Новости, деловые новости - Известия
Воскресенье,
29 мая
2016 года

От чего Россия была избавлена

Журналист Максим Соколов — о том, почему превентивная зачистка часто бывает гуманнее продолжительного бездействия

Максим Соколов. Фото: Глеб Щелкунов

Всю первую половину 2012 года — и чем далее, тем более — протестное движение покушалось организовать свой майдан в центре столицы. Была попытка раздавать палатки в марте на Пушкинской площади. Беспорядки 6 мая на Болотной площади имели целью прорваться через б. Каменный мост к Кремлю и замайданить на Манежной площади. Когда ценой жесткий свалки прорыв не был допущен, 8 мая последовала акция «Оккупай Абай» на Чистых Прудах, затем аналогичная акция у высотного здании на Кудринской площади.

«Оккупай Абай» был разогнан спустя неделю, рано утром 16 мая. Выражавший протестное негодование социолог Д.Б. Орешкин так писал про разгон: «Разогнали, естественно, по-мерзкому, рано утром. Пообещали до 12 часов дать время собраться — и в 5 утра начали людей выкидывать, задерживать — в общем, повели себя достаточно подленько. Почему — понятно: ранним утром меньше журналистов, меньше криков. Потихоньку всех собрали и выкинули. Теперь будут поодиночке давить: кому-то насильно вручат повестку в военкомат, у кого-то палатку отобрали — и или не вернут, или за хранение выпишут чек. Потребуют с организаторов бешеные деньги на высадку газонов… То есть главное — разогнать коллективный протест, а дальше поодиночке всех мухобойкой перебить».

С иной точки зрения, если уже принято решение вырвать зуб, то драть его лучше как раз на рассвете — в этом случае применение силы оказывается минимальным. Не потребуются даже и драконовские меры давления поодиночке, предсказанные Орешкиным. Нарыв ликвидирован — и этого достаточно.

Ибо логика как властей, так и протестантов едина в том, зачем нужны майдан, абай, оккупай etc. Этого не говорится открытым текстом, но одним он нужен, а другим совсем не нужен в качестве укрепленного плацдарма в центре столицы, куда стекаются новые бойцы и откуда можно вести дальнейшее наступление. Как в Киеве. Ради такого стратегического преимущества можно и должно нести тяготы и лишения походной жизни в центре многомиллионного города. Отсюда такое упорство в попытках оккупая.

Различие между российскими и украинскими властями в том, что российские считали возникновение такого плацдарма недопустимым и предпочитали нарекания отечественной и мировой прогрессивной общественности — даже и весьма жесткие — возникновению неконтролируемого ими лагеря неприятельской политической пехоты в непосредственной близости от центров управления. Украинские же власти — потому ли, что были более связаны общественным мнением, потому ли, что более зависели от иностранных посольств, потому ли, что надеялись — само как-нибудь рассосется, предпочитали выжидательную тактику. Плоды этой тактики сейчас можно наблюдать в Киеве.

Как выясняется задним числом, российская тактика уничтожение неконтролируемого плацдарма в зародыше обходится дешевле — и даже много дешевле — чем попустительство. Украинская власть всё равно встала перед необходимостью что-то делать с вооруженными вылазками с плацдарма, но их подавление, как можно теперь видеть, ведет к существенно большему числу пострадавших как среди сил правовопорядка, так и среди протестующих. Прогрессивная же общественность и посольство США всё равно недовольны, а про прежнее попустительство все уже и забыли, называя Януковича и Каддафи, и Чаушеску и суля ему такую же злую смерть. При разгоне майдана в зародыше шума тоже было бы много, но крови — значительно меньше, а то и могло бы обойтись вовсе бескровно.

Формула «Демонстрация — пожалуйста, оккупай — извините» оказывается в итоге значительно более гуманной.

Но относительно гуманную линию можно бы и нужно продолжить. Часть обвиняемых по «болотному делу» амнистирована — и слава Богу. Полтора с лишним года под следствием — достаточная кара для тех, которые суть соблазненные, а не соблазнители. Но оставшиеся обвиняемые, для которых обвинение требует нешуточные сроки от пяти лет — такие же безрассудные дуралеи, отбывшие столь же немалый срок следствия.  Приговаривать их к лишению свободы есть чистая месть, никак не вынуждаемая государственной необходимостью. Более того, сегодняшние события в Киеве отрезвили очень многих и очень многим показали, чем кончаются игры с полицией на свежем воздухе. Охотников поиграть снова сейчас в России не наблюдается, и милосердие к уже получившим болезненный урок все бы поняли и приняли. Это только лишний раз утвердило бы формулу «Демонстрация — пожалуйста, оккупай —извините». Формулу возлюбленной тишины.

Ну, а если кому невмоготу —«На бой! на бой! в борьбу со тьмой! » — что ж, до Киева полтора часа лету, десять часов на поезде, граница пока открыта, пускай попробуют.

Известия // четверг, 23 января 2014 года

От чего Россия была избавлена

От чего Россия была избавленаЖурналист Максим Соколов — о том, почему превентивная зачистка часто бывает гуманнее продолжительного бездействия

скопируйте этот текст к себе в блог:

Новости партнеров


реклама
Закрыть

Цитировать в комментарии
Сообщить об ошибке