Новости, деловые новости - Известия
Вторник,
26 июля
2016 года

Евгений Дод: «Тучные годы закончились»

Глава «РусГидро» рассказал «Известиям» о подготовке к переезду госкорпорации на Дальний Восток, взаимоотношениях с Игорем Сечиным и борьбе с коррупцией

фото предоставлено пресс-службой ОАО «РусГидро»

Глава компании «РусГидро» Евгений Дод поделился с «Известиями» планами до 2025 года, рассказал о борьбе с коррупцией, о новой системе работы с подрядчиками госкорпорации, об уголовных делах в отношении топ-менеджеров и сокращении штата и зарплат.

— Евгений Вячеславович, премьер-министр Дмитрий Медведев предложил перевести госкорпорации на Дальний Восток. Как в госкорпорации идет подготовка к переезду?

— Мы давно озаботились этим вопросом. У нас две трети бизнеса сосредоточено на Дальнем Востоке. Кроме того, наши основные партнеры находятся в Азиатско-Тихоокеанском регионе. После отмашки правительства, нам понадобится год, чтобы создать инфраструктуру и переехать. При этом у нас просчитано все — вплоть до количества коробок для переезда на каждого члена правления.

В Москве останутся только те подразделения, которые взаимодействуют с исполнительными органами власти, и те, что отвечают за работу с рынком (за сбыт электроэнергии).

Я Дальний Восток люблю и считаю важным для России обеспечить рост развития этого региона. Как только поступит команда переехать — сразу же начнем паковать вещи.

«У меня нет необходимости воровать»

В этом году Минтруд обязал все госкорпорации отчитаться о доходах и расходах. Вы уже подготовили декларацию? Не боитесь ее выкладывать на всеобщее обозрение?

— Моя декларация готова, и, как и положено, 30  апреля она будет передана в правительство для публикации. Не могу сказать, что это крайне комфортно, но с другой стороны — и скрывать нечего.

Я давно обеспеченный человек, еще до работы в «РусГидро» неплохо зарабатывал. И за счет этого могу обеспечить эффективность работы компании, у меня нет необходимости воровать.

Западные активы у вас есть?

— Никаких зарубежных активов у меня нет. Вот сейчас присматриваюсь к Крыму, думаю приобрести там недвижимость для моей семьи, чтобы быть поближе к морю.

Писали, что у вас есть роскошный дом в Подмосковье?

— Некоторые СМИ разместили фото красивого дома и написали, что это мои апартаменты. Вынужден разочаровать, к сожалению, это дом не мой, а моего большого друга (бывшего сенатора. — «Известия») Фархата Ахмедова. Если бы это был мой дом — я был бы счастлив, но увы.

— Планируется, что «Роснефтегаз» получит более 3% в капитале компании. Как вы будете работать с Игорем Сечиным? Какие вас связывают отношения?

— Игорь Иванович — мой старший товарищ. С 2008 года, когда он был председателем совета директоров ОАО «Интер РАО», я работал под его началом. Скажу прямо, это не сахар работать с таким требовательным руководителем. Он трудоголик, и требует такой же эффективности и самоотдачи ото всех, с кем работает.

Мы всегда приветствовали участие в нашем капитале «Роснефтегаза». Давайте вспомним заседание президентской комиссии по ТЭКу в  июле 2012 года. Именно я выступал, чтобы «Роснефтегаз» стал базовым инвестором в предприятия ТЭКа. Для нас это абсолютно комфортная модель. По сути, это говорит о том, что в уставном капитале «РусГидро» увеличивается доля государства. Это также говорит о доверии к нам, как к компании, и к менеджменту. Если бы не доверяли, то денег бы не давали.

Те задачи, которые перед нами ставит президент, эффективно и качественно решим в те сроки, какие заявляли. Это касается и 50 млрд рублей, и наших проектов гидроэнергетики.

Вот как раз про 50 млрд я и хотела уточнить. Вас последнее время сильно критикуют — и президент, и Счетная палата. Главная претензия — задержка в освоении 50 млрд рублей, выделенных из бюджета для строительства новых объектов теплогенерации на Дальнем Востоке…

— Здесь парадоксальная ситуация. Деньги эти мы действительно стали тратить лишь недавно, но при этом все работы по проекту выполняются по графику. Просто у контролирующих органов возникает мысль, что раз деньги не тратятся, то и работа не ведется. Это не так. Мы тратим собственные средства и на них выполняем весь подготовительный цикл. Уже порядка 5 млрд своих средств потратили.

