сообщить об ошибке