Новости, деловые новости - Известия
Суббота,
28 мая
2016 года

Украинская головоломка

Политолог Андраник Мигранян — о том, почему Россия не может остаться равнодушной к тому, что происходит на территории ее ближайшего соседа

Андраник Мигранян. Фото из личного архива

В конце февраля в Центре национального интереса состоялся семинар по теме «Америка, России и Украина». Главными докладчиками были Пола Добрянски — бывшая заместитель госсекретаря США по глобальным вопросам, которая изложила позицию США в отношении событий на Украине, и я, объяснивший российскую позицию.

На семинаре присутствовало большое количество послов (Германия, Дания, Чехия, Венгрия, Армения, Казахстан), представители «мозговых центров», СМИ, Госдепа, сената и палаты представителей.

В своем выступлении Добрянски, во-первых, особо отметила тот факт, что все разговоры о том, что украинское государство внутренне глубоко расколото и поэтому не имеет никаких шансов на выживание, как об этом говорили политики и аналитики в России и Украине, так и на Западе, оказались явно преувеличенными. Вопреки всем пессимистическим прогнозам украинское государство сохранило свою территориальную целостность.

Во-вторых, США вместе с Евросоюзом необходимо было более активно и на более ранних этапах кризиса участвовать в нормализации ситуации в Киеве и на Украине, координировать свои действия и добиваться формирования в Киеве новой власти, освобождая страну от давления радикалов-националистов и предотвращая возможный раскол Украины.

В-третьих, учитывая катастрофическое положение экономики Украины, США и ЕС следует согласовать большой пакет экономической помощи, приглашая к этому и Россию, чтобы спасти экономику Украины от краха, который может повлечь к углублению хаоса политической системы.

В-четвертых, следует сделать всё для того, чтобы сохранить территориальную целостность Украины и предотвратить возможное вмешательство России во внутренние дела страны. Это почти единодушная позиция официальных лиц в Вашингтоне, которая была высказана помощником по национальной безопасности президента США Сюзан Райс на NBC. Она заявила, что вмешательство России во внутренние дела Украины было бы серьезной ошибкой. В этом заявлении трудно было не услышать скрытую угрозу в адрес Москвы. Эту мысль повторил госсекретарь Керри в среду во время встречи с журналистами. На замечание Райс из российского МИДа последовал незамедлительный ответ, что ей неплохо было бы заниматься своим делом и давать советы своему президенту, а не лидерам других государств. Думаю, что примерно такая же реакция в Москве на заявления Керри.

Мое видение ситуации на Украине сводится к следующему.

Москва признавала и признает независимость и территориальную целостность Украины и, начиная с распада СССР, имея много возможностей для вмешательства, никогда не прибегала к этому и не использовала эти возможности. В 1992–1993 годах Верховный Совет России требовал возвращения Крыма, и в особенности Севастополя, России. В 1994 году российская партия в Крыму одержала победу, ее представитель — Мешков победил на президентских выборах, и они обратились с просьбой присоединения Крыма к России. Однако во всех этих случаях российские власти отказались от любого вмешательства во внутренние дела Украины.

В вопросе о том, почему Украина до сих пор сохранила свою территориальную целостность, очень важно отметить, что действительно те политики и аналитики, которые утверждали, что Украина глубоко расколота по этническим, языковым и религиозным измерениям, были абсолютно правы, что подтверждают постоянные политические кризисы в этой стране. Очевидно, что это единство сохранялось лишь благодаря нескольким обстоятельствам, которые сегодня практически отсутствуют в киевской политике.

Единство Украины обеспечивалось в первую очередь тем, что кандидаты в президенты с Востока побеждали на выборах (Кравчук, Кучма, Янукович) своих оппонентов с Запада с помощью электората Востока и Юга страны под лозунгами уважения к России и русскому языку, но, оказавшись в Киеве, они понимали, что фактически правят двумя разными народами и двумя разными государствами, в силу чего вынуждены учесть интересы Западной Украины и Запада вообще, маневрируя между Востоком и Западом Украины и между Россией и Западом.

Осторожно, но последовательно, они занимались выталкиванием России, русских и русского языка из политического, культурного и образовательного пространства Украины, не позволяя русским и ориентированным на Россию политическим силам самоорганизовываться и создавая иллюзию для жителей Востока и Юга того, что их интересы представлены в Киеве президентом с Востока. При этом постоянно обманывали как Москву, так и электорат на Востоке и Юге, грубо поправ собственные предвыборные обещания. Наиболее вопиющим в этом отношении было поведение Кучмы, особенно в случае с Крымом.

