Новости, деловые новости - Известия
Четверг,
26 мая
2016 года

Секретные излишки Сердюкова

Как Минобороны зарабатывало на бездомных офицерах

Евгений Олешкевич. Фото: ИЗВЕСТИЯ/Владимир Суворов

Подполковник Евгений Олешкевич, прослужив 25 лет в армии и выиграв в суде, получил положенную ему от Минобороны квартиру в Москве по договору социального найма. При этом ему пришлось доплатить 606 тыс. рублей в качестве компенсации за лишние метры. Но оказалось, что самому военному ведомству квартиры достались бесплатно — в качестве «пожертвования» от «дочки» скандального «Оборонсервиса».

Как выяснили «Известия», за последние три года военное ведомство, ссылаясь на приказы для служебного пользования (ДСП) экс-министра Анатолия Сердюкова, обогатилось за счет продажи излишков жилплощади военнослужащим на сотни миллионов рублей. Однако, считают эксперты, поборы эти были незаконны, поскольку порядок доплат военнослужащих регулируется отдельным постановлением правительства № 942, которое вступило в силу лишь месяц назад. Десятки офицеров по всей стране уже требуют вернуть им незаконные переплаты.

«Страшная тайна» Минобороны

Евгения Олешкевича вывели в распоряжение (за штат) в 2011 году, годом раньше он был признан негодным к службе в связи с онкологическим заболеванием. По закону офицера должны были сразу уволить и обеспечить жильем, но квартиры ему не дали. Нерешенный жилищный вопрос для военнослужащих, увольняемых в запас, пожалуй, самый больной, доставшийся министру Шойгу от его предшественника Сердюкова.

Таких офицеров, кого не уволили вовремя, потому что не обеспечили жильем, по данным Счетной палаты, год назад было 33,4 тыс. человек. В послании к Федеральному собранию 12 декабря президент Владимир Путин пообещал, что в ближайшее время вопрос с обеспечением жильем военнослужащих, ставших в очередь до 2012 года, будет закрыт. В Минобороны поясняют, что закроют вопрос с так называемыми судебниками, у которых, как у того же Олешкевича, на руках неисполненное судебное решение. Известны случаи, когда они не исполнялись по 12 лет.

Жилищный вопрос подполковника Олешкевича «закрыли» в этом году. Квартиру дали в Москве, в Бирюлево, в ЖК «Загорье». На этом злоключения не закончились. Квартира оказалась больше положенной ему по закону площади на 4,5 кв. м. Вот за них и предложили доплатить — в счет компенсации затрат, понесенных федеральным бюджетом.

— Вопрос стоял так: или я срочно перечисляю деньги на счет Минобороны, или квартиру отдадут кому-нибудь другому, а нас выселят из общаги, — вспоминает Олешкевич.

Он взял кредит и оплатил счет. Уже в кассе подполковник увидел, что он компенсирует затраты бюджета по приказу министра обороны № 1450. Дело было в сентябре 2013-го. Этот приказ утратил силу еще полтора года назад, в апреле 2012-го. Сосед Олешкевича по дому Иван Багрянцев, тогда же оплачивавший излишки жилплощади на 514,7 тыс. рублей, тоже компенсировал затраты бюджета — но уже по другому приказу министра обороны — № 031 с грифом ДСП. Это удивило офицеров: обычно с нуля начинаются номера секретных приказов, а не ДСП, которые гостайны не составляют.

Попытки Олешкевича и Багрянцева выяснить, а сколько же в реальности потратил федеральный бюджет на дом, где им дали жилье, закончились провалом. Страшную тайну, оказалось, охраняют не хуже ядерного чемоданчика. Олешкевичу каждый лишний квадрат обошелся в 134,7 тыс. рублей. Это рыночная цена: чуть дороже (138 тыс. рублей за 1 м) продавались квартиры в этом же доме по улице Ягодная, д. 8, к. 1 на сайте риелторской компании «Докон», «дочки» крупной строительной компании МФС-6.