А замечания руководства страны воспринимаем как сигнал к еще большей концентрации усилий. «РусГидро» работает в постоянном контакте с контролирующими органами. Я сам и другие топ-менеджеры компании регулярно докладываем руководству Счетной палаты о том, что у нас происходит на Дальнем Востоке. В этих докладах  мы обращаем внимание аудиторов на то, что темпы реализации проектов жестко привязаны к срокам прохождения многоуровневой системы согласований и проверок.

Данная система контроля и получения разрешений сложна и требует длительного времени на проведение всех процедур. Но только четкое последовательное прохождение по всей цепочке дает нам право доступа к государственным деньгам. Без нее невозможно ни один бюджетный рубль потратить, условия очень жесткие. Отсюда и некоторое торможение по срокам использования и освоения этих 50 млрд рублей. Поэтому на первом этапе компания тратила собственные средства для завершения проектирования, оплаты экспертиз, оформления прав на землю и заказа оборудования длинного цикла изготовления и т.д.

На сегодняшний день мы уже прошли полный цикл проверочных процедур и согласований по Благовещенскому и Якутскому проектам, получили по этим станциям разрешение Минэнерго и произвели первые транши из бюджетных денег. Они пошли на оплату авансов генподрядчику и поставщикам оборудования по 1-й очереди Якутской ГРЭС-2 в общем объеме 980 млн рублей.

Все выплаты проходят многоступенчатую проверку ОАО «Сбербанк России». Дальнейшие расчеты с данными контрагентами будут возможны только после предоставления ими отчетов о расходовании авансовых средств. Cледующий транш — 720 млн рублей — планируем в июне.

— 50 млрд рублей, выделенных из бюджета, хватит на такие масштабные стройки, которые реализуются на Дальнем Востоке?

— А никто и не говорил, что 50 млрд рублей — это окончательная сметная стоимость. Руководство страны, вникнув в проблемы дальневосточной энергетики и оценив возможности бюджета, приняло решение выделить именно эту сумму. Изначально оценочная стоимость (до завершения проектирования и экспертиз ПСД) всех проектов равнялась 63 млрд рублей. Правительство определило размер целевых инвестиций — 50 млрд рублей.

В качестве источников дополнительного финансирования прежде всего будем использовать полученные проценты от размещения полученных 50 млрд рублей на депозите в Сбербанке. На сегодняшний день эти проценты составляют 3,5 млрд рублей. Также будет рассмотрена возможность использования собственных средств компании и привлечения заемного финансирования.

Теперь о стоимости проектов. На сегодняшний день Главгосэкспертиза и независимые аудиторы одобрили сметы на два проекта — 1-ю очередь Якутской ГРЭС-2 (26,1 млрд рублей с НДС) и 2-ю очередь Благовещенской ТЭЦ (8,2 млрд рублей с НДС). Стоимость 1-й очереди Сахалинской ГРЭС-2 и ТЭЦ в г. Советская Гавань будем готовы назвать летом, когда завершатся проверка смет и независимый аудит.

— Кто получил подряды на строительство и поставку оборудования?

— По результатам конкурсных процедур для 1-й очереди Якутской ГРЭС-2 отобраны генподрядчик на выполнение строительно-монтажных работ (ОАО «ТЭК Мосэнерго») и изготовитель основного оборудования (GEPackagedPowerInc). Победителем конкурса на генподряд «под ключ», включающий строительно-монтажные, пусконаладочные работы, а также изготовление оборудования для 2-й очереди Благовещенской ТЭЦ, стало ОАО «Силовые машины».

«Каждый подрядчик дает гарантию об отсутствии фирм-однодневок»

— Как проходит процесс отбора? Как следите за «чистоплотностью» подрядчиков, допущенных к освоению государственных денег? 

— «РусГидро» не заключает договоры с подрядчиками, которые не могут гарантировать добросовестность своих партнеров. Если в ходе выполнения работ и вопреки гарантиям поставщика на объектах «РусГидро» будут выявлены фирмы-однодневки, энергохолдинг будет расторгать договоры с таким подрядчиком, а также  требовать от него уплаты 100% штрафа и выплаты компенсаций за нанесенный ущерб.

После критики президента в феврале прошлого года вы подали заявление в правоохранительные органы с просьбой проверить данные о хищениях в дочерних структурах «РусГидро» на 1 млрд рублей. Результаты расследования есть?

— Встряска после указания руководства была очень весомой, и все силовые ведомства восприняли это как команду жестко все проверить. В феврале прошлого года мы действительно подавали заявления с просьбой признать нашу компанию потерпевшей стороной по делу о хищении 1 млрд рублей.  Насколько мне известно, правоохранители ведут работу с одним из подрядчиков. По состоянию на данный момент претензий к «РусГидро» нет.

