Новости, деловые новости - Известия
Понедельник,
30 мая
2016 года

«Нас били, а когда мы шевелились — угрожали расстрелять»

Журналисты телеканала LifeNews Марат Сайченко и Олег Сидякин вернулись в Москву и рассказали о том, что им пришлось пережить в плену

Фото: ИЗВЕСТИЯ/Владимир Суворов

Журналисты телеканала LifeNews Марат Сайченко и Олег Сидякин, арестованные украинскими силовиками 18 мая под Краматорском и обвиненные киевскими властями в терроризме, наконец-то в Москве. Они были освобождены и вывезены в Россию в ночь на 25 мая. Решающую роль в их освобождении сыграл Рамзан Кадыров. Представители главы Чечни в течение нескольких дней вели трудные переговоры с украинскими властями и руководителями СБУ, которые в итоге завершились возвращением журналистов, находившихся неделю в плену, домой. Самолет, на котором вывезли Олега и Марата, был предоставлен главой Чечни и почти четыре дня находился в Киеве, готовый вылететь в любую минуту. 24 мая в 23.40 борт с представителями Чеченской Республики и журналистами LifeNews вылетел в Грозный, а утром из столицы Чечни доставил Сайченко и Сидякина в Москву — в объятия коллег, родных и близких.

Корреспонденты телеканала LifeNews были задержаны 18 мая. Только через несколько часов выяснилось, что их задержали украинские военные по обвинению в сотрудничестве с террористами. Москва в лице главы МИДа Сергея Лаврова назвала такие обвинения бредом и потребовала немедленно отпустить журналистов. Также с просьбой освободить Сайченко и Сидякина выступила ОБСЕ. Президент России Владимир Путин во время визита в Китай заявил, что все обвинения в адрес журналистов беспочвенны.

— То, что происходит с журналистами, — недопустимо. Репортеров LifeNews обвиняют во всех смертных грехах. Что оружие они там провозили. Все это чушь абсолютная. Надеюсь, что украинские власти предпримут шаги, чтобы уладить ситуацию, — заявил Владимир Путин.

Глава государства подчеркнул, что киевские власти обращаются с журналистами Маратом Сайченко и Олегом Сидякиным недопустимым образом. Выступая на Петербургском международном экономическом форуме, президент еще раз напомнил, что киевские власти продолжают удерживать корреспондентов LifeNews.

— Главным условием для начала диалога с украинскими властями является прекращение насилия. А мы пока не видим продвижений в этой области. Наших журналистов уже который день держат в «застенках гестапо», никого к ним не пускают, — возмутился он.

Такая поддержка со стороны главы государства не могла не принести результата.

Фото: ИЗВЕСТИЯ/Владимир Суворов

«Российские журналисты Олег Сидякин и Марат Сайченко на cвободе! — написал Рамзан Кадыров в своем Instagram. — Самолет с ними взял курс из Киева в Грозный. Президент России Владимир Путин доказал всему миру, что граждане нашей страны под надежной защитой, где бы они ни находились! Я от имени журналистов, от всех жителей Чечни хочу выразить огромную благодарность нашему национальному лидеру Владимиру Путину за спасение Сидякина и Сайченко».

Позже президент России Владимир Путин поблагодарил главу Чеченской Республики Рамзана Кадырова за предпринятые им усилия по освобождению журналистов LifeNews, захваченных спецслужбами Украины.

— Президенту было доложено об освобождении журналистов. Безусловно, все, включая президента, заняли бескомпромиссную позицию, заявив о неприемлемости действий украинских властей по отношению к сотрудникам российских СМИ, в частности тем, кто был арестован и незаконно удерживался, — отметил пресс-секретарь главы государства Дмитрий Песков.

Фото: ИЗВЕСТИЯ/Владимир Суворов

В полдень в воскресенье Марат и Олег уже давали пресс-конференцию, рассказывая о подкинутом им ПЗРК и психологическом и физическом давлении со стороны украинских военных.

— В последние несколько дней самой главной пыткой для нас было то, что мы были полностью отрезаны от информации. Находились в закрытой комнате. Люди, которые нас держали, рассчитывали, что мы потеряем веру в то, что нас ждут дома, — заявил на конференции Марат Сайченко. — Но мы знали, что наши сограждане и коллеги, высшее руководство страны помогут. Спасибо вам, спасибо президенту страны и человеку, который совершил эту сложную операцию по нашему вызволению из плена, — Рамзану Кадырову. Без вашего внимания у нас было много шансов пропасть там навсегда, но нас спасли.