В 2011 году «Докон» выиграл тендер на приобретение 200 служебных квартир для войсковой части № 71330 на общую сумму 1,3 млрд рублей. В 2012–2013 годах «Докон» приобретал квартиры для Следственного комитета и той же в/ч № 71330.

У МФС-6 в 2011 году были госзаказы от СКР и департамента строительства Москвы, в 2013-м — от Москоминвеста. Информации о прямых договорах с Минобороны на строительство жилья в открытом доступе нет.

Источники «Известий» в Минобороны утверждают, что напрямую ведомство таких договоров фактически не заключает.

— В таком случае исполнитель остается без маржи. Все заказы отдаются ФГУПам, ну а те, в свою очередь, — своим заказчикам по коммерческим ценам. Либо закупаются уже готовые квартиры, — поясняют они.

По данным Главной военной прокуратуры (ГВП), с 2010 года Минобороны не купило ни одной квартиры в Москве для офицеров за счет федерального бюджета, поскольку цена за 1 м, определенная Минрегионом, не соответствовала фактической. Лишь после неоднократных предписаний ГВП в адрес Сердюкова военное ведомство в июне 2011-го и мае 2012-го заключило три госконтракта с ОАО «Главное управление обустройства войск» (ГУОВ) на строительство в Москве свыше 7 тыс. квартир для очередников, срок завершения — 2013–2014 годы.

В целом по стране ГУОВ было генподрядчиком по 263 госконтрактам на сумму 397,69 млрд рублей. Проверка Счетной палаты показала, что ГУОВ за три последних года передало весь объем работ сторонним организациям. При этом выборочная ревизия исполнения 13 госконтрактов выявила, что ГУОВ не выполнило обязательства на 40,43 млрд рублей, из которых более 30 млрд предназначались на строительство жилья для военнослужащих.

По распоряжению Путина в 2012 году на приобретение и строительство жилья для военнослужащих в Москве разрешалось тратить 81,4 тыс. рублей за 1 кв. м, Минрегион определил цену в 88,7 тыс. рублей.

— Я готов доплатить за излишки, но по закону — компенсировать именно те затраты, которые понес бюджет. Но почему от нас скрывают эту информацию? — Олешкевич показывает свидетельство о вводе здания в эксплуатацию. В графе «цена за квадратный метр» — прочерк.

Хождения по мукам

Тогда офицер обратился в Московский военный гарнизонный суд с иском против департамента жилищного обеспечения (ДЖО) Минобороны о взыскании незаконно полученных средств. Уже в суде выяснилось, что номер госконтракта совпадает с номером договора пожертвования.

Отставка Анатолия Сердюкова и аресты в «Оборонсервисе» привели к проверкам всех «дочек» Минобороны. Одна из них — ОАО «Военторг» — весной этого года, в разгар следственных действий, сделала «жест доброй воли» и передала на баланс военного ведомства только по одному договору пожертвования 77 квартир в Москве и еще 11 в других регионах страны. Одна из таких «подаренных» квартир и досталась Олешкевичу.

— ЖК «Загорье» мы построили на 1,5 года раньше срока, Минобороны само выкупает в нем квартиры для военнослужащих, остальные мы реализуем через «Докон», — объясняет официальный представитель строительной компании МФС-6 Александр Писарев.

Проверку этого же договора пожертвования проводила и Счетная палата, которая признала, что заключили его незаконно, поскольку он «не соответствует целям, определенным уставом общества и федеральным законом о благотворительной деятельности».

Источник в Минобороны говорит, что квартиры через «Военторг» покупали и придерживали для своих и лишь под угрозой возбуждения уголовного дела информацию о них «рассекретили».

— Еще при Сердюкове «судебники» искали «блатные» квартиры по всей Москве, они устраивали рейды и завалили жалобами все инстанции, пришлось в итоге отдать их очередникам, — поясняет он.

