Новости, деловые новости - Известия
Вторник,
26 июля
2016 года

Госприюты заработали на мертвых собачьих душах

В прошлом году в них сгинуло 706 млн рублей и 18 тыс. собак

Фото: Анатолий Белясов

Отлов и содержание бродячих животных — настоящий Клондайк, где год за годом намывается всё больше золотишка. В прошлом году, как показала проверка контрольно-счетной палаты (КСП) Москвы, из столичной казны оплатили содержание вдвое большего количества животных, чем их могут вместить государственные приюты. В итоге численность животных на госопеке могла быть завышена на 18 тыс. голов — по официальным данным, содержание одной собаки обходится бюджету более чем в 5 тыс. рублей. Кроме того, приюты не смогли предоставить доказательства на передачу «в добрые руки» более 9 тыс. животных. Зоозащитники полагают, что все они умерли из-за недостатка лекарств и пищи.

Не хуже человека

Программа по отлову и стерилизации бродячих животных в Москве началась в 2002 году. Тогда бывший мэр Юрий Лужков подписал постановление «О формировании системы управления и финансирования комплекса мер по улучшению содержания, использования и охране животных в городе Москве». Документ предписывал отлавливать бродячих животных, стерилизовать и отдавать в приюты, которые, в свою очередь, будут пристраивать их дальше «в добрые руки». До появления этого документы бродячие животные в городе просто уничтожались. Впоследствии программа преобразовалась в глобальный план по чипированию всех бездомных животных и строительству для них государственных приютов, в которых должны были содержаться выловленные с улиц столицы кошки и собаки.

Всего, по данным принадлежащей городу дирекции заказчика по сантехническим работам «Сантехработ», сейчас в Москве действуют 17 государственных приютов. Заботиться о животных и управлять новыми приютами должны, согласно программе, выбранные по конкурсу частные компании.

Увеличилось и финансирование. Если в 2007 году на отлов и содержание животных было выделено всего 88 млн рублей, то в 2013-м почти в 10 раз больше — 706 млн рублей. Согласно закону о бюджете, в 2014–2016 годах на содержание животных в приютах мэрия планирует ежегодно тратить аналогичную сумму. На строительство самих приютов и вольеров за пять лет было израсходовано 2,7 млрд рублей.

На содержание в приюте одной собаки из бюджета в прошлом году было выделено до 5375 рублей в месяц (для разных приютов эта сумма незначительно варьируется, но в любом случае это больше чем официальная минимальная зарплата в России — 5205 рублей в месяц), на кошку — 3786 рублей. Отлов, чипирование, доставка и операция оплачиваются отдельно: отлов одной собаки обходится бюджету до 778 рублей, транспортировка в 55 рублей (поездка в метро — 28 рублей), чипирование в 510 рублей, а полную стоимость стерилизации (операция, медикаменты, передержка) одной собаки мэрия оценивает в 4859,8, а кошки — в 2770 рублей.

Впрочем, деньги выделяются из бюджета не просто так: согласно конкурсной документации, за них управленцы должны устроить своим подопечным если и не райское, то вполне пристойное существование.

Согласно подписанным госконтрактам на управление приютами, они обязаны не только осуществлять работы по содержанию животного (чистые вольеры, качественное питание, помывка собак и кошек), но и проводить постоянный медицинский контроль за здоровьем, удалять паразитов, при необходимости провести вакцинацию и даже обеспечить регулярные прогулки с животным, включающие «физические нагрузки». Но главное — получившие государственные средства управленцы обязаны найти нового хозяина для своих подопечных. Поэтому для мотивации управляющих быстрее находить для животного новую семью, срок госфинансирования одного питомца ограничен шестью месяцами. Выпускать пойманное животное обратно на улицы прямо запрещено правилами: предполагается, что полгода под госопекой — достаточный срок для поиска нового любящего хозяина.

Не все псы попадают в рай

Впрочем, уже сам профиль деятельности фирм — победителей государственных аукционов на управление приютами — не позволяет надеяться, что животным на гособеспечении будет хорошо и вольготно. Так, по результатам торгов право на управление приютом «Зоорассвет» выиграла строительная фирма «Ресурсстрой», приюта в Руднево — некое ООО «Финансист» (согласно ЕГРЮЛ, его основной вид деятельности — услуги в области права), а приюта на улице Красная Сосна — ООО «Экостройсфера», которое занимается продажей химикатов и обустройством парков.

