Новости, деловые новости - Известия
Пятница,
30 сентября
2016 года

«На переворот в Украине потрачено в 10 раз больше, чем на Грузию»

Директор Фонда исследования проблем демократии Максим Григорьев — о технологиях государственного переворота на Украине

Фото: Глеб Щелкунов

Политический конфликт власти и населения на Украине всё стремительней перерастает в масштабную гражданскую войну, которая ведет к полному расколу страны. После Крыма еще несколько юго-восточных регионов заявили о желании войти в состав России. О том, почему новая власть не может договориться с собственным народом, а также — какой силе выгодны в этих условиях президентские выборы, корреспонденту «Известий» Наталье Башлыковой рассказал глава Фонда исследования проблем демократии, член Общественной палаты и автор книги «Режим Саакашвили: что это было» Максим Григорьев. 

— Есть ли факты того, что на Украине действительно был подготовленный проект «оранжевой революции»?  

— Таких фактов много. Начать хотя бы с того, что незадолго до активизации майдана на Украине, как по щелчку, был создан целый ряд телеканалов, которые одновременно начали свое вещание в интернете. Основной их темой, естественно, стали выступления оппозиции, а также освещение любой ее деятельности. На самом майдане для этого была создана система бесперебойной подачи интернета, которая ни разу не дала сбоев. Были временные отключения, но 99% времени интернет был. Для самих активистов было закуплено большое количество телекамер. Нам известны факты, когда они ездили с камерами на захваты органов власти, столкновения с правоохранительными органами... Отовсюду шли трансляции прямого эфира.

Кроме того, на Украине появились целые сети правозащитных организаций, все активисты которых в час икс оказались в рядах оппозиции. 

Есть очень известное высказывание кандидата в президенты Украины Олега Царева, сделанное практически за один день до майдана. 20 ноября в Верховной раде он заявил о том, что при поддержке посольства США на Украине ведется подготовка к разжиганию гражданской войны, американские инструкторы активно готовят специалистов по дискредитации государственных институтов. Он рассказывал о проекте «ТехКемп», который осуществлялся под патронатом посла США.

То есть есть целый ряд таких свидетельств, говорящих о том, что евромайдан в плане ресурсов, мобилизации людей был подготовлен на достаточно высоком уровне. Если выбор самой даты и произошел несколько спонтанно, то сам сценарий был подготовлен заранее. 

— Кто и как осуществлял этот сценарий? Известна ли технология? 

— Основной силой, которая фактически реализовала переворот, стали подготовленные на Украине и наемные боевики, которые входили в «Правый сектор». Они играли основную роль в свержении власти: нападали на правоохранительные органы, осуществляли захваты государственных учреждений. В «Правый сектор» входит целый ряд организаций, но большую его часть, до 70–80%, представляет отряд «Тризуб» имени Степана Бандеры под руководством Дмитрия Яроша. Это люди, которые напрямую считают себя наследниками Бандеры и говорят об этом с гордостью. Они существуют при поддержке различных государственных органов власти Украины. Они готовили своих людей практически на протяжении 20 лет. Есть свидетельства, что они плотно работали со службами безопасности Украины. Например, с Валентином Наливайченко, который был и сейчас является руководителем Службы безопасности Украины. Ярош был его помощником в его бытность депутатом Верховной рады. К книге Яроша «Нации и государства» Наливайченко написал предисловие, где называет «Правый сектор» партнерской структурой и надеется на продолжение сотрудничества с ним.

То есть подготовка шла достаточно масштабно, в ней присутствовали такие элементы как снятие часовых, нападение диверсионной группы, отрыв от преследования, снайперская стрельба и другие.

— Почему ни власти, ни силовики на это не реагировали?

— Потому что власть Украины сама поддерживала «Правый сектор», помогала с финансированием и подготовкой. Как я сказал, в этой работе участвовала служба безопасности Украины. Конечно, были те, кто воспринимал «Правый сектор» как силу, которая в любой момент может о себе заявить, но был и ряд политиков, которые видели в нем опору для своих интересов, в том числе для завоевания власти.

— Почему за этими силами пошло население, ведь на майдане были и простые люди? Они не знали, что происходит?

— Тут надо четко понимать, какие группы населения вышли на майдан. Во-первых, часть населения, которая выступала за Европейский союз и евроинтеграцию. Можно сказать, это те, кто в Москве себя называет креативным классом, а я бы, скорее, назвал ее обслуживающим классом. Это люди, которые были искренне уверены, что после подписания соглашения об ассоциации с Европейским союзом их жизнь изменится: Европа начнет финансировать страну, исчезнут все проблемы с коррупцией, появится высокооплачиваемая работа.

