Новости, деловые новости - Известия
Понедельник,
25 июля
2016 года

Украинский кризис: варианты выхода

Политолог Андраник Мигранян — о том, как Россия могла бы помочь Украине и что произойдет, если Украина отвергнет ее помощь

Андраник Мигранян. Фото из личного архива

Сегодня Украина напоминает компанию-банкрот, которая не в состоянии усилиями собственного высшего менеджмента или каких-то внутренних ресурсов выйти из кризиса. Очевидно, что требуются внешние управляющие, которые смогли бы не допустить дальнейшую деградацию этой компании-государства, эскалацию насилия, углубление конфронтации, чреватой самыми серьезными последствиями как для Украины, так и для сопредельных государств.

Из сложившейся ситуации я вижу два выхода. Один из них оптимистичный и вполне возможный. Другой — пессимистичный, который чреват очень серьезными последствиями для Украины, России, Европы и международного сообщества.

Начнем с хорошего.

Оставляя в стороне вопрос о Крыме, который уже окончательно решен, очевидно, что в сложившейся ситуации невозможно предположить, чтобы Европа, или США, или Россия по одиночке или даже Европа и США вместе смогли вытащить украинскую экономику и государственность из того тяжелого состояния, в котором они оказались. Скорее всего, потребуются трехсторонние действия, потому что не Евросоюз и не США, а Россия держит контрольный пакет в отношениях с Украиной. Во-первых, российский рынок — основной для сбыта украинских товаров, при его закрытии украинская экономика окончательно загнется. Во-вторых, Украина находится в полной зависимости от российского газа. В-третьих, нужно учесть и 16-миллиардный долг, который неподъемным бременем лежит на плечах Украины.

Запад, конечно, хочет оказать определенную поддержку Киеву. Однако, во-первых, поддержка по линии МВФ обусловлена целым рядом факторов, которые в краткосрочном плане могут только ухудшить ситуацию в этой стране. Во-вторых, вряд ли даже эти деньги смогут сыграть существенную роль, чтобы вытащить украинскую экономику и государственность из кризиса.

Каковы необходимые условия для трехсторонних действий Россия–США–ЕС? Вокруг какой программы эти стороны могли бы договориться? Я пока оставляю в стороне украинский фактор, потому что при внешнем управлении менеджмент или сотрудники компании в расчет не берутся, ведь они уже разрушили собственную компанию. Условия для выхода из украинского кризиса понятны и в достаточно общей форме изложены в обращении российского МИДа к контактной группе по урегулированию кризиса государственности на Украине. Они сводятся к следующему.

Во-первых, скорее всего, следует отложить предстоящие майские выборы, следовать договоренностям 21 февраля и если даже не вернуть Януковича немедленно в Киев, то, по крайней мере, отодвинуть сроки выборов до конца года, как и было согласовано министрами иностранных дел европейских стран, чтобы успеть проработать целый ряд вопросов, требующих решения до проведения выборов. Во-вторых, необходимо внести целый ряд изменений в украинскую Конституцию, чтобы осуществить довольно серьезную политическую реформу, которая больше соответствовала бы сложившимся условиям на Украине и могла бы снять серьезную конфронтацию и напряжение по линии Запад Украины – Восток и Юг.

Речь идет в первую очередь о двух очень важных вопросах: утверждение в качестве второго государственного языка русского и переход к федеральному строю на Украине, что обеспечило бы большую самостоятельность регионам страны. Сегодня уже для всех, кроме законченных лунатиков, очевидно, что страна глубоко расколота по этническим, лингвистическим, религиозным, региональным линиям и для сохранения единства этого государства необходимо, чтобы его составные части сами определяли, на каком языке говорить, какие книги читать, как воспитывать своих детей.

Есть также третий, тоже очень важный вопрос — признание внеблокового, нейтрального статуса украинского государства, закрепленного в свое время в Декларации о государственном суверенитете Украины от 16 июня 1990 года.

