Новости, деловые новости - Известия
Воскресенье,
4 декабря
2016 года

Одинокий дьякон в контексте истории

Журналист Юрий Тюрин — о скандале вокруг увольнения Андрея Кураева из Московской духовной академии

Фото из личного архива Юрия Тюрина

Остроумный афоризм Гегеля о том, что все великие исторические события повторяются дважды, первый раз как трагедия, а второй как фарс, в последнее время, как можно заметить, вышел из моды. Это случилось потому, что на сетевом уровне доступности источников более не популярен тот подход к истории, при котором принято играть в слова, говоря об исторических событиях.

Скажем, какое из двух событий русской истории — церковный раскол при патриархе Никоне или массовые репрессии против православия после 1917 года — является трагедией для Церкви, а какое фарсом? Увы, именно трагедии случаются в нашей истории с заметной периодичностью.

Чтобы попытаться избежать трагедии, надо в первую очередь осознавать ее опасное приближение во всей полноте и ясности. Мне хотелось бы вспомнить в этой связи несколько внешне не связанных между собой эпизодов из истории католической Европы эпохи Возрождения.

В 1512 году великий Микеланджело закончил роспись потолка Сикстинской капеллы — в стиле, который оказался вполне революционным для этой католической святыни. Стены Сикстинской капеллы ранее были расписаны фресками Боттичелли, Перуджино и других великих мастеров, выполненными в духе христианского аскетизма. Появление на «небесном» потолке капеллы массивных, Ignudi (обнаженных), исполненных иногда заметного эротизма человеческих тел, пусть и выражавших библейские аллегории, было «большим шагом в сторону философии гуманизма» и меняло по сути весь облик и духовную нагрузку Сикстинской капеллы. Папа Юлий Второй, славившийся непотизмом и сам имевший нескольких незаконных детей от разных любовниц, не заметил никакого кощунства в росписях и остался очень доволен не только художественной стороной, но и, можно сказать, «идеологией» фресок нового потолка Сикстинской капеллы.

А уже в 1517 году, всего через пять лет, Мартин Лютер прибил к дверям Виттенбергской церкви свои «95 тезисов», положив начало протестантизму и его отделению от католической церкви, как «блудницы, погрязшей в роскоши и разврате».

За возникновением протестантизма последовали кровопролитные религиозные войны в Европе. А в 1527 году в Рим вторглись войска ландскнехтов. Те, кто бывал в Риме и интересовался его историей не из учебников, знают, что разрушения, устроенные этой армией христиан в самом сердце христианского мира, стали не только настоящей катастрофой, но и откровенным позором для Церкви. Сложилась немыслимая ситуация: христианское войско сознательно разрушало город «наместника Христа на Земле». Среди осаждавших Рим встречались и «новообращенные» лютеране, но дело было не в них. Католики-ландскнехты презрительно уничтожали католический Рим, который стал для них символом «отступничества от христианских ценностей, погрязшим в грехах».

Можно лишь представить себе, какие чувства испытывали уставшие в боевых походах рыцари-христиане, когда они поднимали глаза к «обнаженным» потолка Сикстинской капеллы. После казни защитников города началось повальное разграбление дворцов церковных вельмож и кардиналов, известных своей близостью к папе. Разграбление и погром Рима ландскнехтами стали переломным моментом в истории всей католической церкви: вскоре от нее отделилась англиканская церковь, затем и другие национальные церкви — так политический авторитет Святого престола в Европе был утрачен навсегда.

Я вспоминал эти исторические события несколько раз, пока наблюдал за развитием другой истории: истории изгнания известного всей стране миссионера, профессора богословия диакона Андрея Кураева из Московской духовной академии (МДА). История эта началась с того, что отец Андрей написал перед самым Новым годом в частном дневнике о своем личном видении ситуации с позорным гомосексуальным скандалом в Казанской семинарии. При этом отец Андрей пользовался только открытыми источниками и публикациями. Суть дела состояла в том, что никто из должностных лиц, подозреваемых в грязных приставаниях к казанским юношам-семинаристам, не был наказан даже в административном (а если речь о педофилии — то и в уголовном) порядке, само дело не было юридически расследовано — зато отцу Андрею объявили, что он больше не является преподавателем Московской духовной академии.

