Новости, деловые новости - Известия
Суббота,
1 октября
2016 года

«Многие аудиторы ждут, когда клиентуру им принесут на блюдечке»

Директор департамента регулирования бухучета, финансовой отчетности и аудиторской деятельности Минфина России Леонид Шнейдман — о развитии рынка аудита и влиянии на него американских санкций

Фото: kpfu.ru/Инна Басырова

— С учетом сложившейся международной ситуации, когда введены санкции против ряда банков и компаний, а иностранные платежные системы уже заблокировали карты, есть ли на аудиторском рынке  какие-то опасения, что санкции затронут и их? Например, иностранные аудиторы откажутся выполнять уже заключенные контракты?

— Я не вижу оснований для таких опасений. На российском аудиторском рынке работают исключительно российские юридические лица, их деятельность регулируется исключительно законодательством Российской Федерации. Даже те аудиторские организации, которые обычно называют иностранными, также являются российскими юрлицами. По российскому законодательству на территории РФ аудиторские услуги могут оказывать только отечественные организации.

— Тем не менее, группа депутатов уже внесла на рассмотрение Госдумы законопроект, согласно которому предлагают законодательно запретить аудит государственных компаний иностранцами. Минфин поддержит эту инициативу?

— Теоретически такое решение могло бы быть принято. Однако оно создаст серьезные проблемы тем, кого обслуживают так называемые иностранные аудиторы, то есть российскому бизнесу. Потому что когда российский банк захочет устанавливать корреспондентские отношения с иностранным банком или российская страховая организация захочет перестраховать какие-то риски в западной страховой компании, она принесет заключение российского аудитора, но вынуждена будет развернуться и уйти ни с чем. Не потому что заключение плохое, а потому что в нем отсутствуют ключевые элементы — признаваемый в мире бренд и многолетняя устойчивая репутация (оставим в стороне качество работы). И придется нашему банку или страховой компании помимо  российского аудитора еще нанять признаваемую в мире аудиторскую фирму. Конечно, мы создадим таким решением работу части российских аудиторов. Но при этом поставим российский бизнес в положение, когда надо нести совершенно неоправданные расходы,   дополнительное административное бремя.

Мы попросили высказаться по этому законопроекту деловые ассоциации, крупнейших участников рынка. И не получили ни одного отзыва в его поддержку. Все указали, что этот законопроект будет создавать препятствия для развития российского финансового рынка, для деятельности российских организаций за рубежом.

— Но при этом депутаты настаивают — мол, если аудит проводят иностранцы, российские секреты могут утечь за границу. Ведь иностранные аудиторы обслуживают и системно значимые предприятия — даже Центральный банк.

— В нашей стране есть организации, в чью компетенцию входит защита государственной тайны, защита государственных секретов, деятельность по предотвращению утечки  секретной информации. У меня нет никаких сомнений в том, что если бы озвученная проблема — системная утечка информации, передача информации и т.д., — существовала в действительности, то эти компетентные органы уже давно бы приняли необходимые меры, в том числе и законодательные.

Если какая-то аудиторская организация обслуживает клиента, в деятельности и финансовой документации которого имеются какие-то государственные секреты, то, следовательно, эта аудиторская организация имеет соответствующий допуск. Такие допуски  предоставляют компетентные органы. И они же контролируют, как используется допуск. Классический пример — Центральный банк. У ЦБ есть аудитор, но закрытые статьи баланса проверяются исключительно Счетной палатой Российской Федерации.

— Еще одно предложение — расширить круг лиц, имеющих допуск к аудиторской тайне, или вводящие ответственность за сокрытие информации о нарушениях, выявленных в ходе аудита. Его поддержите?

— Рассматривать такие инициативы мы готовы. Однако у меня к ним двоякое отношение. С одной стороны, аудиторская тайна — это фундамент аудиторской деятельности. Эффективная аудиторская деятельность возможна только в том случае, если между аудитором и клиентом есть доверие. С другой стороны, взгляните на другой вид охраняемой законом тайны, которая затрагивает практически каждого из нас, — банковскую тайну. Сегодня банковское законодательство в России и во многих других странах предоставляет доступ к банковской тайне соответствующим органам и организациям. Ибо мир пришел к понимаю того, что в определенных случаях банковская тайна сдерживает противодействие, борьбу с отмыванием нелегальных доходов,  коррупцией, неуплатой налогов, финансированием терроризма. С этой точки зрения я бы посмотрел и на проблему аудиторской тайны. Очевидно, что она не носит характера абсолютной ценности. В какой-то степени можно поступиться элементами этого института.

Но при этом мы должны обеспечить гарантии аудитору и его клиенту, что если даже кто-то получает доступ к конфиденциальной информации, то, во-первых, мы очень четко представляем себе, кто. Во-вторых, мы знаем, что он получает доступ исходя из общественных интересов, в строго оговоренных случаях, по строго оговоренной законодательством процедуре. И, в-третьих, мы должны быть уверены на 100%, что на лицо, получившее доступ к аудиторской тайне, будут распространяться требования, не позволяющие ему распространять информацию. При выполнении всех этих условий я готов обсуждать вопросы, связанные с расширением круг лиц, которые имеют доступ к институту аудиторской тайны.

— А что скажите о самом рынке аудита? В прошлом году он вырос всего лишь на 2%. А ведь до этого мы наблюдали темпы роста и 10, и 20% в год.

