Новости, деловые новости - Известия
Суббота,
30 июля
2016 года

Кони беспредела

Писатель и политолог Кирилл Бенедиктов — о той действительности, в которой оказались возможными захват журналистов и издевательство над ними

Кирилл Бенедиктов. Фото из личного архива

Арест журналистов LifeNews Олега Сидякина и Марата Сайченко, захваченных войсками киевской хунты под Краматорском, снимали на видео.

Журналисты стоят на коленях, в унизительных позах. Им сноровисто связывают руки одетые в камуфляж бойцы. За связанные запястья поднимают на ноги и, пиная под колени, запихивают в вертолет. На головах у журналистов — мешки.

Первый вопрос, который возникает у меня — и, думаю, не только у меня — при просмотре этого сюжета: почему беспредельщиков в форме наши СМИ уважительно называют «силовиками» и «военными»? Только потому, что позиция Москвы в отношении засевшей в Киеве хунты расплывчата и туманна и в Кремле никак не могут определиться с тем, считать «правительство» Яценюка и Турчинова легитимным или же нет? Но журналисты все-таки имеют право на свою точку зрения, и было бы правильнее, если бы прислужников хунты называли бы так, как они того заслуживают: карателями. А как еще называть тех, кто убивает русских людей, стремящихся к воссоединению с Россией?

Давайте хотя бы на уровне средств массовой информации избавимся от этой ложной стыдливости и политкорректности. Давайте будем называть убийцу — убийцей (а не «украинским силовиком»), а людоеда — людоедом (а не «бойцом «Правого сектора»).

Хунта в последние недели сильно осмелела.

Почуяв, что Россия не собирается вводить войска на юго-восток и вообще решать украинскую проблему с помощью военной силы, киевские временщики принялись задирать Москву, как наглая трусливая шпана задирает большого и сильного, но явно не желающего драться прохожего. «Дядь, дай сигаретку! А две? А три?».

«Слышь, а чё ты такой дерзкий?» — и начинают заходить сзади, с явным намерением врезать кастетом по затылку.

Арест журналистов LifeNews — из разряда таких вот «проверок на вшивость». Тем более что это не первая такая «проверка» — лайфньюсовцев Юлию Пустоплеснову и Михаила Пудовкина в апреле арестовали в Донецке и выслали за пределы Украины, по обвинению в шпионаже был схвачен продюсер программы «Центральное телевидение» Степан Чирич, в Краматорске обстреляли съемочную группу Russia Today...

Но вот так — с постановочным видео, издевательствами, мешками на голове — все-таки в первый раз. Цель понятна — в очередной раз прощупать «противника», а может быть, спровоцировать его на какие-то действия.

Промолчат и на этот раз или всё же ответят? И если ответят, то как?

Россия отвечает так, как это принято в цивилизованном обществе. МИД России выступил с заявлением, осудившим «бесчеловечное отношение к этим гражданам Российской Федерации», и потребовал немедленного освобождения журналистов. А министр иностранных дел Сергей Лавров позвонил председателю ОБСЕ Дидье Брукхальтеру и попросил срочно употребить «все возможности организации» для скорейшего освобождения журналистов. И Брукхальтер пообещал, что займется этим немедленно.

Можно, конечно, посмеяться над наивностью нашей дипломатии, но я, как человек, имевший отношение к ОБСЕ еще во времена боснийской войны, хорошо знаю, что возможности этой организации далеко не так смехотворны, как это иногда любят изображать. Всё дело в том, что ОБСЕ — это сложный коктейль, в котором есть место для дипломатов, разведчиков и военных (ну, и гражданских экспертов, разумеется).

Возможности ОБСЕ в основном обеспечиваются личными связями ее сотрудников, а поскольку эти сотрудники зачастую весьма влиятельны (или представляют могущественные среды), то и добиться они могут многого. Иными словами, 3–4 звонков и пары ланчей будет достаточно, чтобы Сидякина и Сайченко освободили. За них вступились очень серьезные люди.