По словам Олега и Марата, 18 мая они работали в обычном для себя режиме.

Фото: ИЗВЕСТИЯ/Владимир Суворов

— Мы были в Краматорске, утром созвонились с местными жителями и узнали,  что идет стрельба. Я принял решение, что надо найти людей, живущих рядом с аэродромом, — вспоминает Олег Сидякин. — Мы пошли к аэродрому, к тому месту, где чаще всего что-то происходило. Знали, что ополчение вело переговоры с расположившимися на этой территории военными. Этим утром появилась информация, что военные покинули территорию аэродрома... Двигаясь по дороге к городу, мы отошли на 20–30 м, и тут на нас вылетают два БТР. На них было много вооруженных людей, они соскочили с бронетехники и открыли стрельбу.

Как рассказал Марат Сайченко, бежать в этой ситуации было опасно.

— Мы решили, что если будем бежать, огонь будет на поражение, поэтому мы подняли руки. Мы понимали, что ничего плохого мы не делали, — сказал он.

Фото: ИЗВЕСТИЯ/Владимир Суворов

По словам Олега, репортеры сразу же на русском и на английском объяснили военным, что они журналисты.

— Двенадцать силовиков нас окружили, обыскали и положили на землю, убедились, что у нас нет оружия, запихали в БТР и отвезли на территорию аэродрома, где находилась их часть, — рассказали корреспонденты LifeNews.

Олег Сидякин добавил, что их связали, забрали у них все вещи: «Мы говорили, что мы журналисты, что у нас нет оружия. Но это не убедило их. Час нас продержали связанными, затем засунули в БТР, отвезли на поле, погрузили в вертолет. Уткнули лицом в пол. На голове у нас были полиэтиленовые мешки, было невозможно дышать».

Украинские военные заявили журналистам, что те находились на месте боестолкновения, и показали обстрелянную машину, в которой, по их словам, находились «террористы».

Фото: ИЗВЕСТИЯ/Владимир Суворов

—  Они сказали, что якобы нашли установку — ПЗРК. Обнаружили ее в этой машине. Затем мы увидели, что ее положили к нам в вертолет. Ее подсунули нам и позже всем говорили, что это наша, — отметил Марат Сайченко. — Когда нас доставили на базу, военные видели, что доставили двух мужчин с ПЗРК. И когда мы говорили, что мы журналисты, то нам никто не верил. Мы просили связаться с нашим руководством, но в ответ получали удары в голову, в нас кидали камнями.

После этого российских журналистов бросили в яму.

— Мы поняли, что мы находимся в каких то ямах. Поняли это по акустике и температуре. Мы чувствовали, что это земляная яма, накрытая чем-то. Были связаны руки и ноги, нельзя было шевелиться, нас били, когда мы шевелились, и угрожали расстрелять, — рассказал Марат.

Cиловики заявили пленным, что те могут попроситься в туалет. Однако журналисты слышали разговоры часовых на украинском — солдаты обсуждали, что если задержанные пойдут в туалет, это будет сигнал, что их надо расстрелять при попытке к бегству.

— Конвоиры у ямы сказали на рассвете: все равно вас расстреляют, оставьте кроссовки в сторонке, чтобы не заляпать, мы их заберем, — рассказал Олег Сидякин.

Фото: ИЗВЕСТИЯ/Владимир Суворов

Сотрудники СБУ, по  словам Сайченко, не говорили, как долго продержат журналистов под стражей.

— Руки были связаны сзади, щиколотки перемотаны скотчем, а на голову надет мешок, который на шее затянут скотчем, поэтому с трудом удавалось дышать. У меня было состояние, близкое к умопомрачению, было очень плохо. Пару раз по голове ударили и пнули в пах, но лучше бы нас били, чем держали в таком состоянии в сырой яме, — рассказал Сайченко.

Фото: ИЗВЕСТИЯ/Владимир Суворов

— Первое время нас не кормили, воду дали только ночью, — продолжил он. — А утром нас разбудили. Мы не видели, светло или темно, по пению птиц поняли, что это утро. Нас погрузили в металлические коробки и везли в них около 10 часов. На жаре короб сильно раскалился, и в таких условиях  пришлось провести всё это время.

