Новости, деловые новости - Известия
Пятница,
26 августа
2016 года

Высокие отношения

Как скажутся на пациентах новые правила предоставления отдельных видов медицинской помощи

Начиная с этого года сразу несколько видов высокотехнологичной медицинской помощи (ВМП) будут осуществляться за счет обязательного медицинского страхования. Государственный и местные бюджеты продолжат финансировать лишь самые дорогие медицинские услуги «нового поколения». Это дало экспертам нешуточный повод для беспокойства — не скажутся ли такие новшества на общей доступности ВМП? Попытаемся получить ответ на этот вопрос.

Напомним, ВМП — это лечение, выполняемое с использованием сложных и уникальных медицинских технологий, основанных на современных достижениях науки и техники, высококвалифицированными медицинскими кадрами. Причем стоит такое лечение очень недешево — от нескольких сотен тысяч рублей. Как правило, речь в случаях с применением ВМП идет об особо тяжелых диагнозах в неврологии, операциях на открытом сердце, нейрохирургии, онкологии, офтальмологии, трансплантации сердца, печени, почек.

Помощь страдающим такими недугами сегодня в России оказывают 122 медицинских учреждения федерального уровня и 287 регионального. Выступая на заседании по вопросам здравоохранения 21 января 2014 года, президент России Владимир Путин потребовал за ближайшие три года увеличить объемы оказания высокотехнологичной медицинской помощи в 1,5 раза.

Деньги пошли в регионы

По сообщению правительства РФ, в 2014 году федеральный бюджет выделил на оказание высокотехнологичной медицинской помощи 3 млрд рублей. Субвенции получат 62 субъекта Федерации, в юрисдикции которых имеются соответствующие медицинские учреждения. Местные бюджеты этих территорий суммарно потратят на предоставление ВМП в этом году 19 млрд рублей.

Наибольший объем финансирования на оказание ВМП достанется Москве — 318 млн рублей и Татарстану — 212 млн рублей. В Башкирию на эти цели из федерального бюджета будет направлено 103 млн рублей. Среди других территорий, которые получат значительные суммы на оказание ВМП, можно отметить Воронежскую и Свердловскую области, а также Краснодарский край. При этом планируется, что высокотехнологичную медицинскую помощь в 2014 году смогут получить около 142 тыс. российских пациентов.

Как эти деньги потратить, региональные власти уже решили. Так, в Республике Татарстан объявлено: лечение за счет субсидий федерального бюджета получат пациенты по наиболее сложным и затратным профилям ВМП — нейрохирургия, сердечно-сосудистая хирургия, травматология и ортопедия, онкология, педиатрия, неонатология, трансплантация.

«В прошлом году в Новгородской области высокотехнологичной помощью воспользовались около 3400 человек, — сообщил Сергей Колесников, первый заместитель руководителя департамента здравоохранения региона. — Самое популярное направление — ортопедия, а именно — замена суставов». В свою очередь, губернатор Нижегородской области Валерий Шанцев отметил «стратегические» цели такой помощи: «Задача — увеличить продолжительность жизни к 2018 году до 74 лет, на сегодняшний день — это 69,8 года, снизить смертность от болезней системы органов кровообращения, новообразований, туберкулеза, существенно побороться с летальностью в дорожно-транспортных происшествиях. Безусловно, для этого нужно укрепить систему амбулаторной помощи, прежде всего за счет реорганизации, переоснащения, внедрения стационар-замещающих технологий».

Уменьшенная квота

Что и говорить, на первый взгляд цифры и обещания федеральных и местных чиновников выглядят обнадеживающе, однако эксперты в области здравоохранения тревожатся. Во-первых, потому, что заметили: ВМП, оказанная в федеральном центре и в некой областной больнице, пусть даже оснащенной по последнему слову техники, — как говорится, две большие разницы. «Если рассуждать о лечении болезней крови, тех же лейкозов, то федеральные центры дают достаточно высокий процент их излечения — до 80–90%. А вот в отдельных региональных центрах поправиться у пациентов шансов по-прежнему немного, — признался Павел Воробьев, заместитель руководителя формулярного комитета РАМН. — Все потому, что уровень квалификации врачей и в целом медицинского персонала там остается невелик. Специализированные и масштабные программы их подготовки пока не были внедрены».

Кроме того, по мнению эксперта, проблемы могут возникнуть и при трансплантации органов: «Пациенту же надо не только провести операцию, но и выходить его в послеоперационный период. А это долгий и сложный процесс, к которому многие медицинские работники в регионах оказываются не готовы».

Вторая проблема — количество квот. Как заявили в Минздраве РФ, лечение за счет субсидий из федерального бюджета в этом году снизится примерно на 30%. А это значит, что «тяжелым» пациентам будет выдано намного меньше квот, которых в нашей стране и так катастрофически не хватает. «Насколько я знаю, по некоторым видам высокотехнологичной медицинской помощи федеральные квоты кончились уже сейчас, в марте. А их ведь выделяют на целый год», — беспокоится президент Лиги защитников пациентов Александр Саверский. Заполнить же освободившуюся нишу как раз и будет должно ОМС. А вот сможет ли, это вопрос.

