Новости, деловые новости - Известия
Четверг,
25 августа
2016 года

Мизулина: «Семейный кодекс побуждает людей жить в гражданском браке»

Глава думского комитета по вопросам семьи, женщин и детей Елена Мизулина рассказала «Известиям», почему нужно переписать в Семейном кодексе целые разделы

Фото: ИЗВЕСТИЯ/Динар Шакиров

Председатель комитета Госдумы по вопросам семьи, женщин и детей Елена Мизулина считает, что в обновленном Семейном кодексе может появиться новая глава о защите детей и семьи от вредной информации, кроме того, в документе будут пересмотрены разделы, посвященные разводам, суррогатному материнству, правам родителей и детей.

— Елена Борисовна, вы говорите, что настало время пересмотреть Семейный кодекс. В чем выражается эта необходимость?

— Чтобы не превращать Семейный кодекс в лоскутное одеяло, нужно полностью переработать этот законодательный акт. Хочу подчеркнуть, что мы не призываем написать новый кодекс, я противник этого, потому что при переписывании можно потерять много ценного. Но системно поправить, обновить, в том числе и в смежных законах, надо многое. Семейный кодекс нужно корректировать с учетом современных реалий, чтобы он поддерживал семью и помогал разрешать конфликтные вопросы в правовом ключе.

— Кто готовит новую редакцию кодекса?

— Сейчас мы подключили работающий при комитете по вопросам семьи, женщин и детей экспертный совет из специалистов по семейному праву, психологов, ученых. Они и прорабатывают статьи и разделы, которые должны быть, по их экспертному мнению, подвергнуты пересмотру. Эта системная работа будет завершена уже в марте. Следующий этап — подготовка поправок, оформление законодательной инициативы, которую предстоит обсудить и внести в Госдуму на рассмотрение.

— Что принципиально нового может появиться в обновленном кодексе?

— Например, раздел, защищающий ребенка и семью в целом от вредной информации. В 1995 году, когда и принимался нынешний Семейный кодекс, законодатели и помыслить не могли, какое развитие получит интернет, как изменится информационная среда.

Современный ребенок окружен огромным количеством информации. Это и хорошо, и плохо. Потому что правильно оценивать, насколько безопасна для них та или иная информация, дети до определенного возраста неспособны. Виртуальный мир, равно как и реальный, должен подчиняться законам. Семья в этом заинтересована.

Во многих других аспектах существующий Cемейный кодекс РФ современным, отвечающим злободневным запросам общества не назовешь. По отношению к тем же семейным ценностям он абсолютно нейтрален. Главный «семейный» документ страны совсем не отражает существующих приоритетов в семейной политике. Вот на этот, во многом основополагающий, вопрос о роли традиционных семейных ценностей и предстоит ответить российскому гражданскому обществу и законодателям. Речь о тех ценностях, на которых Россия и держится уже более тысячи лет: союз мужчины и женщины, появление в семье нескольких детей, многопоколенность семьи, глубокая связь между поколениями.

— Да, но в действующем Семейном кодексе есть описание, что такое брак.

— Верно, однако в Семейном кодексе нет самого термина «традиционная семья» с пояснением, что же это такое. Между тем во всем мире в развитых странах дано определение такому понятию. Традиционная семья во многом связана с религиозной культурой. Многодетная  семья — та самая ключевая традиционная ценность православия, ислама и иудаизма — основных религий, исповедующихся в нашей стране.

А как так получилось, что в 1995 году, когда принимался нынешний кодекс, выпал термин «традиционные семейные ценности»?

— Не нужно забывать, что мы вышли из 70-летней истории атеизма. Советская семья — это понятно, что такое. А традиционная семья — это дань предыдущему этапу истории России, где религиозная культура была основой общественного строя. Тогда, в 1995 году, это было неочевидно.

Новый запрос общества на традиционные ценности появился в течение последних пяти лет. Востребована именно традиционная семейная культура. И хотя, безусловно, в обществе ведутся постоянные идеологические споры на эту тему, мы ориентируемся на мнение большинства и на то, что традиционно составляло основу русской семейственности.

Какие еще наиболее болевые точки в современном Семейном кодексе  вы видите?

— По сегодняшнему семейному законодательству правовой статус родителя по отношению к ребенку ниже статуса представителей органов опеки и попечительства. Для наглядности достаточно вспомнить совершенно, на мой взгляд, одиозную норму, по которой несовершеннолетний при вступлении в брак обязан заручиться согласием не родителей, а органов опеки и попечительства. Это — устаревшая норма, перекочевавшая из кодексов советского времени. И такими действующий Семейный кодекс РФ буквально-таки наводнен.

— Нужно ли акцентировать роль государства в решении семейных вопросов, давать ему возможность вторгаться в эту сферу жизни человека?

— Если бы люди умели полюбовно решать любые семейные конфликты, будь то развод, выплата алиментов, раздел имущества, решение, с кем будет жить ребенок после развода, то никакое семейное законодательство и не потребовалось бы.

Но с одной стороны, государство провозглашает, что оно не вмешивается в жизнь семьи. И это правильно. С другой — через многочисленные нормы семейного законодательства органы опеки и попечительства, органы внутренних дел, администрации детских садов и еще порядка семи различных ведомств вправе совершенно законно в любое время вторгаться в жизнь семьи, зачастую бесцеремонно. Они могут практически беспрепятственно попадать в квартиры, отбирать детей, устанавливать за ними контроль, применять меры индивидуальной профилактической работы с родителями, ставить семью на учет, навешивать на нее ярлык «семьи, находящейся в социально опасном положении». Это возмутительно. И, конечно, так быть не должно.

