Новости, деловые новости - Известия
Четверг,
8 декабря
2016 года

Игорь Чайка: «Мне придется отказаться от бизнеса»

Советник губернатора Московской области рассказал «Известиям», как привлечь инвесторов вкладывать деньги в туриндустрию и помогает ли ему громкая фамилия

Игорь Чайка. Фото: ИЗВЕСТИЯ/Владимир Суворов

В начале февраля глава Московской области Андрей Воробьев сделал ряд громких кадровых перестановок. В том числе покинул свой пост один из его заместителей Сергей Перов, отвечавший за культуру, спорт, туризм и молодежную политику. Губернатор заявил, что лично будет курировать эти направления, а оперативную работу поручил своему советнику Игорю Чайке. Зачем уходить из бизнеса на госслужбу, откуда государство возьмет $8 млрд на парк «Россия» и каково делать карьеру сыну генпрокурора? На эти и другие вопросы Игорь Чайка ответил в интервью «Известиям».

— Игорь Юрьевич, чем вы занимались до того, как стали советником губернатора?

— Мое базовое образование — международное частное право, окончил Московскую юридическую академию им. О.Е. Кутафина. Со второго курса института я занимаюсь бизнесом, был учредителем ряда компаний, занимался очень многим — от производства продуктов питания до благоустройства, развития общественных пространств и создания архитектурного облика городов.

— Вы могли бы назвать хотя бы одну из них?

— Например, ООО «Инновации света» (по данным ЕГРЮЛ, Чайка также является совладельцем ООО «Аква Солид» и ООО «Компания «Золотой век». — «Известия»).

— Госслужащие не могут заниматься бизнесом. Вы уже ушли из своих компаний?

— Нет, сейчас я являюсь советником на общественных началах — это переходный период, чтобы я мог полностью систематизировать деятельность, связанную с бизнесом, что-то продать, что-то передать в управление.

— Правда ли, что скоро вы станете заместителем Воробьева?

— Такой сценарий рассматривается, но сначала мне нужно показать состоятельность в роли советника. На этой должности я пробуду примерно полгода — достаточный срок для достижения каких-то реальных результатов.

— Многие ваши оппоненты считают, что пост советника губернатора достался вам не просто так, а потому что вы сын генпрокурора...

— Известная фамилия — это своего рода крест, который надо спокойно нести. Я просто прошу времени, чтобы от слов перейти к делу и на практике показать свою эффективность и состоятельность. Прошу, чтобы меня оценивали по результатам.

Никогда в жизни не планировал строить карьеру в той же области, что и отец (генеральный прокурор Юрий Чайка. — «Известия»).

В сферу культуры, туризма, спорта я пошел, во-первых, потому что деятельность, которой я занимался раньше, с этим перекликается. Во-вторых, около года я работал с губернатором как бизнесмен, но на безвозмездной основе — ни в каких тендерах не участвовал.

Когда у Андрея Юрьевича (Воробьева) была предвыборная кампания, я активно помогал в организации новых парков, создании городской инфраструктуры. Эта отрасль мне знакома и понятна, а главное — интересна.

Я прекрасно понимаю, что на этом посту несу репутационные риски, и нацелен исключительно на результат для людей. Я сюда пришел для самореализации: в финансовом плане я самодостаточный человек. Мне придется отказаться от бизнеса, но у меня есть брат, который занимается предпринимательской деятельностью, мама, друзья, в конце концов. Как юрист могу вам пообещать, что в установленный срок всё будет задекларировано и информация о моих доходах станет публичной в следующем году.

— Экс-мэр Нью-Йорка Майкл Рубенс Блумберг, будучи очень богатым человеком, назначил себе зарплату в $1. Вы не собираетесь от чего-то отказаться, раз обладаете финансовой независимостью?

— Собираюсь. От служебной машины — у меня есть личная, и я в состоянии платить зарплату своему водителю.

— После бизнеса вам сложно адаптироваться в госструктуре?

— Госмашина очень неповоротлива, но без бюрократии не обойтись, здесь принимаются ключевые решения, и они должны проходить через все круги документооборота, чтобы на выходе мы получали системное решение для целой отрасли. Другое дело, что в повседневных оперативных вопросах надо уходить от бесконечных согласований.

Мы готовим проекты, разрабатываем программы, недавно обсуждали внедрение новой системы электронного документооборота, отказ от покупки бумаги. Также начал готовить план-график культурных мероприятий в Московской области. Ближайшее — это Масленица, она должна задать новый стандарт праздников в области. Мы делаем ее полностью за внебюджетные средства — вложения составят порядка 20 млн рублей.

— Как привлекаете инвесторов?