Беспокоиться стоит о другом.

Запущенный на Украине маховик беспредела раскручивается всё сильнее и сильнее. Сейчас там надевают мешки на головы российских журналистов, обвиняя их в «содействии терроризму через информационное сопровождение» (слова Виктории Сюмар, замсекретаря Совета нацбезопасности и обороны Украины, а в недавнем прошлом коллеги задержанных — внештатного корреспондента радиостанции «Голос Америки»). А завтра начнут брать в заложники простых российских граждан, гостящих у родственников или приехавших по делам.

И ведь начнут, это же очевидный следующий ход — просто потому, что все предыдущие провокации не вызывали никакого осуждения со стороны так называемого международного сообщества (то есть, конечно же, со стороны в основном англосаксонского Запада).

Когда губернатор Коломойский объявил награду в $10 тыс. за каждого схваченного москаля, со стороны «международного сообщества» не раздалось ни одного возмущенного возгласа, не прозвучало ни одной реплики, осуждающей подобную практику «охоты за головами». Можно ли себе представить, чтобы губернатор, скажем, Брянской области объявил награду за поимку американца, еврея или румына?

И ладно бы объявил — но еще и начал бы выплачивать реальные деньги. О, какой бы вой сразу поднялся в «международном сообществе!». Как заголосили бы сторонники общечеловеческих ценностей! А за москаля и «российского диверсанта» — ничего, можно.

Кони беспредела, о которых пел Борис Гребенщиков, сорвались с места в карьер и помчали галопом.

Процесс этот легко запустить, но остановить куда сложнее. Военными успехами на юго-востоке хунта похвастаться не может — а давление на Россию усиливать как-то надо. Мифические «спецназовцы ГРУ» так и остаются мифом, а показывать по украинскому ТВ «чеченских шпионов» с приклеенными бородами и бутафорскими кинжалами уже немного неудобно.

В этих условиях российские журналисты оказываются самой легкой добычей для СБУ и лакомым куском для киевской пропаганды. То, что при этом нарушаются принципы свободы слова и информации, украинских борцов за демократию волнует мало.

Сидякина и Сайченко обвиняют в содействии терроризму — какая уж тут свобода слова. Но если журналистов LifeNews арестовали в зоне боевых действий, то за что задержали в спокойнейшем Ужгороде корреспондента телеканала «Россия 24» Ксению Кибкало? Поверить в то, что она готовила в сердце Закарпатья восстание против киевской власти, довольно сложно. Речь, конечно же, идет даже не о стратегии выдавливания российских журналистов с территории Украины, а о стратегии комплексного давления на Россию.

Эта стратегия, разумеется, не могла бы быть реализована, если бы не поддержка, которую нынешние хозяева Киева чувствуют со стороны «больших парней» — США и их европейских союзников. В какой-то момент Россия оказалась в одиночестве в противостоянии со всем этим весьма недружелюбным альянсом. Вероятно, именно отсутствием друзей или, по крайней мере, сторонников объясняется крайняя терпимость Москвы по отношению к провокационным выпадам Киева.

Испытывать терпение России очень скоро может оказаться занятием небезопасным. Чем раньше в Киеве это осознают, чем решительнее осадят рвущихся к обрыву коней беспредела, тем больше шансов на то, что лидерам хунты не придется искать себе убежище где-нибудь в Парагвае.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции

Известия // понедельник, 19 мая 2014 года

Кони беспредела

Кони беспределаПисатель и политолог Кирилл Бенедиктов — о той действительности, в которой оказались возможными захват журналистов и издевательство над ними

скопируйте этот текст к себе в блог:

Новости партнеров




Новости сюжета «Захват съемочной группы LifeNews на Украине»:

реклама
Закрыть

Цитировать в комментарии
Сообщить об ошибке