Новости, деловые новости - Известия
Пятница,
9 декабря
2016 года

Брянское УФСИН заподозрили в подготовке экстремистов

Правозащитники обнаружили тренировочные лагеря для будущих боевиков на территории одной из российских колоний

Фото: ИЗВЕСТИЯ/Динар Шакиров

В Федеральной службе исполнения наказаний (ФСИН) разгорается очередной скандал. Более сотни заключенных из брянской колонии № 6 отказались выполнять распоряжения администрации и потребовали приезда руководства тюремного ведомства и прокуроров. Осужденные жалуются на издевательства со стороны других заключенных. Правозащитники утверждают, что в колонию введен спецназ для усмирения бунтовщиков. В Брянском УФСИН ввод спецназа в колонию опровергают, заявляя, что на них оказывается информационное давление. Заключенные пытаются вынудить уйти в отставку начальника колонии Дмитрия Милокоста, который не позволяет им вводить на зоне свои порядки. Сейчас в колонии работает комиссия. 

Однако, как выяснили «Известия», эта проверка связана не только с попытками группового суицида, но и с запросом депутата Госдумы Дмитрия Носова. Депутат просит в нем УСБ ФСИН проверить информацию правозащитников о подготовке на территории брянской колонии № 6 бойцов для националистических и экстремистских группировок. По данным руководителя межрегиональной общественной организации «Правовая зона» Елены Соколовой, бывшие сидельцы из «шестой» зоны участвовали в беспорядках в Бирюлево. 

Вскрытые вены

Первые тревожные сообщения из ИК-6 общего режима, расположенной в городе Клинцы Брянской области, стали поступать в начале недели. По данным правозащитников, 25 марта 2014 года три десятка заключенных вскрыли вены в знак протеста против пыток и издевательств. На следующий день в колонию вошел спецназ, все протестующие были жестоко избиты. Судьба восьмерых заключенных до сих пор неизвестна. 

— По имеющейся у нас информации, их доставили в областную больницу УФСИН, — говорит член брянской общественной наблюдательной комиссии Александр Богомаз. — Но достоверными сведениями об их судьбе мы не располагаем. Местное УФСИН отказывается предоставлять нам какую либо информацию. 

По словам Богомаза, конфликт начался после избиения так называемыми активистами осужденного 23-летнего Чебирова. Ему выбили зубы гантелями за то, что он осмелился перечить добровольным помощникам начальника колонии. Вступившихся за него товарищей активисты пообещали жестоко наказать, после чего целый отряд вскрыл вены. 

— А сегодня утром в зону вошел спецназ, камуфлированные здоровяки дубинками избивали всех заключенных, — говорит Богомаз. — Эта зона вообще старшое место. Отсюда часто приходят жалобы заключенных на действия администрации и актива. 

В поле зрения правозащитников брянская ИК-6 попала в сентябре прошлого года. Тогда в колонию пришел этап из Иваново — 38 осужденных, которых при приемке жестоко избили.

— Мы написали жалобы и заявления и в прокуратуру, и во ФСИН. Но комиссия в колонию приехала только спустя месяц, когда раны у всех уже зажили, — рассказывает жена одного из избитых осужденных Мария Ерофеева. — Кроме того, на всех избитых надавили: сказали, что если они дадут показания, то после отъезда проверяющих с ними снова проведут «воспитательную беседу», после которой они опять отправятся в больницу или вообще на кладбище. В итоге проверка ничего не выявила.

Между тем, по словам Марии Ерофеевой, после избиения этапа из Иваново заключенные в карантине в Клинцах не досчитались одного осужденного. После побоев он якобы умер, а трое других долго лечились в санчасти колонии.

В прокуратуре Брянской области утверждают, что заявления родственников заключенных не соответствуют действительности. 

— Проверки проводились по горячим следам, никто из осужденных не жаловался на применение силы, — рассказывают в прокуратуре. — Более того, видеокамеры, установленные в помещении колонии, не зафиксировали никаких нарушений. Самих  осужденных тоже сфотографировали, и у них на теле не было побоев. 

Активисты-экстремисты

Руководитель межрегиональной общественной организации «Правовая зона» Елена Соколова результатам официальной проверки не верит. Она показывает десятки заявлений от родственников осужденных, отбывающих наказание в ИК-6, в которых они жалуются на произвол администрации и денежные поборы. 

 — Оказывается, в колонии уже несколько лет существует своя «зондер-команда», так называемый актив, — рассказывает Соколова. — Костяк команды составляют крепкие накаченные ребята, которые сотрудничают с администрацией и выполняют по приказу  всю грязную работу: избивают неугодных осужденных, вымогают деньги у заключенных и их родственников на «ремонт и благоустройство колонии».

