Новости, деловые новости - Известия
Вторник,
31 мая
2016 года

Тюремщики погорели на кройке и шитье

ФСИН переплачивает миллиарды рублей за форму для сотрудников, сшитую на собственных фабриках, и продукты, которые закупает по завышенным ценам у собственных ФГУПов

Фото: архив редакции

Генпрокуратура и ФСБ проверяют схему поставок камуфляжа для сотрудников тюремного ведомства. По данным силовиков, ФСИН размещала заказы на пошив обмундирования на собственном производстве в колониях по ценам, превышающим среднерыночные как минимум в полтора раза. Таким образом, как выяснили «Известия», из бюджета было выведено более 109 млн рублей. Только в четырех проверенных регионах на продуктах для зэков наварили как минимум 116 млн рублей. Общий же объем финансовых нарушений в хозяйственной деятельности ФСИН, по данным Счетной палаты, за последние три года превысил 7 млрд рублей.

Поводом для крупномасштабной ревизии поставок вещевого обмундирования для сотрудников тюремного ведомства послужила проверка Счетной палаты эффективности  финансово-хозяйственной деятельности подразделений и учреждений ФСИН.

— В ходе проверки оказалось, что за последние несколько лет схема размещения заказов на пошив формы в учреждениях ФСИН существенно изменилась, — рассказывает источник «Известий» в СП. — Если в начале 2000-х годов силовые структуры размещали заказы на обмундирование и снаряжение для своих нужд напрямую, то теперь всё закупается у коммерческих фирм.

Причем, по словам собеседника, большинство коммерсантов не шьют форму сами, а заказывают ее всё в той же ФСИН.

Так, например, в 2011–2012 годах свои заказы на швейном производстве тюремного ведомства размещали 24 коммерческие структуры. По их заказам в общей сложности одних только летних полевых костюмов (тип А) камуфлированной расцветки «Цифра» было сшито более 2 млн комплектов. Почти столько же таких комплектов закупило в этот же период для своих нужд Минобороны.

При этом средняя стоимость производства одного изделия с учетом стоимости сырья, материалов и работ составляла 684 рубля. Однако ФСИН при шитье формы «для себя» утвердила стоимость одного костюма на уровне 1050 рублей.

— В итоге только за поставки летнего камуфляжа, купленного у себя самой, ФСИН переплатила в 2011 году 49 млн рублей, а в 2012-м — более 60 млн рублей, — рассказывают в Счетной палате. — А если учесть доходы коммерческих структур, которые они получили, поставляя форму, сшитую во ФСИН, в Минобороны, то получится, что из бюджета утекло порядка 722 млн рублей.

Cущие копейки

— Швейка в зоне — это конвейер, — вспоминает 36-летняя Светлана Н., отбывавшая наказание в мордовской колонии № 14. — У каждой из осужденных своя операция: одна пришивает рукава к кителю, другая—  воротнички, третья — карманы. И так всю смену.  И самое главное, не дай бог что-то сделать не так или не успеть, ведь заготовка от тебя передается следующей швее. А от того, сколько сделано будет операций, зависит заработок. Ты не выполняешь свой план, значит, все твои товарки тоже не выполняют и получат меньше.  

По данным Счетной палаты, среднемесячная зарплата осужденных в российских зонах не превышает одного МРОТа. 

Так, в 2010 году заключенные получали 3,5 тыс. рублей (МРОТ составлял 4,3 тыс. рублей), в 2011 году — 3,9 тыс. рублей при МРОТе 4,6 тыс. рублей, в 2012-м средняя зарплата доросла до 4,127 тыс. рублей (что почти на 500 рублей меньше МРОТа). 

Однако, по словам Светланы, на самом деле заработки у заключенных еще ниже.

— За все 3 года мне ни разу на счет не было начислено больше 2 тыс. рублей, хотя я исправно выполняла все нормы, — жалуется женщина.   