— В этом ничего сложного: это крупное культурно-массовое мероприятие, которое привлекает большое количество посетителей, мы просто бросили клич. Сразу нашлись те, кому интересен фуд-корт, продажа сувениров, организация шоу и т.д. Наша задача в том, чтобы жители увидели изменения: вместо дешевых пластиковых палаток, продавщиц в заляпанных фартуках и нескольких скоморохов — деревянные шале с качественной едой, культурная программа, освещение, салют, конкурсы, нормальные туалеты. Ждем порядка 10–20 тыс. человек.

— Какой бюджет в этом году выделен на развитие туризма?

— Бюджет Минкультуры, куда входит и сфера туризма, порядка 3,6 млрд рублей. Конечно, этого недостаточно, более 30% уходит только на содержание учреждений и зарплаты сотрудников, на развитие не хватает. У Минспорта бюджет чуть больше, порядка 4,5 млрд рублей, но туда входит еще молодежная политика.

Для того чтобы эта сфера динамично развивалась, существующее финансирование надо увеличить в пять раз. Но это нереально, поэтому я делаю ставку на привлечение частных средств. Например, есть госпрограмма развития физкультурно-оздоровительных комплексов (ФОК). В ближайшие два года будет введено в эксплуатацию около 50 таких объектов, чтобы люди получили возможность бесплатно заниматься спортом. Мы включаемся в эту историю и вносим коррективы: если комплексы будут висеть на балансе у муниципалитетов — через 3–4 года они придут просить денег на ремонт. Это должна быть самоокупаемая история, то есть надо приглашать операторов, которые занимаются управлением фитнес-клубами и спортивными комплексами, предлагать им коммерческую составляющую, но при этом ставить условие: больше половины времени резервируется под бесплатные занятия.

— А в других областях какие планы на бизнесменов?

— Схема везде одна: готовить инвест-кейсы, то есть приезжать на место, делать визуализацию, предпроектные работы, технико-экономическое обоснование, финансовую модель — всю рутину. Под конкретный кейс мы приглашаем инвестора, предлагаем ему территорию в управление при условии, что он создаст базовую инфраструктуру. Соответственно, мы получаем благоустроенную территорию, налоговые отчисления, новые рабочие места, увеличиваем турпоток. Но при этом мы ставим жесткое условие: предприниматель может зарабатывать только на инфраструктуре, которую он дополнительно создал, вход везде будет оставаться бесплатным.

— Есть уже какие-то наработки по кейсам?

— Например, в Одинцовском районе есть Лыжно-роллерная трасса имени Ларисы Лазутиной. Красивейший ландшафт, 125 га леса, до 1,5 тыс. человек приезжает в выходные, недавно рядом открыли платную дорогу — можно добраться без пробок. Но машины приходится бросать на обочинах, в них же переодеваться, ребенка покормить негде, пунктов проката лыж, туалетов, медпункта, освещения нет. Мы подготовили кейс, сейчас в процессе переговоров.

Ищем потенциально интересные точки развития. В Лыткарино можно обустроить карьер, в Балашихе — набережную и т.д. У нас огромный туристический потенциал, мы предварительно обозначили несколько кластеров — например, Павловская Слобода, Клин, Солнечногорск.

— Какая ситуация по учреждениям культуры?

— Уже сейчас мне понятно, что все библиотеки надо переформатировать: в виде читального зала они уже никому не интересны, это должны быть досуговые центры с интернетом, секциями и лекториями.

— На московский опыт будете ориентироваться?

— Мы будем ориентироваться на любой успешный опыт — как московский, так и мировой, собираемся привлекать специалистов уровня Яна Гейла. В последние три года Москва сделала качественный скачок, но там никто не изобретал велосипед, почти все эти вещи базисные: Wi-Fi в парке, освещение, кнопка вызова полиции, обустроенный пляж. Конечно, Москва может позволить себе сделать все эти изменения быстро. Но посмотрите на карту и сравните Москву и область, здесь приходится наматывать по 300 км в день, чтобы провести несколько встреч.

— А как же местное руководство?

— Конечно, надо активнее вовлекать муниципалитеты. Приезжаешь в некоторые из них и чувствуешь, что в атмосфере витает аморфность. Когда пытаешься вдохновить местных руководителей на какие-то действия, на тебя смотрят, как на дурачка, который лезет со своими правилами.

— Сколько парков в области?