Только шестью приютами из 17 руководят вроде бы профильные организации: ветеринарный центр «Лига» и благотворительный фонд по спасению животных «Эко». Против их руководства еще в 2012 году (эти фирмы не первый год управляют приютами Москвы за госсчет) было возбуждено уголовное дело по факту хищения бюджетных средств — по версии следствия, 9,5 млн рублей были украдены на чипировании животных: на деле работы не проводились, а деньги руководство компаний клало себе в карман.

Судя по официальным сайтам госуправленцев, которые есть далеко не у всех фирм-победителей, они даже не пытаются пристроить животных новым хозяевам, хотя это прямо предусматривают заключенные госконтракты: там нет каталогов животных, которых они предлагают «в добрые руки». Попасть с улицы на территорию приютов зачастую тоже невозможно — только по предварительной договоренности.

— Самые закрытые для посетителей приюты — как раз «Эко», — рассказывает основатель группы «Возьми из приюта, не покупай» в соцсетях Татьяна Палачева. — Попасть на территорию, если его руководство не уверено в посетителе, почти невозможно, такое ощущение, что руководство вообще не заинтересовано в том, чтобы животные покидали приюты. В прошлом году мы проводили большую акцию по пристройству бездомных тайских кошек, однако в «Эко» даже не ответили на наши обращения.

О том, как живется животным даже в тех приютах, которыми управляют профильные фирмы, и о том, как выполняются условия заключенных госконтрактов, волонтеры, как правило, не рассказывают публично, чтобы не лишиться доступа в приют.

— В приюте есть работники — это таджики, которые там убирают и насыпают корм в ведра. Но делают они это через пень-колоду, — сообщает волонтер одного из приютов «Эко», попросившая не указывать ее фамилию. — Собаки 24 часа, семь дней в неделю сидят в вольере, многие из них запуганы и привыкли только к жестокому обращению. В каждом вольере — это 2x3 м — живет от двух до семи собак, кроме нас, их никто не выгуливает. Они едят, спят и справляют нужду прямо в вольере. Корм в приюте самый дешевый, и собаки всегда нуждаются в дополнительной, более питательной пище.

Практически при каждом госприюте есть своя волонтерская группа: добровольцы скидываются, создают сайты, специализированные форумы, группы в соцсетях, организуют выставки, где предлагают собак из приюта всем желающим. Как следует из финансового отчета одного из таких форумов — «Подарок судьбы» (группа собирает по 20–60 тыс. рублей пожертвований в месяц) — волонтеры вынуждены за свой счет покупать инструменты для очистки вольеров, лекарства и корм для больных собак, утеплители для клеток. То есть за свой счет делать всё то, на что мэрия частным фирмам заплатила сотни миллионов. Но при этом в разговорах для прессы большая часть волонтеров предпочитает говорить о своем приюте или хорошо, или ничего.

— Боятся волонтеры иных приютов, конечно, не за себя — а за собак, — рассказывает волонтер приюта на Машкинском шоссе Ирина Садовникова. — За негативное интервью о приюте волонтера могут больше не пустить на территорию, а без их опеки многие собаки могут просто погибнуть, таких примеров десятки.

К тому же благодаря «бесплатным» волонтерам некоторым животным действительно везет — они вырываются из-под государственной опеки в любящую семью, говорит Садовникова.

Но везет немногим.

Что скрывают приюты

По мнению зоозащитников, у управляющих компаний есть все причины скрывать реальное положение дел в своих приютах. Всю информацию по поступившим собакам и кошкам управляющие передают в специально учрежденное городом предприятие «Дирекция заказчика по сантехническим работам «Сантехработ» (ГКУ «Сантехработ»). По его данным, в приютах на май прошлого года числилось вдвое больше животных, чем позволяет их максимальная вместимость: 35 405 собак и 2946 кошек. При этом подтвердить фактическое наличие 18,7 тыс. собак и 2,2 тыс. кошек проверяющим из контрольно-счетной палаты Москвы приюты так и не смогли.

«Не бились» представленные ГКУ «Сантехработ» цифры и с данными ветеринаров, которые обязаны по закону прививать отловленных животных от бешенства прежде чем отправить их в приют. По данным комитета ветеринарии Москвы, численность в приютах составляла 16 681 собаку и 755 кошек.

Засомневались аудиторы и в другой цифре — количестве переданных «в добрые руки» животных.

По официальным данным, ежегодно передается под опеку 5–6 тыс. животных. При передаче собаки или кошки «в добрые руки» управляющие по закону обязаны составить специальный договор с будущим владельцем. Однако подтвердить документально передачу 9,6 тыс. животных, якобы отданных новым владельцам в 2011–2012 годах из приютов, управляющие тоже не смогли.

