Новости, деловые новости - Известия
Пятница,
30 сентября
2016 года

Праздник Победы во время войны

Политолог Сергей Марков — о великом значении 9 Мая и миссии России в истории

Сергей Марков. Фото ИЗВЕСТИЯ/Владимир Суворов

День Победы уже давно превратился в главный праздник России, формирующий ее как политическую нацию, объединяющий все поколения, все общественно-политические силы, все этнические группы и все социальные слои. Здесь нет горечи 12 июня, нет и неопределенности 4 ноября.

Западные наблюдатели удивляются, почему праздник Победы празднуется в России всё больше, хотя события, которые мы отмечаем, произошли едва ли не век назад.

Делом в том, что в этом празднике народ России черпает силы для преодоления тех огромных проблем, с которыми страна и общество столкнулась в новейший период истории. Мы обращаемся к победе в Великой Отечественной войне и говорим себе: смотрите, наши предки одержали победу в значительно более тяжелой ситуации, чем та, в которой мы сейчас оказались. Значит, мы преодолеем наши сегодняшние проблемы, победим их. В День Победы мы празднуем не только прошлую победу, но и будущую.

Репетиция парада как бы отразила смятение Дня Победы 2014 года: чистое небо Победы и внезапная злая метель.

Дело в том, что в 2014 году День Победы вызывает горькие чувств. Россия празднует победу над нацизмом, но на наших глазах неонацисты пришли к власти в Украине. Мы празднуем свободу нашего народа от угнетения, а русские находятся сейчас под гнетом «террористической хунты» Киева: русских убивают в Украине только за то, что они не хотят отказываться от своей русскости.

Мы празднуем единство народов в победе над нацизмом, а украинцев натравливают на русских, пытаясь сделать нас врагами на долгие годы. Притом что украинцы и русские для многих даже не братские народы, а один народ. Мы празднуем великий вклад России в европейскую историю, освобождение народов от ярма нацизма, а Европа травит нас, отталкивает, демонизирует, не желает признавать равными себе.

Имеем ли мы право праздновать сейчас День Победы? Заслуживаем ли мы это право? Достойны ли мы славы и героизма наших дедов?

Эти горькие вопросы пока не имеют ответов. Немного смягчает горечь парад в Севастополе, который празднует еще и 70-летие освобождения. Крым наш. Он свободен от подавления. Он русский. И теперь уже нет угрозы потерять его. Крым в этот День Победы ликует, это, возможно, для Крыма главный год в его современной истории.

Но, даже несмотря на эту радость, те самые жесткие вопросы остаются. Имеем ли мы право праздновать, радоваться в этом году, году тяжелых поражений, когда враг наступает?

Мне кажется, что именно во времена поражений как раз и нужнее всего память побед. Но нам нужна сейчас не столько радость от прошлой победы, сколько суровая правда о тяжести любой серьезной победы. Без борьбы нет победы. Эту максиму нам надо не просто понять, а прочувствовать в этом году.

И мы должны внимательно всмотреться в причины наших побед.

Сегодняшняя битва на Украине не случайна. Она тесно связана с Днем Победы. Этот праздник как бы формирует миссию страны в европейской и мировой истории. Миссия России оказалась одновременно и проста и тяжела — остановить претендентов на мировое и европейское господство.

Мы в свое время остановили Наполеона Бонапарта, стремившегося к европейской гегемонии, потом мы сломали Гитлера, который строил крепость «Европа». Еще раньше Россия остановила Фридриха Великого и Карла 12, которые были самыми сильными в Европе и на примере России пытались показать всему миру, что будет с непокорными им государствами. Всем им Россия казалась колоссом на глиняных ногах, который надо только толкнуть. Но все они споткнулись.

Ничего личного, просто миссия в истории. Наполеон нам был даже симпатичен. Но это наша миссия — остановить претендента на господство. Соединенные Штаты тоже во многом симпатичны, но наша миссия — поставить их на место.

Но мы не ходим к ним, все эти претенденты на гегемонию сами приходят к нам, с желанием на глазах у всего мира поставить нас на место, сломать непокорную Россию, чтобы другие подчинились уже сами. А мы не подчинялись никогда и обломали их всех.

Сейчас Вашингтон, разозленный на Россию за Сирию, за Сноудена, за Мюнхенскую речь, вообще за непокорность, совершил государственный переворот в Украине с прицелом навредить России. Это было сделано совсем не против украинцев — они американцев не интересуют. Это агрессия против России, с целью лишить ее суверенитета, как они сами открыто говорят, жалея, что не добили Россию в 1990-е, когда она была слаба. Цели мирового гегемона остаются классическими — сломать любое сопротивление. А Россия так непокорна и так соблазнительно кажется слабой. После атаки на Россию, конечно,  последует атака на Китай.

Что требует от нас Вашингтон? Кажется, немного: согласиться с законностью нынешней власти в Киеве, с ее нечестными выборами 25 мая и с ее политикой. Что это значит? Согласиться на Украине с властью незаконной, подавляющей террором русскокультурных, жестоко выжигающих всё русское, всё, связанное с Россией. По сути, это означает, что русские должны согласиться с ролью негров современного мира, против которых можно применять незаконную силу, чьи права можно ущемлять.

Ведь вовсе не случайно, что в Эстонии и Латвии, странах ЕС и НАТО, все эти годы дискриминация русских идет на законном основании. Не случайно и что в Швейцарии отказывают человеку в работе только потому, что она русская. Не случайно, что все европейские языки должны быть защищены, а русский язык — нет. Не случайно, что для всех свобода слова, а для российских телеканалов — запрет.

А что потом? Да у всех мировых завоевателей идея закрепить свою победу путем расчленения России, чтобы она своими размерами не пугала других. И, конечно, надо взять будет под внешний контроль природные ресурсы России, Сибирь, газ и нефть. Уже и объяснение нашли, почему это будет хорошо для России. Дескать, нефть и газ — это ресурсное проклятие России, не позволяющее ей развиваться. Ну и, конечно, нельзя доверять столь недемократичным политикам столь опасное оружие, как ядерное.

Этот план мы должны сорвать. Против России уже идет война, так называемая современная гибридная война. Это сочетание экономических, политических, военных, информационных атак. В этой войне, новой для себя, мы обязаны победить. Победить не только силой, но и умом.

В 1939 мы заключили сделку с дьяволом, чтобы оттянуть прямую войну и разбить общий западный фронт. Сейчас наша задача, если называть вещи своими именами, развалить общий фронт США и ЕС, в котором вместо голоса Европы мы слышим только эхо Вашингтона.

Может сыграть и новый план Путина по миру в Украине. Этот план уже поддержали политики континентальной Европы, а политики англосаксонского мира высказались резко против. В Украине решается не судьба ее народа, а судьба мирового гегемона, который бешено борется за сохранение своей улетающей гегемонии.

Нам уже отказано в справедливости коалицией во главе с гегемоном, потому что мы для него — враг, препятствие, защитить нас можем только мы сами. И мы можем всё. Память победы — это не повод радоваться. Это оружие, которое помогает побеждать в дни испытаний. Как в эти дни. 

Автор — проректор по связям с государственными органами и общественными организациями РЭУ им. Г.В. Плеханова, член Общественной палаты РФ

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции

Известия // четверг, 8 мая 2014 года

Праздник Победы во время войны

Праздник Победы во время войныПолитолог Сергей Марков — о великом значении 9 Мая и миссии России в истории

скопируйте этот текст к себе в блог:

Новости партнеров




Новости сюжета «День Победы»:

реклама
Закрыть

Цитировать в комментарии
Сообщить об ошибке