За это, по словам Елены, администрация устраивает им вольготную жизнь с интернетом и едой из ресторанов. У «зондер-команды» есть свой собственный тренажерный зал, где активисты сутками тренируются, и сауна с бассейном на территории колонии.   

Руководит ими, по данным правозащитников, Валерий Петранцев, промышлявший на воле обманом пенсионеров. Аферисты, входившие в его группировку, звонили по телефону пожилым людям и предлагали медицинское обследование с лечением на льготных условиях.  

— Они рассказывали, что по специальной программе правительства Москвы и департамента здравоохранения 90% от стоимости услуг будет оплачено из бюджета, а гражданам нужно заплатить лишь оставшиеся 10% — от 20 тыс. до 65 тыс. рублей, — вспоминают в МУРе. — Пенсионеры отдавали Петранцеву последние сбережения, после чего аферисты исчезали.

Мошенников удалось задержать в 2010 году. По данным полицейских, за полтора года бандитам удалось обмануть почти 5 тыс. столичных пенсионеров, выманив у них около 150 млн рублей. Главаря группировки и организатора всей аферы Петранцева приговорили к шести годам лишения свободы и этапировали в Клинцы. Там мошенник вступил в «актив» и зажил припеваючи. 

На своих страничках в социальных сетях Петранцев регулярно выкладывает фотографии своей роскошной и беззаботной жизни в ИК-6. То он позирует перед тортом с надписью «Валере Люберецкому от братвы», который ему выпекли повара колонии к дню рождения, то сидит, вальяжно развалившись, в кожаном кресле в кабинете одного из сотрудников учреждения. И всегда рядом с ним накачанные ребята.

У правозщитницы есть документы, подтверждающие, что родственники заключенных переводили платежи в размере от 20 тыс. рублей и выше на телефоны, которыми пользуются бойцы Петранцева. 

— Все эти доказательства я не раз передавала и в брянское УФСИН, и в местную прокуратуру, но там просто не хотят с этим разбираться, — говорит она. — Между тем вся деятельность активистов напоминает тренировочный лагерь боевиков. Они отрабатывают удары на других осужденных, учатся подчинять своей воле других людей, могут управлять коллективом и по окончании срока готовы принимать участие в любых несанкционированных акциях. 

Депутат Госдумы Дмитрий Носов, к которому правозащитница обратилась за помощью, уже направил обращение во ФСИН с просьбой провести проверку в ИК-6.

— В этой истории надо в срочном порядке разобраться и всю информацию досконально проверить, — заявил он «Известиям». 

 Был Милокостом, стал Холокостом

Дурная слава о брянских колониях, где за деньги можно купить всё и всех, идет давно. 

В 2011 году бывший помощник депутата Госдумы Андрей Пушкарь, отбывавший  срок за мошенничество в Клинцах, рассказал в СМИ, как ему сидится. По его словам, этот лагерь оказался удивительным местом, похожим на южный городок. Заключенные целыми днями свободно гуляли по плацу, пели песни и пили водку, а администрация на это не обращала никакого внимания. 

— Это было похоже на сумасшедший дом, где все перепились. Я был старшим по бараку и занимался тем, что разнимал пьяниц, — делился Пушкарь с журналистами подробностями жизни в зоне.

После недолгого пребывания в «городе-курорте» Пушкарь был переведен за взятку в колонию-поселение, расположенную в городе Сураж, откуда совершенно свободно выезжал по своим делам не только в российские города, но и за границу. 

После откровений Пушкаря против руководства колонии-поселения в Сураже было возбуждено уголовное дела, а в ИК-6 сменилось начальство. Зона из так называемой черной, где всем правят воры в законе, превратилась в «красную», контролируемую администрацией. Однако заключенные и их родственники уверены, что сотрудники уже давно перегнули палку. Теперь зона напоминает концлагерь, где ежегодно от издевательств сотрудников и активистов гибнут люди.

— Эта ИК-6 в городе Клинцах, Брянской область — настоящая пыточная тюрьма, — говорит Василий Булков. 

Его сын Владимир попал в эту колонию в 2011 году. В брянском парке он вместе с приятелем отобрал скутер и деньги у знакомого и получил 5 лет лишения свободы за разбой.  

— Я часто ездил к сыну на свидания и видел, как ломается зона, как создаются группы активистов, — рассказывает Василий. — Мой сын старался держаться от всех этих зоновских разборок в стороне. Но потом на последнем нашем свидании 20 февраля 2013 года он сказал, что его тоже заставляют вступить в сектор активистов и доносить на ребят из своего отряда.

По словам Василия, сын от предложения отказался и пожаловался, что после этого его начали периодически избивать.

