Новости, деловые новости - Известия
Суббота,
3 декабря
2016 года

Недостающее звено политической эволюции

Историк Андрей Мартынов — об одном актуальном выводе, который можно было бы сделать из давнего пророчества

Сто лет назад, в феврале 1914 года, член Государственного совета, бывший министр внутренних дел Петр Дурново (1842–1915) подал на имя императора знаменитую докладную записку.

Дурново предостерегал Николая II от участия в мировой войне между Германией и западными странами, близкая угроза которой уже ощущалась в России. В принципе, от войны Государя отговаривал далеко не только бывший министр: на нежелательность войны для не завершившей модернизационные процессы империи указывали и Сергей Витте, и Петр Столыпин (вспомним его знаменитые слова о 20 годах покоя).

Однако Дурново не ограничился просто предсказанием мирового катаклизма, он не только определил состав участников военных действий с каждой из сторон, но и фантастически точно описал поведение практически каждой страны в будущем столкновении — заявив, что на одной стороне будут сражаться Англия, Франция и Россия, на другой — Германия, Австрия, Турция. Он также предсказал, что Америка и Япония выступят на стороне Антанты, что Италия будет колебаться, но в конце концов выступит против Австрии, и примерно так же будет вести себя Румыния, которая примкнет к России, надеясь на ее покровительство. Наконец, он попал в точку в утверждении, что Болгария и Сербия окажутся по разные стороны баррикад в грядущем катаклизме.

После публикации записки в 1922 году известный писатель и историк Марк Алданов назвал ее автора «пророком войны и революции».

Почему революции? Дурново признавал, что в случае победы России «усмирение социалистического движения, в конце концов, не представит непреодолимых затруднений» для власти. Однако «в случае неудачи, возможность которой при борьбе с таким противником, как Германия, нельзя не предвидеть, — социальная революция, в самых крайних ее проявлениях, у нас неизбежна», так как «война потребует расходов, превышающих ограниченные финансовые ресурсы России», что увеличит финансовую зависимость от союзников. Автор записки справедливо отмечал, что поражения и неудачи общественное мнение припишет правительству. Вследствие этого «в стране начнутся революционные выступления. Эти последние сразу же выдвинут социалистические лозунги, единственные, которые могут поднять и сгруппировать широкие слои населения». Правая идея таким образом будет повержена, социальная революция окажется неизбежной.

Дурново обращал внимание на то, что слабые в России умеренные либеральные партии не в силах противостоять последующей радикализации, а потому победа левых, экстремистских течений  практически гарантирована — «за нашей оппозицией нет никого, у нее нет поддержки в народе, не видящем никакой разницы между правительственным чиновником и интеллигентом».

Правда, революционные потрясения, по мнению автора записки, в результате войны могут произойти и в Берлине. Но и в таком случае победа России не принесет сколько-нибудь значимых плодов: «вконец разоренная Германия не будет в состоянии возместить нам понесенные издержки. То немногое, что, может быть, удастся с нее урвать, придется делить с союзниками, и на нашу долю придутся ничтожные, по сравнению с военными издержками, крохи». Сейчас в политологии и военной мысли это называется неприемлемым ущербом для победителя.

Интересно, что Дурново подмечал не только общий тренд событий, но и отдельные детали. Так, отмеченная им недостаточность военных запасов обернулась снарядным голодом 1915 года и отступлением русских армий; гибель значительной части кадрового состава офицерского корпуса привела к снижению его профессиональных качеств, а в последующем к деморализации войска в ходе революции (вспомним недоброй памяти Приказ № 1 Временного правительства).

Русская революция прошла в точности по сценарию Дурново.

Сразу оговоримся: утверждение некоторых историков, будто записка писалась постфактум кем-то другим (Петр Николаевич скончался до революции), представляется ошибочным. Впервые она была опубликована в июньском номере «Красной нови» за 1922 год. Поэтому, если бы большевики фальсифицировали текст, то наверняка ввели бы в него рассуждения об «обострении классовой борьбы», «кризисе капитализма» и «ведущей роли пролетариата». Думается, что ее публикация, как это ни парадоксально звучит, была коммунистам даже вредна. Ведь Дурново исходил в своем прогнозе скорее из геополитического, а не социально-классового анализа.

Впрочем, столетие спустя интересен не столько сам факт небывало точного пророчества, потрясшего современников (тем более что исходило оно от одного из самых одиозных чиновников старого режима), сколько анализ политической ситуации в России, находящий аналогии в современности.

Дурново справедливо писал об отсутствии сильной правой, консервативной партии, способной выступать опорой власти, нейтрализовать деструктивные процессы в обществе. Тогда, в императорской России это было понятно и логично — Государь мыслил себя главой всех подданных, а не части общества, а потому не хотел создавать какую-либо условную «партию власти».

Теперь, как это показывает и советский опыт 1991 года, и недавние события на Украине, наличие подобной партии необходимо. Ведь и КПСС, и Партия регионов, когда они находились у власти, были в первую очередь партиями победителей. Естественно, в таком контексте к ним примыкал (или поддерживал) значительный контингент электората, в том числе и различные элиты, не столько из-за идеологической близости, сколько из-за карьерных соображений.

Таковыми были коммунисты первой половины 1920-х годов. Большевизм победил своих противников и, примыкая к нему, можно было сделать неплохую карьеру. Таковыми были и сторонники Виктора Януковича после его победы на президентских выборах зимой 2010 года. Естественно, кризисные процессы в экономике Советского Союза конца 1980-х — начала 1990-х годов привел к оттоку части политических элит в сторону более «перспективных» политических образований (Межрегиональная группа депутатов, блок «Демократическая Россия»), связанных с именем Ельцина, а усиление, а затем и победа евромайдана — к уходу части политиков из Партии регионов.

Наличие наряду с партией власти в правом крыле политической силы, не заинтересованной в дестабилизации ситуации в стране, могло бы нейтрализовать процесс или, по крайней мере существенно смягчить смену власти.

В биологии есть понятие, восходящее еще к теории  Дарвина, — недостающее звено. Оно фиксирует отсутствие одного или нескольких элементов, без которых не может быть построена полная картина эволюции видов. Думается, что без правых партий политический спектр не только не полон, но и нестабилен. Как там у Андрея Платонова: «без меня народ неполный»?

О том же и писал в своей записке Петр Дурново. 

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции

Известия // понедельник, 10 марта 2014 года

Недостающее звено политической эволюции

Недостающее звено политической эволюцииИсторик Андрей Мартынов — об одном актуальном выводе, который можно было бы сделать из давнего пророчества

скопируйте этот текст к себе в блог:

реклама
Закрыть

Цитировать в комментарии
Сообщить об ошибке