И последнее. Следовало бы разоружить незаконные бандформирования и изгнать из властных структур представителей крайне националистических сил из партии «Свобода», которая даже в соответствии с резолюцией Европарламента 2012 года является партией ксенофобской, антисемитской и расистской. От себя добавлю: еще и неофашистской — и по идеологии, и по символике.

Являются ли эти требования сколько-нибудь революционными, сногсшибательными, неприемлемыми для европейцев и США? У меня на этот вопрос однозначный ответ — нет, конечно. Надо сказать, что в ходе этого кризиса два таких разных, но одинаково мудрых (хотя, может быть, один мудрее, чем другой, в силу принадлежности к более древнему народу) человека, как Киссинджер и Бжезинский, выступили один в «Вашингтон пост», а другой в «Файненшл таймс» с идеями, примерно аналогичными предложениям российского Министерства иностранных дел. Бжезинский прямо предложил «финляндизацию» Украины, Киссинджер отметил особые интересы России на Украине и целесообразность нейтрального внеблокового статуса. Это означает, что в принципе то, что предлагает Россия, в целом воспринимается как вполне реальный вариант со стороны, по крайней мере, серьезных и ответственных людей.

Могут ли эти три стороны — ЕС, Россия и США — согласовать общие позиции и навязать их нынешним киевским властям, объясняя им, что только в таком случае они получат деньги, только в таком случае можно гарантировать территориальную целостность, естественно, за исключением Крыма. С точки зрения здравого смысла украинские политики должны были хвататься за эту возможность, если, конечно, они в здравом уме, в трезвой памяти и в состоянии объективно оценить, в каком состоянии находится их государство.

Правда, очень трудно говорить о здравом смысле и о трезвых подходах применительно к украинской политической элите, потому что эта элита расколота и крайне безответственна. Внутри самой этой элиты практически никогда не бывает долгоиграющих договоренностей, потому что каждый пытается кинуть каждого, боясь, что если он этого не сделает, то партнер или соперник сделает это первым. Как мне говорил об этом однажды в Киеве за рюмкой чая первый президент Украины Кравчук, «ну что делать, наша элита вышла из крестьян, а крестьянин очень подозрительный по своей природе, поэтому вечером договаривается, боится, что утром сосед или партнер его кинет, и старается кинуть раньше, чем кинут его». Поэтому в сложившихся условиях трудно ожидать продуманных, ответственных действий.

Но если бы таковые имели место, то можно было бы ожидать, что Яценюк, Турчинов, Тимошенко, да и любые претенденты на статус либеральных прозападных сил должны понять, что в нынешних условиях единственная возможность восстановить доверие к Киеву со стороны Востока и Юга состоит в легитимации госстатуса русского языка и федерализации; нужно привлечь Юг и Восток к решению общенациональных проблем, пытаясь со временем действительно создать более интегрированное общество и государство. Я сомневаюсь, что люди типа Яценюка, Турчинова и Тимошенко сегодня командуют парадом в Киеве. Кстати, если бы такой вариант был предложен сегодняшнему украинскому руководству, их реакция стала бы еще и очень хорошим тестом на то, насколько серьезное влияние на сегодняшний политический процесс имеют националистические силы и вооруженные бандформирования, поддерживаемые Западом. Потому что мы постоянно слышим в западных средствах массовой информации со стороны западных политиков и аналитиков, что Россия преувеличивает их роль и значение, а на самом деле они имеют нулевое влияние на весь этот процесс.

У меня есть подозрение, что, даже если достаточно здравомыслящие, прагматичные люди Яценюк, Тимошенко (правда, после утечки ее известного телефонного разговора я уже стал сомневаться в ее здравомыслии) и другие согласились бы с таким трехсторонним предложением к нынешним украинским властям, вряд ли они смогли бы их принять. Ведь сегодня, как мне кажется, влияние вооруженных формирований, стоящих за националистическими силами в Киеве, гораздо сильнее, чем возможности прозападных либералов.