Впрочем, даже такая зарплата кажется очень большой. Многие заключенные вообще получают копейки. Например, о заработках осужденного Игоря Крошкина из ИК-1 Рязанской области уже два года рассказывают на всех совещаниях. В январе 2011 года Крошкин заработал 34 рубля 48 копеек, 25 рублей 86 копеек удержали за вещевое имущество, а к выдаче начислили 8 рублей 62 копейки. В знаменитой ИК-6 Копейска, где в ноябре прошлого года был тюремный бунт, осужденные получали от 6 до 20 рублей в месяц. Таких расчетных листков проверяющим было представлено больше 300. Причем такие деньги платили осужденным, которые выполняли все нормы. 
При этом, как правило, зэки работают на старом изношенном оборудовании, которое не обновлялось с советских времен.

По данным Счетной палаты, 65% станков и оборудования в колониях уже давно выработали свой срок, но производства не модернизируются.

— В лучшем случае колонии тратят на развитие материально-технической базы около 30% от своей прибыли вместо 40%, которые утверждены внутриведомственным распоряжением, — следует из отчета Счетной палаты.

Впрочем, даже на этом старом оборудовании осужденные умудряются выпускать продукции на общую сумму более 30 млрд рублей в год. Из них для внутрисистемных нужд — на 14 млрд.

Махинации с продуктами

Между тем именно цены, по которым ФСИН сама у себя закупает продукцию, вызывают больше всего претензий у проверяющих. Например, в Саратовской области в ФКУ ИК № 5  осужденные собирают электрические пекарни, которые покупают как коммерческие структуры, так и другие учреждения ФСИН. Для последних отпускная цена на хлебопекарную печь почему-то на 41,9% выше, чем для сторонних покупателей.

Продовольствие для заключенных, по данным Счетной палаты, также закупается по завышенным ценам.

Например, в 2011–2012 годах ГУФСИН Красноярского края заплатило в общей сложности за продукты на 67 млн рублей больше, чем они стоили в реальности. ГУФСИН по Саратовской области переплатило 34 млн рублей, а ГУФСИН по Краснодарскому краю — 5 млн рублей. Примечательно, что продукты во ФСИН поставляют ведомственные ФГУПы.

«В настоящее время за счет собственного производства на 100% удовлетворяется потребность учреждений уголовно-исполнительной системы в муке, крупах, растительном масле, сахаре-песке, мясных, рыбных и плодоовощных консервах, сгущенном молоке, киселе, чае, пайках для сотрудников и спецконтингента, — рапортует официальный сайт тюремного ведомства. — Около 45% потребности в мясе, 95% — в рыбе и 90% — в овощных соленьях производится подразделениями ФСИН России самостоятельно».

На самом деле большую часть продукции тюремные ФГУПы (во ФСИН их 18) не производят сами, а закупают на стороне по завышенным ценам. В лидерах по финансовым нарушениям — саратовские ФГУПы «Сельинвест» и «Маслозавод». Из-за махинаций с кредитами и закупкой по завышенным ценам некачественного сырья эти предприятия в прошлом году оказались на грани банкротства, а в отношении руководителей этих предприятий были заведены уголовные дела.

Между тем, по данным СП, необоснованное завышение цен на сельскохозяйственную продукцию на предприятиях ФСИН привело к неэффективным расходам бюджетных средств на общую сумму 3,8 млрд рублей. 

Кадровая чехарда

Руководитель правозащитного проекта Gulagu.net Владимир Осечкин говорит, что саратовские учреждения ФСИН не только ходят в лидерах по финансовым нарушениям, но и считаются самими жесткими.

— Осужденные между собой саратовские зоны называют «Гуантанамо», — говорит он. — В них процветают рабский труд, коррупция и вымогательство, пытки и даже убийства.

Так, 25 апреля 2012 года в ИК-13 был убит 26-летний Артем Сотников. Как утверждают правозащитники, его посадили в ШИЗО, где на протяжении двух дней пятеро сотрудников его жестоко били и пытали. В результате молодой человек скончался от травм, несовместимых с жизнью, надзиратели ему сломали позвоночник в двух местах.

— После того как об этой истории стало известно СМИ, генерал Гнездилов, начальник Саратовского УФСИН, дал пресс-конференцию журналистам, где заявил, что в случае установления вины сотрудников он примет решение об отставке, — рассказывает Осечкин. — На прошлой неделе пятерым сотрудникам, пытавшим Сотникова, дали 9–12 лет, а Гнездилов, по нашим данным, пошел на повышение и был назначен врио замдиректора всего тюремного ведомства.