— Сейчас 60, из них порядка 25 — по 10 га и больше. Какие-то прошли минимальную реконструкцию, какие-то до сих пор в ужасном состоянии, какие-то созданы с нуля совсем недавно. Но мало создать парк — надо его наполнить жизнью, чтобы там были активности, которые привлекают: детские, спортивные площадки, Wi-Fi, пляж, пункты питания, велодорожки. Если ограничиться тропинками и лавочками — собираться будут только желающие попить пива. Нужна инфраструктура, на которую можно нанизывать мероприятия. Парк должен жить, и только тогда он сможет зарабатывать, вкладывать заработанное в собственное развитие и не развалится через три года, не встанет в очередь за дотацией от региона.

— Среди подмосковных зон отдыха есть парк московского уровня?

— Самые перспективные сейчас парки — это, наверное, Наташинские пруды в Люберцах, Скитские пруды в Сергиевом Посаде, в Дмитрове целая пешеходная зона с парковым пространством. Своего парка Горького у нас пока нет.

Большинство московских парков существуют давно и даже в тяжелые 1990-е они поддерживались на каком-то уровне. Несколько лет назад в Москве на них обратили особое внимание, и это понятно, это те изменения, которые люди замечают. Им недостаточно знать, что когда-нибудь, через 10 лет, построят ЦКАД, они хотят уже сегодня видеть благоустроенный парк, новую детскую площадку, чистый двор.

— Кого бы вы хотели привлечь к развитию парков?

— Мы только формируем инвестиционные предложения. Крупный игрок пойдет на сетевой проект: вот тебе восточное направление с 10 парками. Есть еще сложности с потенциальными инвесторами из-за разнородности области: в благополучное «примкадье» хотят вкладывать, здесь множество офисов, торговых центров, уровень зарплаты сопоставим с московским. Чем дальше от Москвы, тем сложнее заманить инвестора.

— Насколько реально, что парк «Россия» построят до 2020 года, как планируется?

— Я не возьмусь гарантировать. Сказать, что это амбициозный проект — ничего не сказать. Примерный бюджет $8 млрд, площадь 800 га. Для сравнения: французский Диснейленд начинал развиваться с 60 га и кольцами наращивал свою инфраструктуру. Пока есть только предконцепция, осенью мы утвердим концепцию, затем сделаем техзадание на проектные документы. Только к следующему февралю будет вся документация, с которой можно выходить к инвестору.

— Насколько известно, в парк «Россия» планируется привлечь 60% частных средств. Не получится так, что вы начнете строить часть на бюджетные средства, потом не найдете инвесторов и придется достраивать остальное за счет налогоплательщиков?

— Доля частных средств может варьироваться, но только в большую сторону. Если не найдем частных средств на весь проект, пойдем по пути ввода в эксплуатацию частями — тематическими этапами.

На этот проект много завязано. Нужна транспортная инфраструктура: развязки, подъезды, съезды, иначе после стояния в многокилометровой пробке человек больше не поедет. Нужны парковки, гостиницы: либо несколько тематических — условно, в грузинском, армянском и якутском стилях, — либо одна большая.

— Расскажите про возможности привлечения туристов. Не в «Россию», а уже сейчас.

— Первое направление — экотуризм — по лесам, полям, озерам. Походы, поездки на квадроциклах, лыжах. Для этого надо создавать маршруты — велосипедные, лыжно-роллерные, прогулочные, а также обеспечивать их минимальной инфраструктурой. Еще одна история — сельский туризм. Где еще ребенок из Москвы сможет подоить корову или собрать ягоды с грядки?

Конечно, нельзя забывать про жемчужины Московской области. У нас есть Сергиев Посад в 60 км от Москвы. В каждом городе есть что-то уникальное и интересное, но нет информационного портала, на котором можно было бы составить себе полный маршрут: приехали, погуляли по лесу, покатались на квадроциклах, пообедали, посетили музей. Сейчас появляются частные музеи, усадьбы, тематические кафе. Нужно объединить частную и государственную информацию, добавить места сервиса. Такой портал мы планируем открыть в апреле. Там также будет раздел, куда люди смогут заходить и предлагать свои любимые места. Мы будем самые популярные из них отбирать, составлять инвест-кейсы и предлагать бизнесу для развития.

Известия // вторник, 25 февраля 2014 года

Игорь Чайка: «Мне придется отказаться от бизнеса»

Игорь Чайка: «Мне придется отказаться от бизнеса»Советник губернатора Московской области рассказал «Известиям», как привлечь инвесторов вкладывать деньги в туриндустрию и помогает ли ему громкая фамилия

скопируйте этот текст к себе в блог:


Интервью

Александр Гривняк

главный эвакуаторщик Москвы

Интервью

Дмитрий Пегов

глава столичного метрополитена

реклама
Закрыть

Цитировать в комментарии
Сообщить об ошибке