В 1994 году на досрочных выборах на Украине в значительной степени благодаря Востоку и Югу, а особенно благодаря тотальной поддержке Крыма победил Кучма, который во время избирательной кампании пообещал Крымской автономии заключение договора, подобного соглашению между Россией и Татарстаном, предусматривающего предоставление широких полномочий Крымской автономии. Тогда, перед выборами, в «Независимой газете» была опубликована моя статья, где я отметил, что крымчанам не следует участвовать в выборах украинского президента, пока такой договор не будет подписан. В 1993 году Татарстан отказался от участия в выборах в Госдуму, пока Россия не подписала договор о предоставлении больших прав и полномочий автономной Республике Татарстан. 

Увы, крымчане не вняли моему призыву, также как и российские политические круги, считавшие Кучму пророссийским политиком. И, как обычно бывает в случаях с Украиной и с политиками, которые побеждают своих противников с Запада Украины с помощью России, Востока и Юга Украины, как это было с Кравчуком, Кучмой и Януковичем, они тут же забывают о своих обещаниях как Москве, так и своим избирателям. Так произошло и с Крымом, когда Кучма после своей победы чуть не ликвидировал автономию Крыма, значительно сузив даже имеющиеся еще до выборов Кучмы права и полномочия автономии.

На этом фоне заявления многих западных политиков и аналитиков и том, что Янукович, да и Кучма, и Кравчук, которые с помощью Востока и Юга стали президентами, являлись «марионетками» Москвы, показывают либо полное невежество этих политиков и аналитиков в отношении российско-украинских отношения, либо абсолютную предвзятость.

Наученные горьким опытом крымчане и жители Востока и Юга, думаю, не станут своим участием в майских выборах легитимировать власть нового украинского президента и ставить себя в подконтрольное положение. Правда, в свете этих рассуждений несколько скандально звучат заявления харьковского губернатора Добкина о его намерениях участвовать в майских президентских выборах. Воистину, как говорят в народе, «горбатого только могила исправит».

Нынешняя ситуация реально чревата возможным распадом Украины. Национал-радикалы с Запада, захватывая оружие и органы власти в западных областях, фактически нарушают хрупкое равновесия этого несостоявшегося государства и общества. Захватившие власть в Киеве, как показывают их первые шаги, не готовы продолжать осторожную линию отхода Украины от России. Радикал-националисты ориентированы на революционное решение задачи создания единого украинского государства и нации. Тем самым они зажгут фитиль под бомбой, заложенной под хрупкой конструкцией украинского государства, что может оказаться началом конца государственности, о которой они так долго мечтали.

Вот почему даже такой «любитель» России, как Бжезинский, вдруг стал предлагать абсолютно не свойственные для него идеи немедленной «финляндизации» Украины.

Фактически это предложение совпадает с основной идеей декларации о государственном суверенитете Украины, принятой 16 июля 1990 года, которая признает Украину нейтральной, внеблоковой страной, что, правда, не мешало политикам и аналитиками прозападного толка на Украине и русофобским политикам и экспертам на Западе пытаться всеми правдами и неправдами затащить Украину то в НАТО, то в Евросоюз. Думаю, что Бжезинский понимает, что в случае распада Украины на Западе этой страны, как раз на границе с Польшей, может образоваться государство, крайне нетерпимо и враждебно относящееся к Польше. В то время как объединение или тесная экономическая и военно-политическая интеграция Юга и Востока Украины с Россией может качественно изменить место и роль России как в Европе, так и в мировых делах. И в этом Бжезинский, впрочем, скорее всего, видит потенциальную угрозу в первую очередь для своей родины Польши. Вот почему для более реалистичных политиков на Западе важно сохранение целостности Украины в качестве буфера между Россией и Восточной Европой.

Что касается вопроса о том, чем киевский майдан грозит России, который довольно часто муссируются как в российских либеральных, так и в западных СМИ. На мой взгляд, люди, которые пишут об этом, даже не могут себе представить, насколько эти события в Киеве укрепляют позиции Путина, вызывают отвращение у российской общественности ко всему тому, что происходит на майдане и на Западе Украины. Они не понимают, что никто так не дискредитирует идеи майдана и «оранжевой революции» так, как сами «герои» этой же революции, которые появляются сегодня на майдане.