— Рынок аудита находится не в лучшем положении, это очевидно. И это не уникальная ситуация в нашей стране, он находится не в лучшем положении во всем мире. Ведь аудиторский рынок — производное от общей экономической ситуации. Аудит существует не сам по себе, не для того, чтобы занимать профессионалов аудиторского дела. Аудит — обслуживающая деятельность. Понятно, что при низких темпах роста экономики значительного роста рынка аудита ожидать не приходится.

Во-вторых, эффект низкой стартовой базы. 20-процентный рост, конечно, имел место. Но когда? На этапе становления аудиторского рынка. Теперь, когда рынок устоялся, наивно ожидать такого же ежегодного прироста объема оказываемых услуг.

В-третьих, клиенты начали экономить. Само государство осуществляет широкий круг мер по уменьшению своих расходов, по повышению эффективности своих расходов, и точно так же коммерческие организации — клиенты аудитора пересматривают потребность в аудиторах, пересматривают потребности в спектре услуг, которые они предоставляют, соответственно снижаются аудиторские гонорары.

В-четвертых, меняется соотношение услуг, оказываемых на аудиторском рынке. Мы наблюдаем, как более активно по сравнению с классическим аудитом растет такая сфера деятельности аудиторских организаций как консультирование. Тот, кто занимается исключительно аудитом, оказывается в менее выгодном положении, чем те аудиторские организации, которые работают в двух, скажем, сегментах: в консультировании и аудите. Кроме того, нельзя забывать, что он относится к весьма структурированным. Мы ведем наблюдения за аудиторским рынком с 1990-х годов. На нем сложилась определенная структура, которая практически не меняется на протяжении длительного времени. Причем эта структура очень похожа на структуру аудиторского рынка любой другой страны.

Есть сегмент, который занимают крупные аудиторские компании. Они обслуживают крупнейших национальных производителей, таких как «Газпром», «Лукойл», банки, крупных игроков на финансовых рынках, крупные страховые организации и т.д. Для них требуется достаточно специфичный вид услуг. В этих услугах значительную долю составляют репутация и бренд аудитора. Часто такие клиенты имеют дело со своими международными партнерами, входят в состав каких-то неформальных клубов. Как известно, если в неформальном клубе все приходят в смокинге, то, конечно, ты можешь прийти в шортах, но вряд ли тебя пустят туда.

В вопросе развития рынка аудиторы занимают достаточно пассивную позицию. Ведь на рынке очень важно показать, что ты умеешь делать, какая польза будет от того, что ты умеешь делать. К сожалению, ни сами аудиторы, ни саморегулируемые организации аудиторов не занимаются просвещением клиентов, формированием спроса на услуги аудитора. Многие ждут, когда им принесут на блюдечке клиентуру.

— Иногда критики Минфина утверждают, что ведомство намерено поддерживает только крупные иностранные компании. Это справедливые обвинения?

— Ничем не подкрепленные утверждения, а во многих случаях попытка вести общественность в заблуждение. Меры, которые принимаются государством в последние годы (с момента вступления в силу действующего закона об аудиторской деятельности, с 2009 года), направлены как раз на развитие российских аудиторских организаций, на то, чтобы они приобрели те характеристики, которые сегодня выгодно выделяют так называемых иностранных аудиторов. 

Иностранные аудиторы работают по международным стандартам аудита, и переход на международные стандарты аудита нужен прежде всего российским организациям. Будут российские аудиторы работать по международным стандартам — одно из  конкурентных преимуществ иностранных аудиторов исчезнет. Когда вводятся  дополнительные, более жесткие требования к системе внутреннего и внешнего контроля качества работы аудитора, это преследует только одну цель: мы хотим, чтобы повышалось качество услуг, оказываемых российскими аудиторскими организациями. Эти меры являются преференциями иностранным аудиторским организациям? На мой взгляд, наоборот. Многие российские аудиторские компании на основе таких шагов государства начали наращивать свою репутацию, создавать свой бренд, формировать клиентскую базу.

— Вы упомянули про тенденцию разделения консультирования и аудита. А вот ряд депутатов и Федеральная налоговая служба предлагают создать специальные саморегулируемые организации  для налоговых консультантов. Что думаете?

— Мне кажется, что любые меры, которые направлены на повышение качества консультирования, особенно консультирования в сфере налогов, надо приветствовать. Сегодня необходимо активно участвовать в дискуссии по поводу того, какими мерами повышать качество налогового консультирования.

— В начале 2000-х годов было много разговоров, что скоро отменят российские стандарты бухотчетности и мы полностью перейдем на международные. Это когда-нибудь произойдет? Вот банки, например, все крупные компании готовят сразу две отчетности — по РСБУ и МСФО.

— Действительно, для разных видов отчетности применяются разные правила. Такая система действует практически во всех странах. Для отчетности юридического лица действуют российские правила, для отчетности консолидированной действуют международные стандарты. Между ними существует мостик, в определенной степени это сопоставимые правила. Разные виды отчетности будут существовать всегда. И для каждого вида отчетности разрабатываются свои правила.

Известия // четверг, 29 мая 2014 года

«Многие аудиторы ждут, когда клиентуру им принесут на блюдечке»

«Многие аудиторы ждут, когда клиентуру им принесут на блюдечке»Директор департамента регулирования бухучета, финансовой отчетности и аудиторской деятельности Минфина России Леонид Шнейдман — о развитии рынка аудита и влиянии на него американских санкций

скопируйте этот текст к себе в блог:

Новости партнеров



реклама
Закрыть

Цитировать в комментарии
Сообщить об ошибке