Новости, деловые новости - Известия
Суббота,
25 июня
2016 года

Великая ледяная доска

Политолог Кирилл Бенедиктов — о роли Арктики в развитии российской космонавтики

Кирилл Бенедиктов. Фото из личного архива

Этой осенью российские СМИ активно обсуждали инициативу профессора ВШЭ Сергея Медведева передать русскую Арктику под международную юрисдикцию. Причем тон дискуссии задала характеристика, данная автору предложения президентом на встрече с «Единой Россией» (позже пресс-служба заменит экспрессивное выражение нейтральным «он пошутил»). Сам Медведев пытался объясниться: он-де предлагал отказ от исключительных экономических зон и от промышленной и военной деятельности в Арктике. Но тогда всё еще загадочнее, потому что до недавнего времени Россия была последней в списке арктических держав, занимавшихся в этом регионе военной деятельностью.

Летом 2007 года российские глубоководные аппараты «Мир-1» и «Мир-2» впервые достигли дна океана под Северным полюсом и установили там флаг России. Тогда же были взяты образцы грунта, которым предстояло доказать: подводный хребет Ломоносова является продолжением евразийского материка, а не затонувшей частью Гренландии (на что претендует Дания) и не подводной частью острова Элсмир (на что претендует Канада). Так был сделан первый серьезный ход в шахматной партии, разыгрывающейся на Великой ледяной доске Арктики.

Спустя всего неделю после этого блестящего дебюта премьер-министр Канады Стивен Харпер объявил, что в ближайшее время Канада откроет в бухте Резолют-бэй военную базу, где армия будет учиться воевать в условиях крайнего Севера, а на северной оконечности острова Баффинова Земля, в Нанисивике, будет построен глубоководный порт с военной инфраструктурой. C 2007-го Канада ежегодно проводит в Арктике военные учения. А осенью 2013-го в непосредственной близости от российского Заполярья прошли крупнейшие со времен холодной войны учения под названием «Арктический вызов», в которых были задействованы около 90 боевых самолетов и 2 тыс. военнослужащих ВВС Швеции, Финляндии, а также США, Великобритании и Норвегии. В ходе маневров отрабатывались сценарии быстрого наращивания присутствия военно-воздушных сил США и их союзников по НАТО в циркумполярном регионе на европейском театре военных действий.

Примерно в то же время в отечественных СМИ появилась информация о первых шагах по возвращению военного присутствия России в Арктику. После 20 лет, в течение которых о стратегическом значении региона не вспоминали, началось восстановление сети аэродромов в арктической зоне, было объявлено о воссоздании военной базы на Новосибирских островах. «Мы пришли туда, или, точнее, возвратились навсегда, потому что это — исконно русская земля», — заявил тогда замминистра обороны генерал армии Аркадий Бахин. А спустя несколько дней упомянутый выше либерал-профессор ВШЭ выступил со своим «провокационным» предложением.

Вы верите в такие совпадения? Я тоже не верю.

Как и в то, что мирные экологи с ледокола Arctic Sunrise, тренированные не хуже офицеров спецподразделений, пытались захватить платформу «Приразломная» исключительно из любви к белым медведям.

И вот наконец игра вступила в очередную фазу. На прошлой неделе всё тот же канадский премьер Харпер заявил, что Оттава направила в ООН заявку на расширение границ арктического шельфа страны. Аналогичную заявку от России в ООН уже не раз заворачивали в связи с недостаточностью доказательной базы (те самые образцы, взятые со дна Ледовитого океана, до сих пор рассматриваются в профильных комитетах ООН). Но у Канады, которая к тому же заявляет права на сам Северный полюс, шансов побольше: в 2014 году она будет страной-председателем Арктического совета — международной природоохранной организации, объединяющей восемь государств циркумполярной зоны. Конечно, это формальность, однако при прочих равных условиях можно ожидать возникновения своего рода «антироссийской арктической коалиции». Предполагая подобный вариант развития событий, Владимир Путин сразу же после заявления Харпера потребовал от Минобороны усилить российское военное присутствие в Заполярье.

Разумеется, это потребует серьезных вложений — речь идет о десятках миллиардах рублей. И по крайней мере значительная часть этих денег должна пойти на развитие сферы, которая на первый взгляд имеет к Арктике весьма опосредованное отношение.

Речь идет об отечественной космонавтике.

Использование спутниковых группировок для дистанционного зондирования Земли (ДЗЗ) — одна из наиболее перспективных и рентабельных отраслей современной космонавтики. Для освоения Арктики ДЗЗ совершенно незаменимо — оно позволяет обеспечить безопасность транспортировки грузов по Северному морскому пути, вести мониторинг изменения ледяного покрова и т.д. К сожалению, в настоящий момент Россия располагает всего одним аппаратом, проводящим мониторинг Арктики — это полярный низкоорбитальный спутник «Метеор-М». Ни одного спутника радиолокационного контроля на полярных орбитах у России на данный момент нет. Поэтому для спутникового мониторинга Арктики используются в основном данные с канадского спутника Radarsat-2, запущенного по иронии судьбы с помощью российской ракеты «Союз-ФГ». 

В ситуации, когда геополитическое противостояние в регионе всё явственнее начинает обостряться, зависеть от космической инфраструктуры одного из основных соперников как минимум неразумно. 

Еще хуже, чем с мониторингом, обстоит дело со связью. Сегодня действующая группировка спутников на геостационарной орбите не способна обеспечить связь в приполярных регионах России. Для того чтобы исправить ситуацию, нужна отдельная группировка спутников связи на высокоэллиптических полярных орбитах. Программа выведения такой группировки («Экспресс-РВ») была разработана еще пять лет назад, однако в 2012 году Роскосмос неожиданно исключил этот проект из действующей ФЦП на 2006–2015 годы. В этом году к проекту «Экспресс-РВ» вернулись снова, но теперь реализацию программы перенесли на 2016–2025 годы. А до этого времени в русской Арктике для надежной связи можно будет использовать лишь спутниковую систему Iridium, головная станция которой находится в США, а одним из важнейших клиентов является Пентагон.

Таким образом, развертывание мощных спутниковых группировок (ДЗЗ и связи) должно идти рука об руку с развертыванием Вооруженных сил России в Арктике. С другой стороны, освоение региона может стать мощным двигателем развития отечественной космонавтики, главной проблемой которой сейчас является кризис целей.

«Первый принцип суверенитета в Арктике — кто не знает, что с ней делать, тому ее не дадут», — заявил канадский премьер. СССР долгое время был единственной державой, проводившей планомерное изучение Арктики, накопившей уникальный опыт исследования циркумполярных районов. И сегодня у нас есть полное право заявить: никто не знает об Арктике больше, чем мы. Но, конечно, право это нам придется доказывать и подтверждать. И на земле, и на море, и в космосе.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции

Известия // среда, 18 декабря 2013 года

Великая ледяная доска

Великая ледяная доскаПолитолог Кирилл Бенедиктов — о роли Арктики в развитии российской космонавтики

скопируйте этот текст к себе в блог:

Новости партнеров



Новости сюжета «Арктика»:

реклама
Закрыть

Цитировать в комментарии
Сообщить об ошибке