По иску Олешкевича Минобороны так и не предоставило в суд самого госконтракта на дом: в ДЖО ответили, что у них такого контракта нет, не нашли его и в департаменте имущественных отношений. После чего военный суд в иске Олешкевичу отказал — мол, он же заплатил деньги добровольно, какие претензии к Минобороны?

— Ни Жилищный кодекс, ни иной федеральный закон или нормативный правовой акт не наделяют министра обороны правами по взиманию денежных средств с военнослужащих, — говорит кандидат юридических наук Евгений Глухов, защитивший диссертацию по предупреждению коррупции в сфере жилищного обеспечения военнослужащих.  — Начальную цену метра жилья по субъекту назначает сам министр своим приказом, а конкретная сумма, которую должен заплатить военнослужащий, определяется должностными лицами Минобороны, порядок ее подсчета непрозрачен и недоступен для самих военных. При этом начальная цена, уже уплаченная, ежеквартально могла меняться и стоимость жилья в одном и том же регионе отличалась в разы.

По закону получение жилья по договору социального найма вообще не предусматривает никакой дополнительной оплаты. Сам же порядок оплаты военнослужащими дополнительных метров при оформлении в собственность утвердили постановлением правительства лишь месяц назад.

— Все три года, пока шли эти незаконные поборы, все они о них прекрасно знали и закрывали на это глаза, — продолжает Евгений Глухов. — При этом возникает и другой вопрос: сколько денег на этом успели заработать и куда они в итоге пошли?

Информированный источник в Минобороны говорит, что счет, куда перечисляли деньги за «излишки», менялся за это время несколько раз.

— Это были так называемые внебюджетные поступления, которые та же Счетная палата по закону проверить не могла, — объясняет он. — Часть средств шла на премии сотрудников ДЖО и других департаментов, поэтому самим чиновникам было выгодно продавать эти метры. Другую часть возвращали в бюджет.

На вопросы «Известий» о премиях за лишние метры, о самом счете и сколько в итоге с него было перечислено в федеральный бюджет, в Минобороны ответить не смогли.

Высокопоставленные чиновники ДЖО себя жильем не обделяли. Все руководители департамента, которые в бытность Анатолия Сердюкова министром менялись практически каждый год, в итоге получили квартиры от Минобороны. К примеру, замдиректора ДЖО Игорь Лысенко в 2008 году стал полковником, встал в очередь на жилье как нуждающийся и в том же году квартиру получил, а через два месяца уволился из Вооруженных сил. С 2010 года, когда появился ДЖО, Лысенко курирует в нем очередь из бесквартирников, многие из которых стоят в ней еще с 1990-х. Галина Семина, экс-врио начальника ДЖО, пришедшая в Минобороны, как и Анатолий Сердюков, из ФНС, не проработав в военном ведомстве и четырех лет, также получила квартиру в Москве.

Кстати, получение квартир большей, чем положено, площади по псевдосекретным приказам давало широкий простор для махинаций, утверждают в МВД. В марте этого года полицейские задержали банду мошенников, которые торговали жильем от Минобороны. Возглавлял ее экс-адъютант главкома Сухопутных войск старший прапорщик Валерий Даниелян. Мошенники подделывали документы и вносили за 200 тыс. рублей в реестр очередников как офицеров с маленькой выслугой (жилье им по закону не положено), так и вовсе никогда не служивших в армии. Для последних, впрочем, ценник увеличивался до 2–3 млн рублей. Всего таким образом из ДЖО Минобороны «ушли» 150 квартир.

«Подвиг Литвиненко» и другие

Непрозрачность приводила к тому, что в одном и том же доме, построенном по госконтракту, лишние метры продавали по разным приказам и ценам. Переплативший за свои метры майор Евгений Печенин (фамилия по его просьбе изменена. — «Известия»), узнав об этом, обратился в гражданский суд и выиграл у Минобороны.