— Я его тогда спросил — может, написать заявление в прокуратуру Брянской области, но Владимир отказался, сказав, что сам разберется, — вспоминает Василий Булков. — А 6 июня 2013 года мне позвонили из колонии и сообщили, что сын упал с лестницы, ударился головой и умер.

В официальную версию гибели сына Василий Булков не поверил, написал заявления с требованием провести расследование в прокуратуру и Следственный комитет Брянской области. 

После проверки Следственный комитет возбудил уголовное дело по двум статьям УК РФ —  «Умышленное причинение тяжкого вреда здоровью» и «Убийство по неосторожности» в отношении сотрудника колонии Андрея Якубова. По данным следствия, он избивал Владимира Булкова вначале резиновой дубинкой, а потом бил книгами по голове, чтобы не оставалось следов от издевательств.

Василий Булков утверждает, что за последние 4 года в ИК-6 в Клинцах погибли 10 заключенных, смерти которых так и остались не расследованы правоохранителями. 

— Начальник колонии Дмитрий Милокост, перековывая зону из «черной» в «красную»,  фактически узаконил издевательства активистов над неугодными заключенными, —  утверждает Василий Булков. — Его теперь даже за глаза называют не Милокостом, а Холокостом.

Добровольные пожарные и дружинники

В ИК-6 с «Известиями» разговаривать на тему вольготной жизни актива отказались.

Однако источники во ФСИН подтвердили, что сауна с бассейном и комната отдыха у актива колонии существовала до последнего времени. Сейчас их демонтируют из-за участившихся проверок по жалобам заключенных, но качалку решили не трогать. 

— Осужденным не запрещено заниматься спортом в свободное время, — рассказывает высокопоставленный чиновник тюремного ведомства.

В пресс-бюро ФСИН сообщили, что никаких активистов уже давно нет, а все разговоры  о беспределе в ИК-6 направлены на дискредитацию руководства колонии. 

— По заявлениям родственников неоднократно проходили проверки, но никаких нарушений выявлено не было, — заявили «Известиям» в пресс-бюро. — Возможно, за подобными заявлениями стоят криминальные авторитеты, которым не нравится, что они перестали контролировать колонию.

Руководитель рабочей группы по правам заключенных при Госдуме РФ Владимир Осечкин, ситуация сложившаяся в ИК-6 в Клинцах, напоминает ситуацию в копейской колонии, где в 2012 году вспыхнул бунт. 

— Там активисты полностью подменили собой администрацию. Они даже вели всю документацию за оперативных сотрудников и начальников отрядов, — рассказывает Осечкин. — При этом актив ежедневно писал докладные записки на имя начальника колонии, с кого из осужденных и сколько можно взять денег. 

При этом, по словам правозащитника, официально секций дисциплин и порядка (СДиП), в которых раньше состояли активисты, сейчас не существует. СДиПы были запрещены и расформированы в 2010 году специальным приказом тогдашнего директора ФСИН Александра Реймера.

— Однако на самом деле ничего не изменилось. Теперь СДиП маскируются под добровольные пожарные дружины, секции спорта и прочие «добровольные объединения», — говорит Осечкин. — В эти секции вступают осужденные с большими сроками в надежде получить УДО и послабления в режиме. Ради поблажек они творят беспредел.  

После отсидки таланты активистов не остаются невостребованными. Раньше бывшие сдиповцы формировали собственные банды, а теперь их вербуют в экстремистские организации.

— Ведь эти люди умеют организовывать и управлять уголовниками, а в смутные времена этот контингент особенно востребован на баррикадах, — уверен Осечкин. 

По сведениям правозащитницы Соколовой, такие примеры уже есть. По ее словам, бывшие заключенные принимали участие в беспорядках в Бирюлево, руководил ими Дмитрий Фролов, который ранее также отбывал наказание в Клинцах. 

— После той акции он писал своим друзьям в зону, как это было круто, — рассказывает Соколова. — Сейчас, по словам осужденных, с которыми я общаюсь, активисты обсуждают зарплаты боевиков на майдане и пытаются наладить связи с украинскими радикалами, чтобы после отсидки подзаработать.

Причем вербовка заключенных, по ее словам, может вестись в том числе и через правозащитные организации, которые занимаются правами осужденных. Сейчас МВД проверяет организации «Русь Сидящая», «Русский вердикт», «РосУзник» и другие, активисты которых ездили на майдан перенимать опыт. 

Известия // пятница, 28 марта 2014 года

Брянское УФСИН заподозрили в подготовке экстремистов

Брянское УФСИН заподозрили в подготовке экстремистовПравозащитники обнаружили тренировочные лагеря для будущих боевиков на территории одной из российских колоний

скопируйте этот текст к себе в блог:

реклама
Закрыть

Цитировать в комментарии
Сообщить об ошибке