Но главным итогом в этой истории для «РусГидро» стал полный пересмотр всей системы взаимоотношений с подрядчиками. Ситуация с «Гидростроем», который был обвинен в хищениях, стала для нас отправной точкой внедрения абсолютно новой, уникальной системы противодействия фирмам-однодневкам. В «РусГидро» разработан комплекс мероприятий по контролю за стоимостью капитального строительства, в условия тендерной документации включены такие требования, как раскрытие информации по всем подрядным и субподрядным организациям,  раскрытие всей цепочки бенефициаров, и т.д.

Введен особый порядок платежей за работы, выполняемые на строительстве наших объектов. Он обязателен в отношении всех подрядчиков и предусматривает представление расширенной информации о выполняемых работах и их исполнителях, а также требование о согласовании платежных документов лично руководителями заказчика и генподрядчика.

С конца марта прошлого года все конкурсы, объявляемые «РусГидро» и его дочерними компаниями, теперь содержат обязательные требования к подрядчику — наличие гарантии отсутствия фирм-однодневок среди его субподрядчиков, вплоть до конечного поставщика товаров и услуг.

За прошедший период раскрыты конечные бенефициары более чем по 4,5 тыс. контрагентов. Из озвученного количества контрагентов ни один не отказался предоставить информацию, фактов предоставления недостоверной информации не выявлено.

Таким образом, мы можем говорить о том, что ситуации, аналогичные случаю на строительстве Загорской ГАЭС-2, у нас исключены.

— А как обстоят дела с обвинением топ-менеджеров «РусГидро» на Кавказе?

— Мы продолжаем настаивать на невиновности наших директоров — Григора Саратикяна (Карачаево-Черкесская ГГК) и Виталия Тотрова (Зарамагские ГЭС). Все денежные средства, полученные в рамках возврата НДС, были направлены на строительство гидроэнергетических объектов. Мы и впредь будем продолжать доказывать свою правоту всеми законными способами.  В частности, Генпрокуратура нас поддержала, она сочла необоснованными действия следователей следственной части главного управления МВД РФ по СКФО, которые возбудили уголовное дело по факту хищения Виталием Тотровым денежных средств в сумме свыше 800 млн рублей путем незаконного получения права на налоговый вычет по налогу на добавленную стоимость. Зачитываю официальный документ: в Генпрокуратуре также отмечают, «что достоверно установлено, что решение о возмещении Зарамагским ГЭС налога на добавленную стоимость принято обоснованно, ущерб бюджету РФ не причинен».

В середине марта нашу позицию поддержал бизнес-омбудсмен Борис Титов. Он обратился в Генпрокуратуру РФ по СКФО по затянувшемуся уголовному делу в отношении Виталия Тотрова.

В конце марта против главного бухгалтера еще одного нашего ДЗО — ОАО «Сулакский ГидроКаскад», ведущего строительство Гоцатлинской ГЭС в Дагестане (100 МВт), возбуждено уголовное дело, аналогичное двум упомянутым ранее. Возбудило уголовное дело также МВД, однако прокуратура Дагестана позже отменила это решение.

В этом году в России «РусГидро» проводит саммит председателей GSEP — это Глобальное энергетическое партнерство. Cаммит назначен на май, и на него приедут все руководители крупнейших энергетических компаний мира. Значит ли это, что ни о каких санкциях со стороны Европы и Америки речи не идет? По крайней мере сферу энергетики они не затронули?

— В этом году Россия председательствует в Глобальном энергетическом партнерстве. Пока вопрос открыт, не побоятся ли первые руководители приехать. По факту они наверняка будут придерживаться позиций правительств своих государств. Возможно, что они не приедут, но саммит в любом случае состоится, с главами компаний или с их представителями.

С момента объявления санкций по отношению к России сорвались ли какие-то контракты?

— Нет, все контракты в работе. Россия всегда была мировым лидером по компетенциям в области энергетики, в части проектирования, строительства. Поэтому даже в самые сложные времена, в 80–90-е годы прошлого столетия, наши представители продолжали работать за рубежом.

— А как обстоят дела с модернизацией отечественной гидроэнергетики? Жуткая авария на Саяноушенской ГЭС наверняка заставила поменять политику компании?

