Новости, деловые новости - Известия
Суббота,
25 июня
2016 года

Зачем убили жирафа?

Журналист Юрий Тюрин — о причинах жестокой сцены в зоопарке Копенгагена

Юрий Тюрин. Фото из личного архива

Демонстративное убийство жирафа в зоопарке Копенгагена — событие, в некотором смысле родственное теракту. Родственно оно тем, что, как и в случае с террористическим актом, главным здесь является не сам физический факт происшедшего, а его медийное освещение и тот психологический эффект, который это освещение должно произвести.

Впрочем, надо признать, что и сам акт убийства «молодого и абсолютно здорового» жирафенка был уже спланирован как медиасобытие.

«Ситуация абсолютно безвыходная, сопротивление бесполезно, не пытайтесь понять логику убийц — ее просто нет».  Жирафа убили, конечно же, не с помощью инъекции, как это принято, а «из пневматического пистолета для забивания гвоздей», как сообщает нам ВВС.

Казнь животного произвели на глазах у множества специально собранных детишек, причем на фотографиях видно, что между маленькими детьми и людьми, убивающими жирафа, нет никакой перегородки или барьера. И конечно же, теплое мясо убитого «жирафеночка» скормили тут же, на глазах у бедных детей, хищным тиграм и львам.

Закон соблюден, какие еще вопросы? Если у вас возникло ощущение, что вас поставили перед ложным выбором, где жалость противоречит закону, то на это ощущение хорошо отвечает формулировка о ложном выборе из области экономики: «Решение проблемы ложного выбора состоит в ликвидации асимметричности информации».

Но если вы уже задумались об этом — значит, это шоу было не для вас.

Надо сказать, что я прекрасно знаком с копенгагенским зоопарком — за много лет работы в Копенгагене я был там с детьми много раз. Зоопарк Копенгагена основан в 1859 году и является одним из старейших зоопарков в Европе, это впечатляющее техническое сооружение и произведение искусства мирового уровня одновременно.

Достаточно сказать, что уникальный «Дом Слонов» в этом зоопарке спроектировал никто иной, как великий британский архитектор  Норман Фостер. Зоопарк Копенгагена гениален и с экологической точки зрения: после всеобъемлющей реконструкции несколько лет назад животные там содержатся уже не в вольерах, а как бы в природных условиях: слоны и жирафы гуляют по «степной прерии», бегемоты плавают в «болоте», а волки рыщут  в «подлеске средней полосы».

По большому счету этот зоопарк является предметом гордости и даже символом Копенгагена, как, скажем, московское метро является для любого иностранца неким культурно-техническим символом Москвы.

Поэтому каждое событие, касающееся копенгагенского зоопарка, имеет большую культурную и смысловую нагрузку для общества, чем это кажется на первый взгляд.

Давно наблюдая за изменениями в стилистике и характере детских шоу, организуемых  зоопарком в Копенгагене, я не раз задумывался о том, что не всё происходящее там можно объяснить случайным совпадением или веяниями моды. Некая нарастающая год от года брутальность детских шоу в этом зоопарке и, так сказать, прогрессирующая кровавость их «жизненной правды» заставляли меня не раз уводить детей подальше от подобных представлений. 

Лучше уж видеть восторг детей, когда доят антилоп или кормят сеном пятиметрового жирафа, чем наблюдать отчаяние в их глазах, когда одни звери убивают и пожирают живьем других, деловито обнажая белые кости «правды жизни» еще недавно живого существа в абсолютно естественной и натуральной кровавой оргии.

Так вот, о совпадениях. Кровавые шоу типа «кормление льва живностью» начались в зоопарке Копенгагена, наверное, лет десять назад, что совпало по времени с приходом к власти в Дании правительства либералов (при поддержке националистов) и общей волной брутализации мировой политики после падения башен Всемирного торгового центра в Нью-Йорке.

Странный на первый взгляд симбиоз расистов-националистов и экономических либералов оказался в тогдашней Европе не только тактическим, но и вполне себе идейным союзом: «побеждает сильнейший», «жизнь — жестокая вещь», «человек по природе волк», «государство вам ничего не должно» и т.д. Этот комплекс представлений, осторожно отсылавший к этике нацизма, исподволь получил выражение в столь странных «воспитательных» формах, как кровавые шоу в копенгагенском и других европейских зоопарках: «знакомство с реальной жизнью» для самых маленьких — и их родителей, то есть потенциального электората.

Таким образом, есть четкая политическая референция у подобных акций. Нетрудно понять, электорат каких именно партий и движений является любителями подобных шоу и готов показывать их своим детям. Воспитывающая функция таких зрелищ для взрослых также вполне очевидна. Не хотелось бы уходить в банальности и рассказывать новые истории о принудительной дехристианизации Европы — хотя вполне понятно, что именно в христианской культуре, и причем не так уж давно по историческим меркам, утвердилось табу на бессмысленное издевательство над животными.

Но вот более интересен психологический эксперимент: человек, который любил ребенком наблюдать в зоопарке, как лев разрывает живьем и пожирает по частям козочку или как дяди казнят любимого жирафенка «за неправильные гены» (здесь нет никакого намека на нацизм, конечно же), хотя  могли бы легко продать его в частный зоопарк, испытает ли такой человек, став взрослым, какое-либо чувство сострадания, наблюдая, как пытают и казнят без суда какого-нибудь там отвратительного Каддафи?

Да и вообще будет ли такой человек протестовать по нравственным причинам против войны или любой бессмысленной бойни чужих и чуждых ему людей — от Египта и Сирии до Ирака и Афганистана? Или же ему просто интересно будет понаблюдать за процессом, чтобы узнать из любопытства, чем всё это кончится?

Такое вот «воспитание» стоит многого, согласитесь.

Очень вероятно, что жирафа в зоопарке Копенгагена убили с нарушением многих правил по защите животных, не говоря о нравственных — ну так что же, многие правила в мире сегодня нарушаются.

Не в этом ли и состоял месседж?

Мир на глазах становится жестче, брутальнее и страшнее. Вы говорите — за что датчане застрелили маленького жирафика на глазах детей? В китайских ресторанах рыбу жарят так, чтобы она оставалась живой, когда ее подают к столу. И ничего, никто не жалуется.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции

Известия // понедельник, 10 февраля 2014 года

Зачем убили жирафа?

Зачем убили жирафа?Журналист Юрий Тюрин — о причинах жестокой сцены в зоопарке Копенгагена

скопируйте этот текст к себе в блог:

Новости партнеров


реклама
Закрыть

Цитировать в комментарии
Сообщить об ошибке