Подозреваемые в педофилии остались безнаказанными, а диакон Андрей Кураев остался безработным.

Всё это заставило предположить наличие внутри Церкви некоей структуры-паразита в виде могущественного гомосексуалистского лобби, проникшего в церковные власти. «Торжество голубого лобби?» — задает потрясенный отец Андрей вопрос в своем дневнике. Увольнение из МДА стало настоящим шоком для отца Андрея, который отдал профессорской работе в академии более десяти лет своей жизни. «Искренне благодарен родной академии за семь лет учебы и десять лет профессорства в ней. Низкий поклон святыням Лавры и древним стенам Академии. Ни к коллегам, ни к владыке Ректору нет у меня никаких претензий. В условиях, когда с дореволюционной «автономией академий» покончено давно и бесповоротно, ясно, что против лома нет приема», — пишет он в своем дневнике в ЖЖ.

Понятно, почему именно отец Андрей Кураев, несмотря на все анонимные угрозы, встал первым на борьбу с ядовитым «голубым змием», удушающим в своих объятиях церковные власти. Ведь Кураев — один из лучших миссионеров Русской православной церкви. Благодаря его деятельности за последние четверть века сотни тысяч, если не миллионы людей открыли для себя Церковь и Христа, обрели православную веру. Православная миссия — главное дело жизни Кураева.

А сегодня, благодаря «контрмиссии» церковных педерастов, активно размножающихся почкованием внутри Церкви, сотни тысяч людей могут вновь отпасть от Церкви и навсегда отвергнуть православную веру, ощутив себя преданными, обманутыми, облитыми грязью лжи со стороны представителей гомосексуального «клира». Всё, сделанное отцом Андреем и другими православными миссионерами, окажется тогда напрасным. Наличие «параллельной власти», сосущего соки гомопаразита в организме Церкви скрывать уже невозможно — это хорошо показал скандал в Казанской семинарии. Слишком бледный вид перед людьми имеют сегодня даже те священники и епископы, которые не имеют никакого отношения к извращенцам в рясах, убивающим веру в сердцах православных людей.

Каждому христианину известны слова: «Горе миру от соблазнов, ибо надобно придти соблазнам, но горе тому человеку, через которого соблазн приходит» — ведь не Кураев же их придумал.

Даже не в плане дачи советов священноначалию, но в порядке простого размышления несложно прийти к выводу о том, что наличие внутренней контрольной структуры, ответственной за моральный облик корпорации, естественно, не только для мира бизнеса. Если бы сейчас в Русской православной церкви была создана по благословению самого патриарха такая структура, а профессор богословия отец Андрей Кураев был бы назначен ее руководителем с достаточно большими полномочиями, то проблема голубого лобби в структурах церковной власти была бы в итоге постепенно и аккуратно решена. Это самое естественное и разумное решение проблемы, которое только можно себе представить. Намного лучше любого стихийного протеста и тем более, на дай Бог, раскола.

Нет, история не всегда повторяется как фарс. Стоит помнить: и перед великим расколом 1654–1666 годов, и перед Февральской революцией наша Церковь ощущала себя на вершине власти и могущества — казалось, ничто в мире не способно поколебать ее положение. Именно в такие периоды «упокоения на лаврах», как показывает опыт истории, и может произойти самое худшее. Сегодня Русская православная церковь находится в самом лучшем положении за последние 90 лет — и это прекрасно. Но неужели кровь сотен тысяч православных мучеников, пролитая в ХХ веке, не учит нас какой-то элементарной бдительности? Верно сказано — никогда не стоит спрашивать, по ком звонил этот колокол.

Если ли реальная надежда, что мы умеем учиться на уроках истории — как истории Рима времен Микеланджело, так и нашей собственной, мудрой и трагической истории?

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции

Известия // суббота, 4 января 2014 года

Одинокий дьякон в контексте истории

Одинокий дьякон в контексте историиЖурналист Юрий Тюрин — о скандале вокруг увольнения Андрея Кураева из Московской духовной академии

скопируйте этот текст к себе в блог:

реклама
Закрыть

Цитировать в комментарии
Сообщить об ошибке