По словам журналистов, украинские военные выбивали у них признание в том, что они являются бойцами чеченского спецназа.

— Мы всю неделю пытались доказать, что мы не чеченский спецназ. Они в ответ говорили: «Мы знаем, кто вы, не рассказывайте нам сказки», — рассказал Марат Сайченко.

После двух дней содержания в сырой яме Марата и Олега доставили в Киев.

— Мы это поняли по разговорам конвоиров. Также из их слов мы сделали вывод, что держат нас в здании штаба Минобороны, — рассказали журналисты LifeNews.

Первый и второй день пребывания в Киеве с российскими журналистами общались следователи СБУ. Им предложили «для отчета» подписать некоторые бумаги.

— Нас просили расписаться, что мы работали на территории Донецкой области и что беседовали с ополченцами и местными жителями. Да, это действительно было так. Но мы были не согласны с пунктом, что у нас  нет претензий к вооруженным и правоохранительным силам Украины. Претензии были — они забрали аппаратуру, компьютер, телефоны, вещи, деньги.

Фото: ИЗВЕСТИЯ/Владимир Суворов

О своем освобождении журналисты говорили, заметно волнуясь. Было видно, что воспоминания о проведенных в застенках днях дают о себе знать.

— Около девяти вечера в пятницу в камеру зашли несколько бойцов. Они были вооружены, держали в руках наручники и те мешки, в которых нас привезли. Руки за спину, наручники, снова мешки. Плотно завязали глаза, — рассказали они. — Нас долго куда-то везли с остановками, пересаживая с машины на машину. Я был убежден, что нас переводят в специальное учреждение для содержания заключенных, — рассказал Сайченко. — В третьей машине я услышал, что у человека зазвонил телефон, и он ответил: «Салам алейкум!» Он начал говорить на чеченском, сказал слово «аэропорт».

— После того как подъехали к аэропорту, нам сказали: успокойтесь, вы почти на родине, вы под защитой Рамзана Кадырова, — вспоминает Сидякин.

Фото: ИЗВЕСТИЯ/Владимир Суворов

По мнению российских журналистов, украинская армия очень разношерстная и разобщенная структура.

— Cолдаты-срочники даже мне, человеку в мешке, жаловались, что им надо увольняться домой, а их не отпускают. Нам говорили: «Доживете до утра — увидите, чем нас тут кормят». Там были и романтичные юноши с майдана, которые после объявления мобилизации записались добровольцами и оказались в такой ситуации. Многие украинцы говорили: спасибо за то, что рассказываете правду, — заявили освобожденные из плена журналисты. 

Олег Сидякин и Марат Сайченко подчеркнули, что на Украине до сих пор сохраняются очень тяжелые условия для работы журналистов.

Фото: ИЗВЕСТИЯ/Владимир Суворов

— Мы понимаем, что и в Славянске, и в Луганске, и в Мариуполе работают наши друзья, наши коллеги. Мы понимаем, что смертельная опасность, которой мы по воле случая избежали, грозит всем тем, кто там работает, — заявили они. — Тех, кто нас захватил, просим оставить журналистов в покое. Мы не объект, не цель и не мишень.

Марат и Олег поблагодарили и высшее руководство России, и коллег-журналистов за то, что они не оставили без внимания их задержание украинскими военными. «О нас в жесткой форме заявил Владимир Владимирович Путин, — подчеркнул Сидякин. — Он был близок к истине, нас держали практически в гестаповских условиях».

Журналисты добавили, что не знают подробностей своего освобождения. На вопрос коллег о том, платили ли украинским силовикам за них выкуп, они ответили, что «деньги вряд ли были бы аргументом в решении этого вопроса, там больше дипломатии».

Известия // воскресенье, 25 мая 2014 года

«Нас били, а когда мы шевелились — угрожали расстрелять»

«Нас били, а когда мы шевелились — угрожали расстрелять»Журналисты телеканала LifeNews Марат Сайченко и Олег Сидякин вернулись в Москву и рассказали о том, что им пришлось пережить в плену

скопируйте этот текст к себе в блог:

Новости партнеров



Новости сюжета «Захват съемочной группы LifeNews на Украине»:

реклама
Закрыть

Цитировать в комментарии
Сообщить об ошибке