— Действительно, мы фактически обновляем все наши ГЭС. Большинство мощных ГЭС было введено в строй в 1950–1960-х годах (например, большинство ГЭС Волжско-Камского каскада), к концу 1980-х — началу 1990-х годов возникла необходимость модернизации и замены их оборудования. Но мы все помним, что тогда происходило в экономике. В результате в 2000-х мы получили устаревшее оборудование, которое уже почти отработало свой срок эксплуатации.  Начали работать точечно — латать дыры. Но для тенденции старения оборудования это было ничто, капля в море.

Поэтому мы начали комплексную программу модернизации, которая распланирована с 2011 по 2025 год.

— Что будет заменено в первую очередь?

— Мы планируем заменить 154 турбины, что составляет 55% от общего парка турбин компании, 119 генераторов (42% от общего парка генераторов), 176 трансформаторов (61% от общегопарка), 396 высоковольтных выключателей, около 8 тыс. единиц оборудования вторичной коммутации, более 4 тыс. единиц вспомогательного оборудования, а также произвести реконструкцию гидротехнических сооружений.

Таких масштабных программ в отрасли вообще нет. В 2025 году мы будем иметь новые объекты по всей стране. Ни одного старого объекта, представляете? Плюс новое оборудование даст увеличение мощности в 779 МВт, это получается плюс еще одна средняя электростанция.

В 2014 году фокус внимания программы останется в центре России и на Кавказе: будут продолжены работы по замене и реконструкции гидроагрегатов на Камской и Жигулевской ГЭС (замена гидротурбин, модернизация генераторов), Чебоксарской ГЭС (перевод рабочих колес турбин в поворотно-лопастной режим, замена статоров генераторов), Волжской и Саратовской ГЭС (замена турбин и генераторов),  Новосибирской ГЭС (замена турбин), Миатлинской ГЭС (замена рабочих колес турбин), Майнской ГЭС (перевод рабочих колес турбин в поворотно-лопастной режим).

Замена гидромеханического оборудования (затворов водосбросной плотины, сороудерживающих решеток) будет вестись на Нижегородской, Воткинской, Угличской, Жигулевской ГЭС.

Наибольшие объемы работ по реконструкции гидротехнических сооружений планируется выполнить на Егорлыкской ГЭС (строительство нового холостого водосброса), Саратовской и Новосибирской ГЭС (реконструкция бетона зон переменного уровня).

«Сократим зарплаты и сотрудников»

— Нужны ли деньги на развитие инвестпроектов? Если понадобится кредит, получится ли взять его у зарубежных банков или придется обращаться к отечественным?

— У нас довольно устойчивое финансовое положение, длинные кредиты, поэтому проблем с кредитованием я не вижу.

Могу привести пример: 4 марта была заключена сделка с синдикатом немецких банков ING и Credit Agricole CIB в объеме эквивалента порядка 9 млрд рублей сроком 15 лет на финансирование модернизации Саратовской ГЭС. 8 апреля Сбербанк направил 2,8 млрд на рефинансирование текущей задолженности  — иными словами дал нам более дешевые и длинные деньги.

Кредитоваться мы будем при возникновении потребности. Кредит будем брать у того банка, который предложит наиболее коммерчески привлекательные условия.

До настоящего дня зарубежные банки,  в которых у «РусГидро» есть кредитные лимиты, не сообщали об их досрочном закрытии. Мы ожидаем, что привлечение заемных средств (в частности, для финансирования контракта с Voith Hydro)  будет и далее осуществляться по согласованному графику. Отечественные банки также подтверждают готовность предоставлять компании кредитные ресурсы при необходимости. 

— Дочернее предприятие ОАО «РусГидро» RusHydro International A.G. займется реконструкцией ГЭС «Каинджи» и «Джебба» в Нигерии. Какие еще зарубежные проекты будут запущены?

— Наша стратегия в отношении зарубежной активности предполагает наше участие в проектах не как инвестора, а как инжинирингового подрядчика. Компетенции нашего научно-проектного комплекса позволяют зарабатывать на таких контрактах. У нас есть интерес в Африке и Южной Америке, а также в Китае и Японии.

— Значит, вы активно разворачиваете международную деятельность?

— Конечно. В целях реализации задач внешней энергетической политики, отмеченных в Энергетической стратегии России до 2030 года, будет происходить интеграция гидроэнергетического комплекса России в мировой энергетический рынок. В частности, «РусГидро» планирует в среднесрочной перспективе реализацию комплексных инфраструктурных инвестиционных проектов за рубежом, предоставление услуг по управлению гидроэнергетическими активами, инжиниринговых услуг и услуг по эксплуатации гидроэлектростанций; развитие двустороннего сотрудничества с зарубежными электроэнергетическими, проектными и инжиниринговыми компаниями; организацию сотрудничества в области обмена опытом, инновациями и новыми технологиями в части гидроэнергетики и ВИЭ. 