Во-вторых, студенты, большинство которых выходили — важно обратить на это внимание — на эти акции по прямому указанию ректоров. Их освобождали от занятий, снабжали питанием.

Еще одну значительную часть на митинги специально подвозили с западной Украины, в какой-то момент они стали основной массовкой майдана.

Были на митинге представители политических партий, к которым можно отнести сторонников Виталия Кличко и Арсения Яценюка, но в какой-то момент это политическое руководство перестало контролировать ситуацию. В итоге майдан перешел в руки «Правого сектора» и отрядов самообороны Андрея Парубия. Именно на боевиках этих групп всё держалось. Это те люди, которые искренне считают себя продолжателями дела Степана Бандеры. Они считают, что нынешняя ситуация на Украине — продолжение той ситуации в 1941 году, когда их предки охотно сотрудничали с фашисткой Германией.

— Насколько верно, что часть людей, выходивших на майдан, получали за это деньги?

— Часть боевиков получала, но мне сложно говорить о каких-то конкретных суммах, потому что оплата была дифференцирована. Кроме того, у каждого были разные источники финансирования. Но как явный пример того, что платили хорошо, — Парубий, которого СМИ обвиняли в том, что за время майдана он приобрел три квартиры в Киеве.

— Было ли запланировано заранее смещение Януковича?

— Запланировать то, что Виктор Янукович будет действовать таким странным образом, было невозможно. Есть интересный комментарий министра внутренних дел Украины Арсена Авакова , который говорит, что ему не понятно, как на самом деле Янукович в первые дни отнесся к майдану: поддерживает или нет, за евроинтеграцию или против. В итоге Янукович попытался избежать кровопролития и покинул страну. Но, как мы видим сейчас, это привело к еще большему кровопролитию. Поэтому предугадать такого рода ситуацию было довольно сложно.

— На какой конечный результат рассчитывали авторы «проекта Украина»?

— Сложность в том, что майдан не был одним единым проектом. Это был ряд таких взаимосвязанных проектов. Потому что, например, европейцы изначально хотели бы видеть президентом Украины Виталия Кличко. Американцы наоборот поставили на Яценюка.

Основной задачей всех внешних сил, безусловно, было продолжение политики сдерживания России, как когда-то СССР. Если бы Украина не была связана с Россией, то никакого интереса она бы не представляла кроме как очередной рынок для сбыта продукции и рынок дешевой рабочей силы, возможно, еще транзитный путь.

Кроме того, на евромайдане сработал целый ряд внутренних интересов политических игроков Украины, в первую очередь олигархов. Поэтому целью было не только подписание соглашение о вступлении Украины в Евросоюз и насаждение проамериканской власти, это только часть плана, который, возможно, нам до конца не известен.

— Насколько эта ситуация схожа с революцией в Грузии?

— Есть и сходства, и различия. Я много занимался Грузией и детально изучил, как к власти приходил Михаил Саакашвили, как он выстраивал свой режим удержания власти и фактически выстраивал тоталитарный режим. Но тем не менее могу сказать, что Саакашвили пришел к власти с существенной поддержкой населения. Поначалу грузины жили большими ожиданиями позитивных перемен. На Украине принципиально другая ситуация: половина страны практически не поддерживает власть с майдана. В большинстве своем украинцы понимают, что она сориентирована на интересы западных регионов, на бандеровщину. При том что другая часть страны придерживается абсолютно противоположных взглядов.

Поэтому ситуация на Украине в отличие от Грузии более серьезна, и однозначно сказать, как она будет развиваться, сложно. Пока то, что я вижу на Украине, я могу оценить как негативный сценарий. То, за что нынешняя власть Украины, будучи на майдане, критиковала Януковича, она начала реализовывать сама. Но Янукович в отличие от них отказался от использования вооруженных сил в борьбе с теми, кто выходил на майдан. А новая украинская власть без поддержки военных существовать не может и фактически ускоренными темпами ведет страну к гражданской войне.

Хотя, как и на выборах президента Грузии, на Украине сегодня начали работать американские организации — институт Маккейна, которые, проводя социологические опросы, и завышают оценки наиболее удобным кандидатам, а также занимаются программой организации выборов. По моей информации, денег на Украину выделено в 10 раз больше, чем на Грузию. Но сказать, чем всё это закончится, пока сложно. 

Известия // четверг, 17 апреля 2014 года

«На переворот в Украине потрачено в 10 раз больше, чем на Грузию»

«На переворот в Украине потрачено в 10 раз больше, чем на Грузию»Директор Фонда исследования проблем демократии Максим Григорьев — о технологиях государственного переворота на Украине

скопируйте этот текст к себе в блог:

Новости партнеров




Новости сюжета «События на Украине»:

реклама
Закрыть

Цитировать в комментарии
Сообщить об ошибке