Не успев прийти к власти, эти «герои» стали обвинять друг друга в коррупции и во всех мыслимых и немыслимых преступлениях. Уже через несколько месяцев после победы «оранжистов» в украинской политике не осталось и следа от лозунгов свободы и демократического очищения, тогдашние лозунги повторяются и сегодня. Ситуация была доведена до того, что на выборах 2010 года даже политик с уголовным прошлым Янукович легко победил всех «героев» «оранжевой революции». И эти горе-аналитики и политики всерьез думают, что Путин действительно боится такого майдана и такой революции в Киеве под лозунгами радикал-националистов и под символикой свастики. Горе тем политикам, которые на основании такого «анализа» будут принимать решения по отношению как к Украине, так и к России в Вашингтоне, Брюсселе и Берлине.

Сейчас ситуация на Украине развивается совсем не так, как это было в 1990-е, и даже не так, как было во время «оранжевой революции», и требует адекватной оценки и выработки адекватных решений.

Очевидно, что власть в Киеве сегодня фактически находится в руках майдана, которым руководят вооруженные радикал-националисты. Умеренные политики на данный момент не контролируют ни радикалов, ни майдан, ни улицу. Вряд ли в таких условиях США и ЕС пойдут дальше устного выражения поддержки победителям майдана, максимум предложат экономическую помощь в пределах $1–2 млрд. Для масштабной финансовой помощи средств нет ни в Вашингтоне, ни в Брюсселе.

На мой вопрос, готова ли Ангела Меркель заплатить за долги украинцев и спасти их экономику, немецкий посол, участвующий в семинаре в Вашингтоне, просто отмолчался. Это означает, что при ухудшении экономической ситуации хаос будет нарастать и влияние радикалов усилится.

Будучи не в состоянии решать экономические проблемы, радикал-националисты с азартом будут творить революционный произвол, начав c ограничения использования русского языка и притеснения русскоязычного населения и заканчивая репрессиями по отношению к пророссийским силам, вплоть до использования вооруженных бандформирований для установления собственного контроля над Востоком и Югом Украины. На исключено, что при таком развитии ситуации могут быть вооруженные столкновения между радикал-националистами и пророссийски ориентированными силами на Востоке и Юге Украины, и в особенности в Крыму.

Из всего сказанного можно сделать вывод, что при всем уважении к украинскому суверенитету и территориальной целостности, если будут массовые столкновения и кровопролитие на Востоке, Юге, в Крыму, то вряд ли Черноморский флот, да и сама Россия смогут остаться в стороне от этих событий. На Украине проживают миллионы русских, и в России миллионы людей, у которых есть родственники на Украине. На российские власти будет оказано мощнейшее давление, с тем чтобы защитить своих.

Американцам это должно быть понятно: под давлением конгресса и определенных политических кругов очень часто к американским администрациям разных президентов выдвигались и сейчас выдвигаются требования разбомбить те или иные страны или активно вмешаться в их внутриполитическую жизнь, как это произошло в Ираке, Афганистане, Ливии, Египте, Сирии — странах, которые 99% американцев вряд ли покажут на карте, так как они находятся от США за тридевять земель. Поэтому как политикам, так и простым американцам должно быть понятно, что нарастание масштабного хаоса и насилия у себя под боком, в который могут быть вовлечены миллионы российских граждан и их близкие, не может оставить ни российские власти, ни российское общество безучастными к тому, что происходит.

Хочется напомнить одно знаменитое заявление, сделанное госсекретарем Рейгана генералом Хейгом в разгар холодной войны — что в определенных случаях может возникнуть ситуация, когда можно сказать, что «есть вещи поважнее мира». Не дай Бог, чтобы возникла такая ситуация на Украине, при которой российские политики или генералы могли бы повторить его слова.

Известия // пятница, 28 февраля 2014 года

Украинская головоломка

Украинская головоломкаПолитолог Андраник Мигранян — о том, почему Россия не может остаться равнодушной к тому, что происходит на территории ее ближайшего соседа

скопируйте этот текст к себе в блог:

Новости партнеров



Новости сюжета «Украина после революции»:

реклама
Закрыть

Цитировать в комментарии
Сообщить об ошибке