Ни один из существующих законов не откроет вам тайну, что же такое «семья, находящаяся в социально опасном положении». Как доблестные органы определяют степень опасности? Какими стандартами руководствуются? Нет ответа. До сих пор все наши попытки изменить законодательство в этом направлении терпели крах.

Необходимо смещать акцент в сторону как раз-таки защиты семей от незаконного вмешательства, к социальной защите семей, оказавшихся в трудной жизненной ситуации.

— Вы уже упомянули о разводе. Новый Семейный кодекс будет содержать измененные положения?

— Безусловно. Речь и об алиментных отношениях, о разделе имущества, воспитании ребенка после развода. Неурегулированных вопросов — великое множество. Еще раз: тот Семейный кодекс, по которому мы с вами живем, был принят еще в 95-м году прошлого века. Многие современные реалии он просто не в состоянии был учесть.

Мы должны таким образом «реконструировать» Семейный кодекс, чтобы он защищал обоих родителей после развода, давал права ребенку на имущество, а также позволял видеться со вторым родителем. Действующий Семейный кодекс не предусматривает право детей на имущество при разводе супругов и разделе имущества — дети сейчас как вещь. Не защищено и право родителей на полноценное общение при разводе, также как нет гарантий алиментов, бывают и злоупотребления со стороны родителя, который получает алименты. Пока кодекс обо всех этих проблемах молчит.

— Семейный кодекс стимулирует современную молодежь вступать в брак или наоборот?

— В Семейном кодексе сейчас много непродуманных мер. Фактически он побуждает людей жить в гражданском браке (без регистрации акта в органах ЗАГС). Смотрите, пособие матерям-одиночкам, не состоявшим в браке, довольно высокое — в 5–6 раз выше, чем для многодетных семей. Естественно, молодая семья, у которой заработки не очень велики, смотрит, что выгоднее и выбирает денежное пособие, а не регистрацию брака. Минусов в таком положении вещей много, как правовых, так и психологических: пара перестает думать о семье как о едином целом.

Необходимо дорабатывать систему мер поддержки семей, чтобы люди не отказывались регистрировать браки. Сложившаяся ситуация — своего рода преступление по отношению к институту семьи, конечно, не с позиции права, а прежде всего с точки зрения истории России. 

— С вашим именем связывают еще одну инициативу, касающуюся семейных отношений, — запрет суррогатного материнства. Новое семейное законодательство отразит это вопрос?

— Ни о каком запрете речи не идет. Мы говорим лишь о том, что эта сфера должна контролироваться и регулироваться для того, чтобы защитить все стороны: ребенка, суррогатную мать, родителей. Сейчас суррогатное материнство — проблема больше социальная, чем медицинская. И это еще одно из направлений работы. Нам предстоит решить сразу несколько задач: замерить отношение общества и законодателей к коммерческому суррогатному материнству, проработать законодательное регулирование вопросов в сфере суррогатного материнства. Тут и защита прав ребенка, суррогатной матери, которая нередко становится просто жертвой обстоятельств, защита биологических родителей от мошенничества. Мы имеем дело с комплексом вопросов, требующих решения на уровне Семейного кодекса. При работе над законодательством необходимо исключить возможность коммерческого суррогатного материнства.

— Сразу пять последних глав Семейного кодекса так или иначе связаны с проблемами сиротства. Претерпят ли изменение эти главы? 

— К счастью, это то направление, в котором за последние годы Россия сделала ряд важных шагов.

С каждым годом количество выявляемых сирот сокращается. Если взять цифры, например, за первое полугодие 2013 года, то 95% всех детей, оставшихся без опеки, выявленных за этот период, были либо возвращены кровным родителям, либо устроены в другие семьи. Устройство детей-сирот в семьи идет ударными темпами, но при этом доля детей-сирот и численность детей-сирот, которые выявляются ежегодно, превышает число детей, устраиваемых в семьи. 

Нужен серьезный пересмотр существующих норм и положений. Мы уже совершенно четко понимаем, что детские дома с большим количеством детей не оправдывают себя. Необходимо уходить от этой модели. Даже если мы возьмем идеальный детский дом, никакие хорошие условия, доброе отношение учителей и воспитателей никогда не заменят ребенку настоящую семью. В детском доме ребенок никогда не получит опыт именно семейных отношений. Никогда в полной мере не адаптируется к реальной жизни. Поэтому ставку нужно делать, как мне видится, на так называемые «профессиональные семьи», когда супружеская пара берет под опеку сразу несколько ребятишек, и они живут одной большой семьей при поддержке государства. Ребенок получает полноценную семью с любящими родителями, с братьями и сестрами.

— Велика ли вероятность принятия нового Семейного кодекса? Сколько времени уйдет на подготовку всех необходимых процедур?

— На нашей стороне назревшая необходимость таких изменений и внушительное количество коллег, разделяющих наши взгляды. Глава верхней палаты парламента Валентина Матвиенко уже озвучила свою позицию. У нашего комитета достаточно многочисленный круг сподвижников. Это и представители Координационного совета по реализации национальной стратегии действий в интересах детей, и уполномоченный по правам ребенка в РФ Павел Астахов. Поэтому сейчас важно закончить всю подготовительную работу и надеяться на поддержку депутатов.

Известия // вторник, 4 марта 2014 года

Мизулина: «Семейный кодекс побуждает людей жить в гражданском браке»

Мизулина: «Семейный кодекс побуждает людей жить в гражданском браке»Глава думского комитета по вопросам семьи, женщин и детей Елена Мизулина рассказала «Известиям», почему нужно переписать в Семейном кодексе целые разделы

скопируйте этот текст к себе в блог:

Новости партнеров




Новости сюжета «Семья»:

реклама
Закрыть

Цитировать в комментарии
Сообщить об ошибке