Новости, деловые новости - Известия
Понедельник,
30 мая
2016 года

Ростропович становится азербайджанским просветителем

Дочь великого виолончелиста обрела в Баку статус главного защитника классической музыки

Фото: Александр Гайдук

Завершился третий за нынешнюю весну Международный фестиваль Ростроповича. Все три — детища Ольги Ростропович.

Первый проходил в Москве; «Известия» уже писали, что он стал наиболее интересным и разнообразным фестивалем столичного сезона. Второй с прошлого года завелся в Оренбурге — там, где родители Ростроповича когда-то основали первую музыкальную школу. В нынешнем апреле жители уральского города, по их собственному признанию, впервые услышали оперу: Центр оперного пения Галины Вишневской привез туда свою недавнюю работу — «Бориса Годунова».

Бакинский фестиваль появился раньше остальных. В 2007-м, вскоре после смерти Ростроповича, азербайджанские власти разыскали Ольгу Мстиславовну и попросили ее организовать форум в честь отца. Она предложила начать в следующем году, но Баку настаивал: точкой отсчета должен был стать 2007 год.

Фото: Александр Гайдук

— Тогда я решила взять самый поздний возможный период — декабрь, — рассказала Ольга Ростропович «Известиям». — Всё происходило быстро и спонтанно. Я привезла Наталию Гутман и Юрия Башмета, других музыкантов тогда еще не знала. Но главное — иметь концепцию в голове и телефон в руке, тогда всё можно организовать.

Энтузиазм бакинцев не требует объяснений: именно в этом городе Ростропович появился на свет. Здесь есть и улица в честь отца Леопольда и сына Мстислава, и музей, открытый в их квартире еще при жизни младшего Ростроповича.

Как и многое в Азербайджане, фестиваль курируется с самого верху — президентом и его супругой. Финансируют его Фонд Гейдара Алиева и министерство культуры и туризма. Все художественные полномочия, включая выбор площадок и дат, — в руках Ольги Ростропович.

Фото: Александр Гайдук

За семь лет кардинально изменился и город, футуристический облик которого всё больше напоминает о столицах ближневосточных нефтяных империй, и местная публика. Ольга Ростропович вспоминает, с чего всё начиналось:

— Во время первого фестиваля я попросила Наташу Гутман: «Сделай хорошее дело, дай мастер-класс местным виолончелистам». Ей нужно было улетать на концерт, но я уговорила ее, билеты поменяли. Я звоню директору консерватории, прошу собрать учеников. А он отвечает: «Их нет». В Баку просто не было студентов-виолончелистов! На этом мастер-класс и закончился.

Теперь поколение юных виолончелистов действительно появилось: троих из них Ольге Мстиславовне показали на камерном концерте в музее.

Фото: Александр Гайдук

Публика, которая еще недавно массово отвечала на звонки, не выходя из зала, сейчас даже не хлопает между частями. Когда отдельные слушатели нарушают бонтон, остальные разъяренно «шикают» на нарушителей. А вот такого раздражителя, как дружный кашель, в бакинских залах нет совсем: виной, наверное, местный климат.

Ольга Ростропович не только ходит на все репетиции, но фактически ведет их сама. Обнаружив, что Азербайджанский государственный оркестр чересчур пристрастен к форте (в Баку вообще все любят самовыражаться через звук — от литавристов до автомобилистов, не убирающих руку с клаксона), она скомандовала сократить число струнников: так, из пяти пришедших контрабасистов на сцену были допущены два.

Любопытно наблюдать, как сочетаются в ней черты совершенно противоположных характеров Ростроповича и Вишневской. Подобно отцу, ей до всего есть дело — от глобальных фестивальных проблем до выбивания улыбки из маленького флейтиста-интроверта. Как и Ростропович, она мгновенно переносит фокус внимания с серьезного на смешное и обратно. Но когда встречает что-то неугодное, превращается в Вишневскую: властную и доносящую свое мнение до адресата без экивоков.

Фото: Александр Гайдук

Оркестрового «сокращения штатов» Ольга Ростропович потребовала 16 мая, когда в филармонии пели шестеро солистов оперного Центра Галины Вишневской. Большинство учатся в центре прямо сейчас, и амбициозная программа (преимущественно Верди) выходила у них с переменным успехом. Наилучшее впечатление произвел давно выпустившийся из центра тенор Сергей Поляков: его Хосе получился драматичным, совсем не «сладко-теноровым», и это был тот редкий случай, когда верилось, что герой оперы Бизе способен зарезать любимую.

На следующий день после студентов Центра Вишневской настало время воспитанников Фонда Ростроповича. Сейчас фонд опекает 24 юных музыкантов, отобранных, разумеется, лично Ольгой Мстиславовной: «это же мои дети, я за ними пристально слежу», объяснила она.

На бакинской сцене звездами вечера оказались Лизи Рамишвили (год рождения — 1997) и Александр Малофеев (2001). Грузинская виолончелистка выдала совершенно дикую энергию и страстную лирику в Первом концерте Сен-Санса, зарядив весь оркестр. Совсем юный московский пианист был внутренне более уравновешен. Он уступал грузинке в убедительности кантилены, но блистательная техника и смелость, с которыми он брал запредельные темпы, взорвали зал.

Фото: Александр Гайдук

В остальные дни фестиваля на сцену выходили уже известные миру музыканты: на открытии играл Борис Березовский, затем два концерта дал легендарный оркестр Петербургской филармонии с Юрием Темиркановым за пультом, закрывали программу форума Давид Герингас и Гинтарас Ринкявичус.

В общем, в пределах Азербайджана этому фестивалю соревноваться не с чем. Ростроповичу хватило тех трех младенческих лет, которые он прожил в Баку, чтобы сейчас, после смерти, оказаться в самом центре азербайджанской музыкальной жизни.

Известия // понедельник, 19 мая 2014 года

Ростропович становится азербайджанским просветителем

Ростропович становится азербайджанским просветителемДочь великого виолончелиста обрела в Баку статус главного защитника классической музыки

скопируйте этот текст к себе в блог:

Новости партнеров



Новости сюжета «Классическая музыка»:

реклама
Закрыть

Цитировать в комментарии
Сообщить об ошибке