— «РусГидро» в отчетности по МСФО за 2013 год обесценила ряд ГЭС суммарно на 19 млрд рублей из-за снижения будущих цен и объемов продаж.

— Произошел долгосрочный пересмотр тарифных решений. В результате заморозки в 2014 году тарифов на газ изменились прогнозы темпов роста цен на электроэнергию. 

Правительство, в свою очередь, замораживает тарифы — насколько это оправданно?

— Я — менеджер государственной компании, и наша задача сделать экономику «РусГидро» максимально эффективной, но не только в части прибыли компании, но и с учетом потребителей. Несомненно, заморозка тарифов — это тяжелый режим работы. В целом по «РусГидро» мы поставили задачу не сокращать физические объемы инвестпрограмм. Понятно, что мы будем увеличивать собственное финансирование — и заемное, и за счет собственных средств. Это непростое решение, особенно в зоне тотального тарифного регулирования, как в зоне работы «РАО ЕЭС Восток» и наших восточных объектов в ДФО. Заморозка тарифов нацелена на развитие всего сектора промышленности и нашего населения, лишь бы они могли платить, потому что ситуация экономическая в мире достаточно тяжелая.

Мы серьезно режем наш исполнительный аппарат, для московского офиса тучные годы закончились. Идет сокращение сотрудников на 25–30%, на очереди — сокращение зарплат.

— Сколько средств нужно на восстановление Саяно-Шушенской ГЭС? Вы ведь в компанию пришли сразу после аварии?

— Меня направили сюда через три месяца после аварии. Этот год для нас  особенный — компании 10 лет, но гораздо более важная дата для нас — завершение восстановления Саяно-Шушенской ГЭС. Завершение точно в срок, точно по смете, даже без инфляции, то есть все четко по плану.

Буквально через несколько дней мы пустим восьмой по счету агрегат, остается еще два. По сути, до полного пуска осталось полгода. Через шесть месяцев Саяно-Шушенская ГЭС вернет свои 6400 МВт и станет абсолютно новой станцией, с новым оборудованием, с новыми системами.

Общая стоимость затрат составляет 40,98 млрд рублей. Большая часть этих средств к настоящему времени израсходована, в 2014 году планируется выделить 3,21 млрд рублей.  Значительная часть из этих денег тратится не на восстановление, а на замену не поврежденного в ходе аварии, но устаревшего и не отвечающего современным требованиям оборудования. Так, 4,6 млрд рублей потрачено на замену распределительного устройства станции, что позволит значительно повысить надежность связи станции с энергосистемой.

При этом ни копейки бюджетных средств на восстановление станции не пошло, восстановление идет и шло полностью за счет собственных средств компании.

— Внутри компании есть «линия доверия», кто в нее обращается и какие в основном обращения? Анонимные или авторизованные жалобы и предложения? 

— Больше анонимных сообщений, и это понятно. Разброс тем огромный — от туалетной бумаги, что она несоответствующего качества, до сообщений о коррупции.

— Если сотрудник компании сообщит, что другому сотруднику принесли шикарные цветы, — это донос или предупреждение возможных коррупционных проявлений?

— Сообщения бывают, но не о цветах. Конечно, это не донос и не обязательно злой умысел. Сначала следуют предупреждение и воспитательная работа, затем уже дисциплинарная ответственность — вплоть до увольнения.

— Сколько работников «РусГидро» погорели на коррупции и мошенничестве?

— За год 5 увольнений и 20 дисциплинарных взысканий.

Сейчас многие компании заявляют, что готовы перейти на рубль при расчетах со своими партнерами. Готова ли ваша компания к такому шагу?

— Мы — рублевая компания. 90% всех расчетов осуществляется в рублях.

— В связи с оттоком капитала будет ли изменена дивидендная политика?

— Дивиденды — основная задача нашей компании как государственной собственности, и мы видим свою задачу в системном пополнении бюджета. Так что мы готовы платить 25%, что редкость в энергетическом секторе. Решение об окончательной цифре примет собрание акционеров, вот тогда и будет известно.

Известия // понедельник, 14 апреля 2014 года

Евгений Дод: «Тучные годы закончились»

Евгений Дод: «Тучные годы закончились» Глава «РусГидро» рассказал «Известиям» о подготовке к переезду госкорпорации на Дальний Восток, взаимоотношениях с Игорем Сечиным и борьбе с коррупцией

скопируйте этот текст к себе в блог:

Новости партнеров



реклама
Закрыть

Цитировать в комментарии
Сообщить об ошибке