По подсчетам отдельных специалистов, уже сейчас период ожидания отдельных пациентов в регионах для оказания высокотехнологичной медицинской помощи может растянуться до двух лет. Довольно муторна и сама процедура обращения за подобным лечением: сначала больной должен попасть на прием к лечащему врачу, который может выдать направление к областному специалисту. После этого пациента включают в список, и в течение десяти дней необходимо ждать ответа из той клиники, которая готова принять пациента бесплатно. Исключения делаются лишь для отдельных экстренных случаев.

Фото: PhotoXPress.ru

С тем, что с федеральными квотами имеются проблемы, признала в ходе круглого стола, прошедшего в конце прошлого года в Государственной думе, и заместитель директора департамента специальной медицинской помощи и стандартизации здравоохранения Минздрава РФ Елена Окунькова. В частности, отвечая на вопросы депутатов, она отметила: «Сегодня в режиме on-line мы наблюдаем за оказанием высокотехнологичной медицинской помощи по всей стране. И общая картина говорит о том, что эти объемы ровно распределены по месяцам. У нас дефицита нет. Проблема в том, что есть особые эксклюзивные учреждения — к примеру, НИИ нейрохирургии имени академика Н.Н. Бурденко в Москве, Научно-исследовательский детский ортопедический институт имени Г.И. Турнера и другие. Там исторически сложились очереди». Правда, как эти очереди разгрузить, чиновники уже решили — новые центры сердечно-сосудистой хирургии, травматологии, нейрохирургии взяли на себя в том числе и оказание медицинской помощи детям.

Более того, как оказалось, Минздрав создал для региональных систем здравоохранения информационный ресурс, где можно получить информацию о каждом медучреждении, оказывающем высокотехнологичную помощь, причем не только по профилям, но вплоть до метода. Из информации на портале можно также узнать, есть ли у той или иной клиники хирургические роботы или нет, используют там эндоскопическую хирургию или нет, делают ли операции на головном мозге, осуществляют ли коагулярную имплантацию.

«Как правило, как только мы начинаем разбираться в каком-либо конкретном случае, то видим, что проблемы-то лежат не в деятельности Минздрава, а во взаимодействии медицинских организаций, оказывающих медицинскую помощь, и субъекта Российской Федерации, — призналась Елена Окунькова. — И мы начинаем в режиме «ручного управления» находить место для какого-то больного ребенка, которому нужна помощь по неотложным показаниям. Ежедневно в наш департамент приходит по 120 таких писем». Помимо этого, как выяснилось, в Минздраве работает «горячая линия», куда пациенты всегда могут обратиться «по системе хелп». И как только министерство начинает вникать в детали случившегося, обычно выясняется, что федеральные учреждения принимают экстренные меры, а регионы этого сделать не могут. «Таков опыт, накопившийся по анализу этих обращений. Мы даже выездные совещания по этому поводу проводили», — подчеркнула Окунькова.

Проблема с подвохом

И все же Минздрав попробовал решить проблему очередей за квотами еще одним методом, а именно — передачей не самых дешевых видов ВМП «на баланс» обязательного медицинского страхования. Теперь этот вид лечения называется не «высокотехнологичным», а «специализированным».

«Те виды медицинской помощи, которые «погружаются» в систему обязательного медицинского страхования, нашли свое достойное место в системе ОМС, в территориальных программах обязательного медицинского страхования субъектов Российской Федерации и могли бы обеспечить доступность данного вида медицинской помощи, в том числе в федеральных учреждениях здравоохранения», — заметила Елена Окунькова. Таким образом, по словам чиновницы, те пациенты, которые по объективным причинам не получили медицинскую помощь в конце 2013 года, смогут получить ее в 2014 году — в федеральных и региональных клиниках.

Как следует из разъяснительного письма, направленного Министерством здравоохранения в территориальные органы управления здравоохранением, в систему ОМС переходят в основном широко растиражированные виды высокотехнологичной медицинской помощи, которые уже оказывались как специализированная медицинская помощь в учреждениях здравоохранения регионов.

Однако это только на первый взгляд кажется, что методика опробована временем, предупреждают эксперты. Дело в том, что действующие тарифы ОМС по таким профилям деятельности, как «нейрохирургия», «травматология—ортопедия», «челюстно-лицевая хирургия», «комбустиология», не покрывают прямых расходов медицинских организаций. Дефицит финансирования содержит риски привлечения средств пациентов для оплаты специальных (читай, дорогостоящих) методов обследования и приобретения расходных материалов. «Насколько я знаю, пока что никаких изменений в самой системе финансирования структуры ОМС не было, дополнительных денег туда не пришло. И соответственно не очень понятно, где сами фонды возьмут средства на оплату таких дорогих видов лечения. Со всеми вытекающими отсюда последствиями», — заметил в беседе с «Известиями» Александр Саверский.

Конечно, немало специалистов уверено в том, что нынешние сложности лишь — промежуточный этап и у новоиспеченной «специализированной» медицинской помощи в системе ОМС большое и светлое будущее. «Все же задумка эта хорошая, — заметил Кирилл Данишевский, профессор Высшей школы экономики, эксперт в области медицины. — При грамотной реализации она способна гарантировать оказание ВМП без очередей». Будем надеяться.

На правах рекламы
Известия // пятница, 28 марта 2014 года

Высокие отношения

Высокие отношенияКак скажутся на пациентах новые правила предоставления отдельных видов медицинской помощи

скопируйте этот текст к себе в блог:

Новости партнеров



реклама
Закрыть

Цитировать в комментарии
Сообщить об ошибке