Новости, деловые новости - Известия
Понедельник,
29 августа
2016 года

Отличник

Журналист Максим Кононенко — о том, чем может обернуться школьная гонка за успехом

Максим Кононенко. Фото: ИЗВЕСТИЯ/Александр Давашкин

Школьный рюкзак моего сына-третьеклассника весит где-то половину от его собственного веса. Всё свое свободное от школы и спортивных занятий время мой сын делает уроки. Бесконечные страницы однотипных задач, доклады про зверей, грибы и явления природы для предмета «Окружающий мир», сочинения «как я провел то-то» как на русском, так и на английском языках (он говорит по-английски уже лучше меня). Плюс домашние задания по труду (!), причем их может быть до трех (!!) в неделю. Не сказать, чтобы ему было трудно делать эти уроки. Но они поглощают всё его время. При этом ему и в голову не приходит, что какой-то из уроков можно не сделать. Ну вот так устроены третьеклассники: им просто в голову не приходит, как это — не сделать задание. Ведь тогда и в школу страшно идти.

Разумеется, вместо этих уроков он бы с куда большим удовольствием посмотрел бы телевизор, пособирал бы свое Lego, почитал бы книгу, поиграл на айпаде или пошел бы гулять. Ведь сами по себе все эти выполненные задания не имеют для него никакой значимой ценности. Просто взрослая учительница их задала, а родители любят, когда ты сообщаешь им о пятерках.

А теперь представьте себе альпиниста. Вспомните, скажем, кинокартину «Вертикальный предел». Там не очень нравственный миллионер устроил веселую экспедицию на гору К2 — вторую по высоте в мире. Набрал тонны оборудования, десятки проводников, заплатил кучу денег. И вот когда до вершины уже совсем недалеко, начинается непогода. Разумные люди говорят миллионеру: вернемся. А он говорит: да вы что?! Столько потрачено! Сил, времени, денег! Вот же она, вершина, — рукой подать! Я мечтал об этом всю свою жизнь!

И, разумеется, всё заканчивается очень плохо.

Но ведь там, внизу, где альпинисты учатся и слушают наставления старших, они прекрасно понимают, что главное на высоте восьми с половиной километров — это вовремя вернуться. Однако вершина — она ведь так близко. И ты так долго до нее шел. С того самого времени, как начал учиться вбивать крюки и делать страховку. 

Третьеклассник не понимает, зачем ему все эти пятерки, которые он получает пока довольно легко. Десятиклассник уже понимает, зачем ему эти пятерки, которые достаются уже не так просто. Потому что вершина — она ведь так близко. И до нее пройден такой долгий путь. Все эти годы упорной учебы, когда вокруг живут жизнью, встречаются с девушками, отрываются на вечеринках — а ты не такой. У тебя есть вершина. И ты должен дойти до нее.

Десятиклассник, убивший своего учителя географии в московской школе 263, был отличник. Замкнутый и конфликтный. Потому что у него была своя цель, и он всего себя положил на достижение этой цели. А тут на пути к его цели встал учитель, ладно бы там математики — но географии! Да кому она вообще нужна, эта география?!

И вот вам еще один довольно яркий пример в доказательство этой гипотезы. 14 декабря 2012 года 20-летний Адам Питер Лэнза пришел в начальную школу «Сэнди-Хук» в Ньютауне, Коннектикут, США, и расстрелял там 26 человек. Что мы знаем про Адама Лэнзу? Что он начал учиться в школе «Сэнди-Хук». Потом закончил две другие школы с отличием. Был, по словам одноклассников «умным, но нервным и беспокойным». И даже если сравнить фотографию Лэнзы с фотографией стрелка из школы 263 — то вы увидите, что они чем-то похожи.

Представители полиции сообщали, что у Адама Лэнзы был психиатрический диагноз —синдром Аспергера. Это легкая форма аутизма, выражающаяся в основном в нарушениях социализации. Я не знаю, так это или нет, и были бы психические расстройства у устроившего стрельбу московского школьника. А главное — в случае с покончившим с собой Адамом Лэнзой мы не можем знать, что первично — расстройство социализации или маниакальная сосредоточенность на учебе в желании быть самым лучшим в конце. Ведь вершина так близко. Впрочем, в случае с самим Лэнзой, быть может, причиной было именно разочарование от того, что по достижению этой самой вершины ничего в мире не изменилось. И тогда он отомстил за это своему первому месту учебы. Тому, с которого всё началось.

Депутаты Государственной думы сейчас наперебой предлагают свои набившие оскомину предложения: усилить охрану школ, ограничить оборот оружия, не хранить оружие дома. Упоминают наркотики и компьютерные игры. При этом забывая о главном — всё это не имеет никакого отношения к произошедшему, потому что всё это есть у любого подростка (включая оружие — наберите в Google «купить травматический пистолет без лицензии»).

Однако любой подросток не идет убивать учителя, который мешает его аттестату с отличием. Смуглого прохожего, пенсионера или фаната другой футбольной команды на улицу, быть может, идет убивать. Но в школу, убивать своего преподавателя, — нет.

Поэтому все возможные ограничения, которые по следам этого убийства напринимают в Государственной думе, — бессмысленны. Они ничего не изменят.

А вот что хоть как-то может изменить ситуацию — так это отказ от гонки за показателями во всех сферах. Отказ от стремления победить везде любой ценой. Отказ от культа «успешности».

Потому что отличник — это так же ненормально, как двоечник. 

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции

Известия // понедельник, 3 февраля 2014 года

Отличник

ОтличникЖурналист Максим Кононенко — о том, чем может обернуться школьная гонка за успехом

скопируйте этот текст к себе в блог:

Новости партнеров




Новости сюжета «Захват заложников в школе № 263»:

реклама
Закрыть

Цитировать в комментарии
Сообщить об ошибке