Если трехсторонний (Россия–ЕС–США), согласованный на основе российских предложений план по спасению украинской государственности не будет реализован, то это, на мой взгляд, будет чревато очень серьезными последствиями для Украины, России, ЕС, для российско-американских отношений и отношений Россия–ЕС. Даже для стабильных государств выборы — это потрясение, а в таких failed state, или обанкротившихся, государствах выборы — это дополнительный фактор усиления конфликта, тем более при очень слабых правоохранительных структурах и государственных институтах.

Если президентские выборы все-таки состоятся в конце мая, то, скорее всего, возникшая после выборов власть окажется менее стабильной. Сегодня на Украине нет ни одного политика, способного выступить в роли консолидирующей общество и страну фигуры. Самый главный кандидат Юлия Тимошенко. Она успела прогреметь на всю страну как коррупционер, превзошедший своего ментора Павла Лазаренко, бывшего премьера Украины (который всё еще сидит в американской тюрьме). Тимошенко уже побывала на тюремных нарах, будучи под следствием при президенте Кучме, боролась «нещадно» с президентом Ющенко, сидела при Януковиче. Заработала на госслужбе, по самым скромным подсчетам, много сотен миллионов долларов и прославилась не столько тем, что хорошо управляла экономикой страны, сколько тем, что воевала хорошо с политическими врагами и воровала.

Следующий кандидат — олигарх Петр Порашенко также прославился своими подвигами на почве «внутриоранжевых» дрязг и также оставил о своей деятельности в администрациях Ющенко и Януковича весьма печальные воспоминания.

Виталий Кличко как спаситель отечества — это просто горькая шутка для бедного украинского народа. Остаются лишь деятели крайне националистического толка типа Дмитрия Яроша и Олега Тягнибока, успех которых заведомо не будет способствовать общественному единству. Таким образом, кто бы ни победил из этой меченой колоды на президентских выборах, власть в Киеве будет крайне неустойчива. Особенно если при этом Россия предпримет целый ряд шагов, которые еще больше усугубят кризис украинской государственности.

Россия может не признать итоги майских президентских выборов вне зависимости от их результата. Она воздержится от восстановления украинской экономики, вероятно, закроет свой внутренний рынок для Украины. Россия может призвать Юг и Восток не участвовать в этих выборах, как это сделали киевские власти во время референдума в Крыму, чтобы своим участием не легитимировать новое руководство Украины, потому что до начала выборов 25 мая интересы юго-востока вряд ли будут приняты во внимание. Принимая во внимание прежний опыт, когда президенты приходили с Востока, как Кучма, Кравчук и Янукович, а вопросы, связанные с языком и с федерализацией, все равно не решались, трудно предположить, что они будут решены в нынешних условиях, когда нет никаких шансов, что в избирательном процессе окажутся представлены серьезные политики с Востока и Юга. В нынешних условиях националистической истерии и при активном участии вооруженных бандформирований как на президентских, так и на парламентских выборах никакого смысла в участии русских и русскоязычных Востока и Юга Украины на этих выборах не будет.

В этих условиях, я думаю, что экономическая ситуация, вне всякого сомнения, будет ухудшаться. К межнациональному, межрегиональному конфликту по линии Запад–Восток и Юг добавится ухудшение социальной ситуации. Станет очевидным, что помощь Запада и МВФ ограничена: что выделенные деньги недостаточны, что меры по улучшению ситуации в экономике не только не дают положительного результата, но, наоборот, еще больше усугубляют положение в экономике.

Нельзя исключать и начало волнений из-за резкого ухудшения жизненных условий населения страны в целом.

Как в ходе, так и после выборов в Киеве может возникнуть конфликт между радикал-националистами, которые имеют свои вооруженные бандформирования, и так называемыми либерал-западниками при неучастии Востока и Юга, русских и русскоговорящих на этих выборах. Я сомневаюсь, что после выборов националисты станут формировать коалицию между этими силами. Скорее радикал-националисты попытаются силой захватить власть в свои руки.