По словам источника «Известий» в КСП, не исключено, что речь идет о приписках — для того, чтобы получить от мэрии деньги, управляющие приютами учитывают и мертвые собачьи души. Однако зоозащитники уверены: все «пропавшие» животные умерли на самом деле из-за плохого ухода.

— Государственные приюты — это настоящие фабрики смерти, — категорична президент центра защиты прав животных «Вита» Ирина Новожилова. — Мы даже нанимали частных детективов, которые видели, как трупы собак на машинах вывозятся из питомников: иногда приюты уничтожают собак после получения свежего пополнения, но чаще — из-за болезней.

— При большой скученности животных в приюте и отсутствии лечения смертность может доходить до 50% год, — говорит Татьяна Палачева. — В этом случае убивать животных не нужно: они умирают, не получив медицинской помощи.

Это подтверждает и волонтер Ирина Садовникова.

— Когда приютом на Машкинском шоссе управляла фирма «Витус Плюс» (сейчас управляет приютом в проезде Дубовой рощи и на улице Иcкры. — «Известия»), в неделю умирало 7–8 собак из 900, — рассказывает она. — При этом рабочие часто говорили нам, что собак забрали новые хозяева. С 2013 года конкурс выиграла другая фирма, ООО «Динамика», которая во главе приюта поставила бывшего волонтера — в результате мы смогли снизить смертность на порядок.

Впрочем, болезни — не единственная причина смерти собак в приютах.

— Хотя деньги на стерилизацию животных выдаются вполне по рыночным расценкам, нередко их проводят студенты медучилищ, которым фирмы-управляющие, разумеется, ничего не платят, — объясняет основатель проекта Coonomania.ru зоозащитница Тамара Карамазова. — Сама по себе операция по стерилизации несложная, но случаи, когда под ножом неопытного хирурга животное умирает, — не редкость. Не говоря уж о том, что после операции животному нужны специальный уход и передержка, которые на практике дворняжкам не предоставляют. И, выжив на операционном столе, прооперированное животное получает смертельную инфекцию уже в вольере. После этого оно вполне может числиться по бумагам живым, а управляющий — получать деньги из бюджета. Чтобы через полгода передать мертвую собачью душу «в добрые руки».

Зампредседателя московского общества «Защиты животных» Кирилл Горячев говорит, несмотря на то что из 11 запланированных муниципальных приютов построено и сдано в эксплуатацию только два (Кожуховский приют на 2,5 тыс. животных и в Зеленограде — на 350 душ), ситуация с содержанием бездомных животных в городе заметно улучшилась.

— Остальные приюты хоть официально и не введены в эксплуатацию, но работают по временной схеме: где-то нет центральной канализации, тепла или света, но животных там все-таки кормят и лечат, а не так, как было еще 10 лет назад, когда их просто отправляли в газовую камеру на улице Юннатов, — объясняет Горячев.

Ставка на волонтеров

Как заявили «Известиям» в столичных префектурах, где созданы специальные отделы по вопросам учета и обустройства бездомных животных, у мэрии, несмотря на результаты проверки КСП, никаких претензий к существующим управляющим компаниям нет. Зато приписками и фиктивными работами, которые якобы выполняют госприюты за бюджетные деньги, заинтересовались правоохранительные органы.

Одно из таких дел, возбужденных в 2012 году против руководителей ветцентра «Лига» и фонда «Эко», сейчас передано в суд. По версии следствия, «Эко» и «Лига» предоставляли в мэрию липовые документы о стерилизации и чипировании животных. Также фиктивными оказались, по мнению следователей, и данные о передаче животных новым хозяевам: в договорах передачи животных указывались дворы жилых домов, гаражи, голубятни из Улан-Удэ, Иркутска, Челябинска... В итоге госуправленцы смогли положить себе в карман 9,5 млн рублей.

Управленцы с этим не согласны, настаивая на том, что дело против них сфабриковано.

— Есть все документы, которые я предъявлю суду. Нас просто хотели убрать, опорочить, чтоб нас не допускали до торгов на обслуживание приютов. Просто один из приютов, который мы обслуживаем — «ЭКО Некрасовка», где живут 3 тыс. животных, — занимает площадь 4 га, а земля под него не оформлена. Так что не за собак беспокоятся — земля наша нужна. Но мы держимся и боремся, — заявила  «Известиям» президент «Эко» Вера Петросьян.

Впрочем, подтверждающие документы Петросьян предоставить отказалась.

По словам депутата Мосгордумы Ивана Новицкого, итоги проверки КСП депутаты намерены обсудить на одном из своих ближайших заседаний. Руководитель рабочей группы Общественной палаты РФ по проблемам обращения с животными Богдан Новорок говорит, что их передадут в прокуратуру для более детального изучения.

