Новости, деловые новости - Известия
Вторник,
27 сентября
2016 года

Разделение цивилизаций?

Журналист и философ Борис Межуев — о двух возможных направлениях будущего диалога с Западом

Борис Межуев. Фото: ИЗВЕСТИЯ

Мне кажется, главные слова, которые сегодня должны произносить все обозреватели и комментаторы, стоящие на, условно говоря, патриотической позиции, — это то, что Россия взяла Крым и Севастополь не у братской, хотя и запутавшейся в своих чувствах к нам Украины, а у не слишком расположенной к России Евро-Атлантики. Мы «похищаем» Крым — наш русский кусочек Европы — не у больного, надеюсь, несмертельно, украинского народа, а у НАТО, которое, не слушая наши предупреждения и увещевания, до сих пор медленно, но неотвратимо приближалось к российским границам. 

Конечно, Кучма, а вслед за ним и Янукович подтверждали нейтральный статус своей страны, но, во-первых, последний президент Украины не был стоек в своем нейтральном выборе и от соглашения об ассоциации с ЕС его остановила только угроза таможенных войн с Россией, а во-вторых, где теперь Кучма и, в особенности, где теперь Янукович. Стоило Януковичу отказаться подписывать известное соглашение, и западные лидеры хором пообещали ему самые большие неприятности. И, надо признать, они его не обманули.

Если бы Россия ничего не делала в ответ на переворот, новое киевское правительство, сплошь состоящее из представителей западных регионов Украины, добилось бы подписания договора с ЕС и соглашения с НАТО. Никакого Черноморского флота в Крыму, конечно, никогда больше не было бы. Харьковские соглашения 2010 года почти наверняка были бы расторгнуты. Обо всем этом доходчиво рассказал в своем экстренном послании Федеральному собранию президент России.

Дело не в том, что Крым не по праву принадлежал Украине как национальному государству — в конце концов Россия по собственной безалаберности и глупости тогдашних руководителей отказалась в 1991 году от Крыма и других русских территорий и потом скрепя сердце поддерживала территориальную целостность всех своих соседей. Однако Украина, с которой Россия в 1994 году подписывала Будапештские соглашения, была совсем не та Украина, в которой президент оказался свергнут с помощью вооруженного восстания только за то, что он на полгода отложил невыгодную для своей страны сделку с Евросоюзом. 

Произошедшее вообще не стоит рассматривать через призму российско-украинского соперничества — нельзя видеть в присоединении Крыма продолжение споров с Киевом о цене на газ и следствие таможенных войн. Речь идет не о конфликте двух государств, речь идет именно о том самом зафиксированном еще Сэмюэлем Хантингтоном в 1993 году столкновении цивилизаций.

Мой учитель, выдающийся филолог и геополитик Вадим Цымбурский, сразу по выходе известной статьи Хантингтона в журнале Foreign Affairs сказал, что главная ошибка американского политолога состоит в том, что он не видит — мир не делится на различные цивилизации без остатка. Между цивилизациями, то есть между странами, не сомневающимися в своей цивилизационной принадлежности, расположены народы, которые колеблются и не могут определить, в какое цивилизационное объединение им следует войти. 

Издавна такими народами, расположенными между цивилизациями, были западные славяне. Но сегодня их почти без остатка — можно сделать известную оговорку относительно сербов — поглотила Евро-Атлантика.

На самом деле внутренне разделенными остались две страны Европы — это Украина и Молдавия, эти, по словам моего друга Кирилла Бенедиктова, Эльзас и Лотарингия XXI   века.

Хантингтон считал, что между цивилизациями можно провести достаточно четкие границы — стоит только выбрать за критерий отнесения того или иного народа к той или иной цивилизации конфессиональный фактор. 

Проще говоря, он предлагал католиков и протестантов причислить к одной цивилизации — западной, а православных — к другой, той, которая может быть организована при помощи России. Звучало очень оптимистично — только возникало сразу несколько неувязок. Получалось, что православных грузин, греков, румын и болгар геополитик отдавал России. В отличие от татар и абхазов. Потом Хантингтон не обнаружил существования разных промежуточных межцивилизационных деноминаций — для нас наиболее актуальны сейчас греко-католичество и самостийная украинская церковь, отколовшаяся от Московской патриархии.

Выходило, что рубежи цивилизаций легко не проводятся и единый критерий их разделения найти очень трудно. Самой перспективной в тот момент казалась идея, которую буквально до последнего момента разделял и я, — а что если удержать вот этот лимитрофный пояс в  целостности, не раскалывать его, а это значит отказаться от соперничества за эти территории, от поползновений либо присоединить Украину или Молдавию всецело к ЕС и НАТО, либо включить в Таможенный союз и ОДКБ? Тогда можно было избежать столкновения с Западом лоб в лоб.

Трудно предположить, что мог бы сказать по поводу нынешней ситуации скончавшийся в 2008 году Хантингтон. Но его коллеги, самые крупные политические теоретики Америки — Джордж Фридман, Джон Миршаймер и Генри Киссинджер — вдруг один за другим стали приходить к той же самой спасительной идее, которую мы с рядом коллег высказывали в газете «Известия» на протяжении осени-зимы 2013 года: оставить Украину как нейтральное буферное государство, не посягая на ее включение в какой-то мощный цивилизационный блок — что европейский, что российский.

Увы, они пришли к этой идее слишком поздно, когда судьба уготовила нашим странам иной исход.

Что делать теперь? Главное — есть тема для обсуждения с западными партнерами, когда уйдут эмоции и восстановится готовность вести конструктивный диалог. Какой вариант они теперь предпочитают?

Сохранения остатков лимитрофной зоны в рыхлом, нейтральном, федеративно-конфедеративном статусе. Это в принципе возможный и допустимый сценарий.

Или же они готовы принять разделение Украины и Молдавии на зоны, относящиеся к разным цивилизациям: к той, что образует Россия, и той, что создает Евро-Атлантика. Это тоже хотя и рискованный, но вполне допустимый исход нынешнего процесса цивилизационной демаркации.

Итак, в одном случае существующие лимитрофные государства сохраняются, но в федеративном и нейтральном статусе, в другом — государства демократическим путем разделяются и возникают новые страны со своим определенным вектором тяготения.

Тут очень важно подчеркнуть, что нашу страну устроил бы любой из этих вариантов. Что нас не устраивает, так это игнорирование нашего цивилизационного существования. И тем более — превращение нас во врага всего человечества, к которому следует уже заранее относиться как к мировому злу за то, что мы либо совершили когда-то давно, либо еще даже и не совершили. Вот такого отношения к себе Россия больше не потерпит.

Присоединение Крыма — это не только воссоединение русской нации, но это еще и начало геополитического разделения Европы. 

Сегодня уже ясно — для того чтобы когда-то в будущем Европа вновь воссоединилась, ей сейчас следует правильно разделиться. Если мы этого не сделаем, засунув в чулан все претензии и обиды, завтра мы неизбежно столкнемся друг с другом уже не в холодной, но самой что ни на есть горячей войне. И чтобы этого избежать, нужно забыть об амбициях и начать деловой разговор. 

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции

Известия // вторник, 18 марта 2014 года

Разделение цивилизаций?

Разделение цивилизаций?Журналист и философ Борис Межуев — о двух возможных направлениях будущего диалога с Западом

скопируйте этот текст к себе в блог:

Новости партнеров




Новости сюжета «Дипломатия после Украины»:

реклама
Закрыть

Цитировать в комментарии
Сообщить об ошибке