— К тем, кто идет в суд, даже среди самих военных отношение неоднозначное — некоторые считают, что мы просто зажрались: и квартиру уже получили, да еще и деньги вернуть хотим, поэтому я не очень афиширую этот факт, — объясняет Печенин. — Но почему одни чиновники Минобороны оплачивали себе служанок и парикмахеров за счет ведомства, а мы, промыкавшись с семьями по 20 с лишним лет по гарнизонам, влезаем в долги и даже спросить не можем, за что и по каким ценам платим?

Печенину на семью из трех человек выдали «двушку» в подмосковной Балашихе. Девять метров оказались лишними, и за них в ноябре 2012 года предложили доплатить из расчета 44 тыс. рублей за «квадрат». Печенин заплатил. А его сосед по дому доплатил в декабре 2012 года за такие же девять лишних метров в 1,5 раза меньше — из расчета 29 тыс. Под обоими извещениями стояла подпись Галины Семиной. При этом была ссылка на разные приказы Сердюкова. Уже в суде выяснилось, что по госконтракту цена за «квадрат» составляла 31,2 тыс. рублей. Переплаченные деньги Печенину вернули.

Сергей Литвиненко из Ейска не только доказал в городском суде, что 475 тыс. рублей за лишние 15 «квадратов» с него взяли незаконно, но и отсудил у Минобороны еще 40 тыс. рублей за пользование его деньгами. «Двушку» ему предоставили по договору социального найма, который по Жилищному кодексу является безвозмездным, а приказ министра обороны № 1450 (ДСП) в Минюсте не зарегистрирован и, в нарушение указа президента, не был опубликован, написал судья в своем решении. Иск Литвиненко к Минобороны признали в полном объеме. Потом чиновники ведомства пытались отменить его в краевом суде, когда и это не вышло — обратились в суд, чтобы выселить его из квартиры. И снова не вышло. Среди бездомных военных офицер запаса из Ейска стал героем, а его судебную эпопею называют «подвигом Литвиненко».

— В военных судах есть негласное указание — решение в пользу военнослужащих, не согласных с доплатами, не выносить, — на условиях анонимности рассказал военный судья одного из гарнизонных судов Московского округа. — Логика такая: они ведь могли и не платить, а дальше ждать жилье положенной площади. Деньги в кассу они вносили добровольно. Поэтому уволенные офицеры выигрывают только в гражданских судах, которые не зависят от Минобороны. Мы же получаем квартиры так же, как и офицеры, — от военного ведомства.

Создатель форума правовой взаимопомощи военнослужащих Владимир Черных рассказывает, что после заявлений Шойгу о том, что всех, вставших в очередь до 2012 года, обеспечат жильем, началась массовая «зачистка» той самой очереди.

— Выгоняют по надуманным причинам, рассчитывая, что не все пойдут в суды, — говорит Черных. — По закону жильем должен обеспечиваться военнослужащий вместе с членами семьи. Но чиновники не дают метров женам и детям офицеров, если они проживают вместе, но зарегистрированы по разным адресам. Или просто выкидывают из очереди, кивая на наследство умерших родителей, хотя люди ждали положенное жилье по 10 и больше лет.

Сейчас, чтобы закрыть жилищный вопрос, офицерам делают неподъемные предложения. На днях очереднику предложили доплатить 1,7 млн рублей за 22 лишних метра, квартиру предложили в печально знаменитом микрорайоне Молжаниново на севере Москвы. Строился он специально для военных и сдавался в авральном порядке. Кроме высоток-новостроек и старого кладбища, там вообще нет никакой инфраструктуры. Была старая школа, но и ее недавно закрыли из-за угрозы обрушения.

Известия // пятница, 20 декабря 2013 года

Секретные излишки Сердюкова

Секретные излишки СердюковаКак Минобороны зарабатывало на бездомных офицерах

скопируйте этот текст к себе в блог:

Новости партнеров



Новости сюжета «Сердюков»:

реклама
Закрыть

Цитировать в комментарии
Сообщить об ошибке