В пресс-службе ФСИН «Известиям» сообщили, что указа президента о назначении Гнездилова заместителем директора они не видели.

— Я постоянно получаю жалобы на пытки в колониях или сообщения об убийствах. И везде в качестве причины смерти пишут «неудачно упал с лестницы» или «умер от сердечной недостаточности», — говорит депутат Госдумы от Саратовской области Антон Ищенко. — Каждый раз я делаю депутатские запросы и прошу внимательно расследовать гибель осужденного, туда едут комиссии, которые приходят к выводу, что нарушений прав заключенных не было! Очень важно, что сотрудники, убившие Артема Сотникова, осуждены, во многом это произошло при поддержке правозащитников и СМИ, не давших замять его гибель, и благодаря невероятной энергии мамы Артема, которая выдержала весь прессинг и довела это дело до конца. Потому что у меня по итогам проверок такое впечатление, что и ФСИН, и проверяющие их работают в одной команде.

В Счетной палате говорят, что во ФСИН творится настоящая кадровая чехарда. Начиная с 2012 года во ФСИН идет сокращение сотрудников. Например, в 2013 году штат уголовно-исполнительной системы должен был быть урезан с 265 310 до 225 276 человек. При этом ужаться должен был и центральный аппарат ФСИН. Его предельная численность не должна была превышать 745 человек. Однако вместо этого реальная численность сотрудников была увеличена на 283 штатные единицы. По данным СП, офицеров по документам проводили как работников ФКУ «Центральная нормативно-техническая лаборатория ФСИН». В итоге они работали в центральном аппарате, а деньги получали в ФКУ. В конце 2013 года штатная численность ФКУ была увеличена еще на 27 единиц.

Причем центральный аппарат ФСИН увеличивается на фоне массовых и не всегда законных сокращений сотрудников в регионах. 

— Отделы кадров используют грязные технологии — увольняют без компенсаций, без положенных отпусков, лишь бы сократить побольше народу и уложиться в планы, спущенные сверху, — говорит полковник ФСИН Сильвия Арутюнян, прослужившая в ведомстве 28 лет. — Например, подполковник Анатолий Черный, отдавший службе 27 лет, был уволен, когда лежал в госпитале, и всё управление об этом прекрасно знало. Он обжаловал все незаконные решения и выиграл уже пять судов. Но несмотря на это, отделы кадров продолжают увольнять сотрудников с грубейшими нарушениями закона. 

Между тем, как особо отметили аудиторы Счетной палаты, часть нарушений они уже выявляли во время предыдущих плановых проверок, но они так и не были устранены. Например, еще в 2010 году СП обращала внимание руководителей, что в ФКУ «Управление автотранспорта ФСИН» (УАТ) регулярно завышаются плановые показатели пробега автомобилей. Однако никаких мер принято не было.

Так, в 2012 году фсиновские автомобили наездили на 2 млн км больше, чем планировалось. В итоге из федерального бюджета было дополнительно затрачено на автопарк ФКУ более 115 млн рублей. Кроме того, оказалось, что на балансе Управления автотранспорта ФСИН незаконно стоят гостиница, сауна и площадка отдыха. Использование этих объектов не предусмотрено никакими документами, но они всё равно содержались за счет бюджета. Сумма финансовых нарушений, выявленных в УАТ, составила 148 млн рублей.

Общая же сумма финансовых нарушений во ФСИН, по данным Счетной палаты, составила более 7 млрд рублей. В ведомстве уверяют, что все нарушения уже устранены или устраняются. В ближайшее время на масштабную реформу пенитенциарных учреждений в рамках госпрограммы «Юстиция» на 2014–2020 годы будет выделено 2,3 трлн рублей.

Известия // пятница, 25 апреля 2014 года

Тюремщики погорели на кройке и шитье

Тюремщики погорели на кройке и шитьеФСИН переплачивает миллиарды рублей за форму для сотрудников, сшитую на собственных фабриках, и продукты, которые закупает по завышенным ценам у собственных ФГУПов

скопируйте этот текст к себе в блог:

Новости партнеров



Новости сюжета «ФСИН»:

реклама
Закрыть

Цитировать в комментарии
Сообщить об ошибке