Но сделает ли это отношение к собакам в приютах более гуманным?

По мнению зоозащитников, действенный способ улучшить ситуацию — поручить управление приютами не коммерческим компаниям, а волонтерам, которые сейчас фактически вынуждены навязывать свои услуги приютам.

В КСП согласны, что надо регламентировать работу волонтеров в приютах, потому что «сохранение текущей ситуации создает риск необоснованного роста расходов без обеспечения достижения целей регулирования численности безнадзорных животных». Но проверяющие всё же считают, что основная проблема с бездомными псами и кошками — в отсутствии прозрачности работы приютов, что приводит к завышению тарифов на работы по отлову, транспортировке, стерилизации и содержание бездомных животных. Как сказано в отчете, нынешнюю систему финансирования данной программы надо менять, поскольку сейчас она «приводит к необоснованному росту расходов столичного бюджета».

В этом году и на два следующих на содержание бездомных животных ежегодно планируется выделять по 675 млн рублей. Если учесть, что в приютах по документам сейчас содержится 6649 животных (включая территорию «новой Москвы», по данным префектур), получается, что город потратит на одну собаку или кошку 101 тыс. рублей.

— Для всех, кто знаком с ситуацией, очевидно, что городская система в этой сфере неэффективна, не достроена и ее надо менять. Необходимо завершить оборудование приютов и обеспечить права волонтеров, которые тут работают, — говорит Юрий Загребной, экс-депутат Мосгордумы, добивавшийся создания приютов в столице. — Нужна нормальная система добровольного учета домашних животных и учета поступления животных в приюты и передачу их жителям, взявшим из приютов. Пока же городские власти решили только одну задачу: как освоить бесконтрольно выделенные из бюджета средства. Они освоены, но десяткам тысяч собак, да и городскому сообществу, как следует из проверки КСП, от этого легче не стало.

Руководитель Центра правовой зоозащиты Светлана Ильинская считает, что вся система приютов для бездомных собак коррупционная и в принципе не решает проблемы бездомных животных.

— Отловить с улицы всех собак невозможно, как и нельзя всех их раздать на руки. Не в одной стране мира бездомных животных не держат в приютах годами. Их отлавливают, держат определенный срок, пытаясь найти им хозяев, и если не получается — усыпляют.

Как решают проблемы бродячих животных в разных странах

1. Стерилизация и возвращение

Этот метод используется в Индии, Бангладеш, Турции, Таиланде. В этих странах нет цели избавиться от животных совсем: основная цель программ — это борьба с бешенством, а также стабилизация численности диких животных. Поэтому отлавливают только самок: их стерилизуют, делают прививки от бешенства и выпускают в «места привычного обитания». Цель программы — успеть за полгода стерилизовать не менее 70–80% от общего числа самок, тогда популяция не увеличится.

2. Высокие налоги

В Германии, Австрии, Швеции и Норвегии, решая проблему бродящих животных, начинают с человека. В Германии, чтобы завести собаку, необходимо заплатить специальный сбор в размере €150 за первую собаку, €300 — за вторую. За собаку бойцовских пород налог значительно увеличивается — €650. Чтобы сэкономить на налогах, собаку нужно стерилизовать. При покупке четвероногого друга владелец обязан его пометить: чипом или специальной татуировкой на ухе. Такой метод не позволяет хозяину просто так выкинуть собаку на улицу

3. Высокие штрафы

В США, Италии, Германии, Великобритании также практикуются высокие штрафы (до €25 тыс. в Германии) за самовольное уничтожение животного или выброс его на улицу. Причем в Италии в этом случае предусмотрена даже уголовное наказание — до года тюрьмы. Запрещен также выгул собаки без хозяина, если же выпустить из дома без надзора собаку бойцовской породы, за это предусмотрен штраф до €50 тыс.

4. Приюты

Несмотря на штрафы и налоги, безнадзорные животные на улицах Европы и США всё равно появляются. Поэтому после отлова их помещают в приют, но если за определенный срок (обычно — два месяца) новый хозяин не нашелся, животное усыпляют. Но при этом существуют и частные приюты, где усыпление не практикуется, но при этом они прекращают прием пополнения, если нет свободных мест.


Известия // вторник, 25 февраля 2014 года

Госприюты заработали на мертвых собачьих душах

Госприюты заработали на мертвых собачьих душахВ прошлом году в них сгинуло 706 млн рублей и 18 тыс. собак

скопируйте этот текст к себе в блог:

Новости партнеров



реклама
Закрыть

Цитировать в комментарии
Сообщить об ошибке