Это, в свою очередь, может привести к масштабным столкновениям как в Киеве, так и по всей Украине. Увы, в такой ситуации при всем нежелании России не вмешиваться в дела Украины разворачиваемый и углубляющийся хаос, неуправляемость, слабость институтов, гражданские столкновения могут заставить президента Путина использовать тот мандат, который он получил от Совета Федерации — чтобы защитить жизнь и обеспечить безопасность русских и русскоязычных на Украине. В таком случае не исключено, что войска могут быть использованы для того, чтобы стабилизировать ситуацию, во-первых, в левобережной Украине, где в большинстве своем живут русские и русскоязычные, в Одессе и на Юге вплоть до Приднестровья. При этом даже Приднестровье, которое последние 25 лет мечтает о присоединении к России, сможет реализовать собственные мечтания, тем более что совсем недавно на очередном референдуме и на этой территории более 90% проголосовали в пользу воссоединения с Россией. Это не будет сознательным выбором России, но, к сожалению, это окажется весьма вероятным вариантом, необходимым, чтобы предотвратить масштабное насилие и гражданскую войну на всей территории Украины. Российская сторона будет просто вынуждена прибегнуть к этому крайнему средству. И это, кончено, вызовет новый этап эскалации конфликта в отношениях Россия–ЕС и Россия–США.

Вероятно, что за этим последуют призывы прибегнуть еще к каким-то санкциям, хотя я не уверен, что угрозы применения санкций или изоляции России вообще имеют какой-либо смысл в сегодняшнем мире. Как совсем недавно об этом сказал в одной из телевизионных передач американский обозреватель Джордж Уилл, единственное, что мы знаем из истории санкций, — это то, что санкции не работают. Уилл привел наиболее показательный пример: прямо в заднем дворе самой могущественной страны — США, всего в каких-то 80 милях от Флориды, находится Куба, которая изолирована уже более 50 лет, и санкции в отношении этой страны по-прежнему действуют. Но братья Кастро по-прежнему там, и режим, созданный ими, по-прежнему стоит.

Конечно, еще более смешными и неуместными кажутся желания изолировать и наказать всё еще ядерную сверхдержаву, каковой является Россия. Тем более сейчас мы уже не в начале 1990-х, когда в мире было безоговорочное доминирование США, а совсем в другом мире, где возможности и влияние США прогрессирующе уменьшаются, а роль и потенциал таких стран, как Китай, Индия, Бразилия, Турция и целый ряд других, резко возрастают. Поэтому если сейчас Запад исчерпает свои возможности санкций, то я затрудняюсь сказать, какие еще санкции могут принять ЕС и США для того, чтобы «наказать» Россию теперь уже за то, что она защищает русских и русскоязычных на Востоке и Юге Украины. Какова будет судьба этих территорий после ввода российских войск, трудно сказать. Вряд ли они могут быть частью России, хотя многое будет зависеть от того, как себя поведут киевские власти, если там вообще будет какая-то власть, и как отреагируют западные партнеры России.

Вот почему мне кажется, чтобы избежать этого второго, весьма рискованного варианта развития событий, нужно, чтобы в Вашингтоне, Москве, Брюсселе, Берлине уже сейчас начали обсуждать реализацию первого — оптимального — варианта, который по своим основным параметрам не так уж сильно отличается от тех предложений, которые были сделаны наиболее трезвомыслящими западными аналитиками, и эти предложения, кстати, были поддержаны даже нынешним премьером Яценюком, который время от времени говорит по-русски и обещает Востоку и Югу больше прав в плане выбора собственных властей, а также в определении — на каком языке говорить.

Уверен, что политикам на Западе именно об этом надо сейчас думать, вместо того чтобы обманывать весь мир и самих себя смешными и несбыточными угрозами об «изоляции» и «наказании» России.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции

Известия // среда, 26 марта 2014 года

Украинский кризис: варианты выхода

Украинский кризис: варианты выходаПолитолог Андраник Мигранян — о том, как Россия могла бы помочь Украине и что произойдет, если Украина отвергнет ее помощь

скопируйте этот текст к себе в блог:

Новости партнеров




Новости сюжета «Дипломатия после Украины»:

реклама
Закрыть

Цитировать в комментарии
Сообщить об ошибке